Состоялась очередная сессия Валдайского клуба. Великолепие кавказских гор в золотых лесах с далёким голубым ледником. Роскошный горный отель, с его комфортом, близкий к небесам и горным вершинам, дающий представление о том, как живёт «золотой миллиард»: вознесённый ввысь, удалённый от бремени земных нестроений.

Сюда съехались со всего мира высоколобые мудрецы, знатоки политики, университетские профессора, бывшие и нынешние послы, разведчики всех мастей. Обсуждались проблемы Азии. Высказывались осторожные суждения, проводились мягкие аналогии, выражались робкие сомнения. Все изысканно оппонировали друг другу, раскланивались в реверансах, вносили в общую чашу знаний свою капельку то ли мёда, то ли яда, напоминали виртуозных, гибких канатоходцев, что балансируют на канате, на зыбкой паутине, протянутой над пропастью, в бездонной глубине которой клубятся угрозы и вызовы.

Основная мысль всех выступлений сводилась к тому, что почти внезапный, лавинообразный рост азиатских цивилизаций: таких, как Китай, Индия, Пакистан и Япония, — привёл к тектоническим сдвигам в устройстве мира, потеснил высокомерный Запад, сдвинул оси координат, сломал традиционные представления, разрушил мировой порядок, погрузил мир в неуправляемый хаос явлений, противоречий, турбулентных стычек, экономических, политических и военных конфликтов.

Высоколобые эксперты соглашались с тем, что эта неуправляемость, эта загадочность мира, эта новая реальность, состоящая из множества разлетающихся фрагментов, чревата взрывом, беременна мировой катастрофой. Тревожное и печальное выражение было на лицах европейских и американских профессоров, китайских экономистов и политологов, российских знатоков и экспертов в вопросах Азии. И эта неопределённость исследовалась во все дни проходящего форума.

Ближний Восток выглядит как некий вулкан, из которого с библейских времён выбрасываются наружу загадочные силы, в древние времена плодящие пророков, сотворяющие великие энергии. А ныне — бурлящий страстными противоречиями с необъяснимыми и неутолимыми конфликтами.

Говоря о мировом терроризме, главным образом — об исламском экстремизме, все сходились на том, что никакие бомбардировки и военные операции не в состоянии подавить саму изначальную идею, рождающую терроризм. До сих пор не найден идеологический и религиозный аргумент, позволяющий бороться с радикальным исламом не только с помощью бомбово-штурмовых ударов, но и проповедями в медресе и мечетях.

Новая технологическая революция, обретение искусственного интеллекта, который, казалось, должен был упорядочить и соединить множество разнородных процессов, в действительности вносит в мир гигантское противоречие между разумным и неразумным, между миром, поддающимся автоматизации, и миром, который автоматизация вышвыривает за рамки прогресса, что делает образ будущего человечества неясным, туманным, грозящим невиданными катаклизмами.

Размышляя о переселении народов, о потеплении климата, о возможных наводнениях и пожарах, все признавали, что переселение народов неостановимо ни с помощью стен, ни пограничными блокадами. Что человечество сместилось со своих осей и двинулось с юга на север, угрожая ослабевшим европейским культурам погибелью, растворяя их в своей огнедышащей, стенающей магме. Говорили о крупных экономических блоках, что противостоят друг другу, порождая экономические, финансовые, торговые войны, которые медленно, но неуклонно подходят к военным конфликтам. Но валдайское сообщество не сумело предложить гармоническую картину мировой экономики, где глобализм обнаруживает свои границы, своё увядание, а вместо глобализма выступает национальный эгоизм, увеличивающий хаос.

Канатоходцы, балансирующие на канате, смотрели в пропасть, были исполнены страха падения в эту бездну. И почти никто из них не глядел на небеса, не верил в то, что эти сгустки изнурительных противоречий могут породить не смертоносный, гибельный для человечества взрыв, а восхитительную вспышку новой идеи, новой всемирной мысли, как это случалось в истории человечества, когда в часы кромешной тьмы и погибели вдруг возникало чудесное откровение, посещавшее лучшие умы человечества, выводившее человечество из всех тупиков. И никто не сказал о том, что сегодня мир, угнетённый множеством дурных предчувствий, мрачных предсказаний, находится накануне великого возрождения, великого знания, к которому ведут нас не только математика и физика, биоинженерия и новая экономика. Никто не сказал об этом ожидании грядущей примиряющей и окрыляющей идеи — той, ради которой, быть может, было создано человечество, была создана земная жизнь и само мироздание.

Россия присутствует в хитросплетениях современных проблем, в конфликтующем мире как примиряющая, гармонизирующая идея, будь то Ближний Восток, где России удалось предотвратить разрушение Сирии и громадный разрушительный взрыв радикального ислама. Или Корейский полуостров, где вот-вот должна была загореться атомная война, но Россия пришла в этот регион как примиряющая благая сила. Или израильско-палестинский конфликт, которому, кажется, нет конца. И здесь Россия выступает как посредник, берёт на себя часть этого мучительного конфликта и примиряет брызгающих ненавистью противников. В Карабахе, где армяне и азербайджанцы по-прежнему обмениваются пулями, где льётся кровь, Россия присутствует как сдерживающая, не дающая разгореться этому огненному конфликту, который в своё время стал губительным для Советского Союза.

Россия — душа мира. Русская Мечта, стремясь к божественной высоте, добывая из этой высоты энергии света, любви, делится этими энергиями со всем остальным человечеством. В этом состоит её миссия во все исторические времена, когда она брала на себя всю мировую тьму, превращая её в свет.

Завершило Валдайский форум традиционное выступление Владимира Путина, который явился на форум в сопровождении президентов Азербайджана и Казахстана, президента Филиппин и короля Иордании.

Президент Путин говорил об азиатской политике России, о том влечении, которое русский человек испытывал к пространствам Азии, к её культуре, к её таинственной самобытности. О русской экономике, которая входит в сочетание с экономикой Китая, Японии, Индии. О грандиозных инфраструктурных проектах, благодаря которым через Россию от Индийского и Тихого океанов до северных российских портов проходят железнодорожные трассы. О движении идей и товаров.

И вдруг, среди прочих слов, почти как об обыденном, Владимир Путин сообщил поражённому залу о том, что Россия завершает создание для Китая системы раннего предупреждения о ракетном нападении. Что у границ Китая на кромках океана устанавливаются громадные антенны, построенные Россией на новых технологических принципах, способные обнаруживать пуски американских ракет в их первые секунды, что резко увеличит обороноспособность Китая. Сигналы с этих антенн поступают в единый центр обработки данных, приводят в действие системы перехватчиков. Не исключено, что Россия поставит Китаю эти ракеты-перехватчики нового, ещё неведомого поколения. В американо-китайской торговой войне, в нарастании политических конфликтов, нет-нет, да и прозвучит с таинственной интонацией прогноз о возможной военной конфронтации двух гигантов. И в атмосфере этой не имеющей скончания схватки Россия берёт сторону Китая не на сессиях Организации Объединённых Наций, а в сфере закрытых военно-технических соглашений. Ибо создание такой системы говорит о возможности заключения между Россией и Китаем военно-политического союза, а также о том, что российские технологии, несмотря на все ущемления и американские санкции, способны создавать совершенные системы современного оружия.

Это сообщение президента Путина, как не раз бывало на Валдайском форуме, является сердцевиной и главным содержанием валдайских дискуссий. Услышав эти слова президента Путина, валдайские канатоходцы на мгновение замерли на канате в самых странных, нелепых позах, как это было в последней сцене гоголевского «Ревизора».

comments powered by HyperComments