Ровно год, как его убили. Его — это Александра Владимировича Захарченко. У каждого, кто был с ним знаком, есть свои воспоминания о нем. Расскажу о том, что навсегда осталось в моей памяти.

Впервые я познакомился с главой ДНР в его кабинете. «На Алтае» — как это называлось тогда. Приехав с гуманитарным визитом в Донецк, к вечеру меня пригласили «к Захару».

Вот, что составляло первое впечатление от него. Харизма, такая важная для политика вещь была у Александра Владимировича в избытке. Как и гостеприимство. Как и смелость.

На следующий день он пригласил поехать с ним на линию фронта — награждение бойцов, которое он осуществляет лично. Поехать с ним — это значит в его бронированном внедорожнике. А за рулем он сам. Охрана в других машинах сзади.

Кроме него и меня в машине его советник Север — с видеокамерой. Где сейчас эти записи?! На ходу глава курил, спокойно открывал окно, не боясь покушения. И спокойно рассказывал о предыдущих покушениях, как они были, как их предотвратили. Рассказал и оценивающе так посмотрел. Это было вечером, накануне.

— Раз такое дело, прошу взять меня в вашу машину, Александр Владимирович. С вами хочу поехать.

И поехали.

По дороге Захарченко несколько раз останавливался — один раз поговорить с рабочими, что ремонтировали и клали новый свежий асфальт. Второй раз он остановился, чтобы попросить водителя ездить по правилам и пропустить пешехода на зебре. Отчитал, пожурил по-отечески и поехали дальше.

Вот это желание сделать жизнь соотечественников лучше, безопаснее, сытнее была еще одной его отличительной чертой. Если бы речь шла не о несколько раз раненном, в боях участвовавшем командире, можно было бы сказать — крепкий хозяйственник.

Завел парниковое хозяйство, обеспечил Донецк овощами. Боролся со спекулянтами методами совершенно не рыночными, но весьма эффективными.

Когда цены на картофель взлетели до небес, сразу после голода и блокады лета 2014 года, Захарченко вызвал к себе «на поговорить» спекулянтов — торговцев с рынка. Попросил не драть три шкуры, иметь совесть. Не услышали, посмеялись. Тогда он на свои деньги в Ростове приобрел несколько десятков машин картошки, и продал ее на рынке по себестоимости. Те, кто вчера смеялся, смеяться перестали. И понизили цены…

Был ли Захарченко добрым? Скорее он был справедливым. И жестким в тех вопросах, в которых глава воюющего государства должен был быть жестким. При этом он был человек широкой души. Когда по его приглашению в Донецк приехала целая делегация партии ПВО, он уделил нам много внимания и показал все донбасское гостеприимство во всей его красе!

Мы поехали в сторону Аэропорта. Линия фронта там и сейчас. Аэропорт взяли, но дальше ведь не пошли. Это минут пять езды от города, не больше. Там стоит здание монастыря, все насквозь посеченное осколками, вокруг кладбище, по которому ходить нельзя — мины, растяжки. И разбитые артиллерией памятники и могилы. Захарченко сам привозил туда своих гостей. Я был там два раза. Зрелище впечатляющее, запоминается навсегда.

Ведь там линия фронта, настоящая. В один из этих двух приездов, когда мы пошли по улице посмотреть на дома, которые стоят в состоянии «разной степени разрушения», недалеко упала мина. Охрана Захарченко все сразу поняла. Уезжаем! Это пристрелка. И в воздухе, вероятно, беспилотник…

Должен ли он лично возить туда интересных ему людей? Наверное, нет. Но слово страх было ему неведомо…

Хотя, нет, он сам, не стесняясь, рассказывал историю самого начала лета 2014 года. Тогда он был еще почти рядовым командиром ополчения, а не главой государства. Он с ребятами, несколько человек, едут в районе высоты Саур-Могилы, и за поворотом вдруг украинский танк. Рядом. И, он начинает разворачивать башню.

— Вот тогда — говорил Захарченко — Действительно стало страшно.

— А чем все закончилось? Как «решили проблему?

Смеется. Танкисту оказалось еще страшнее. Ополченцы повыскакивали из машины, забарабанили автоматами в люк. Кроме стрелкового оружия ничего не было. Но кричали они грозно, и танковый экипаж решил за благо сдаться…

Захарченко не боялся. Он даже немного бравировал опасностью. Но такова была его натура.

Вторая история, которую он сам рассказывал, она показывает его «всего». Суть его.

Под Дебальцево корреспондент канала «Россия» Евгений Поддубный брал интервью у Захарченко. Брал прямо в самом пекле. По мере разговора пули начали свистеть рядом. Пожалуй, надо и укрыться. «А он стоит и глазом не моргнет» — говорил Захарченко про Поддубного — «Как же я начну уходить, если журналист стоит, как ни в чем не бывало». Позже выяснилось, что точно такие же мысли были и у Евгения Поддубного. Надо уходить, но как можно это сделать, если Глава стоит и спокойно с тобой разговаривает.

Так они и беседовали, глядя друг на друга. Тогда обошлось.

31 августа 2018 года Александр Владимирович Захарченко был убит в результате террористического акта в кафе «Сепаратист» в центре Донецка.

Пусть земля тебе будет пухом, Батя!

comments powered by HyperComments