Когда Чарльз Дарвин в 1857 году выпустил свой труд об эволюции видов, едва ли кто мог предположить, что она доживет до XXI столетия.

Современники Дарвина, выдающиеся исследователи, такие, как Берг, Бирхоф, наш Данилевский и многие другие, считали, что гипотеза рассыплется через пару лет. И тем не менее, дело Дарвина до сих пор живет и процветает. А наши дети, воспитанные в эпоху искусственного интеллекта и цифрового общества, формируют свое мировоззрение на этом шатком фундаменте.

Чем опасен Дарвин? Начнем с того, что его гипотеза противоречит всему на свете. И элементарному здравому смыслу, и антропологии вкупе с археологией, и открытиям в области генетики. Наконец, она резко противоречит фундаментальному богословию.

Известно, что один из соратников Дарвина, Уилсон, отошел от своего коллеги, оставив ему записку примерно такого содержания: «Чарльз, объясни, зачем было обезьяне слезать с дерева?». Ответа так и не последовало. Дарвин крайне противоречив. Задача каждого вида вроде бы состоит в захвате и удержании благоприятной для себя ниши в природе. И в этом смысле обезьяна находится буквально на вершине. Зачем ей было бросать свою ойкумену, искать палку-копалку вместо того, чтобы тихо-мирно срывать плоды… Зачем морщить лоб, добывать огонь, рисковать, испытывать лишения, истезая себя поисками нового смысла жизни? Дарвин с его воинствующим материализмом не дает ответов на эти важнейшие вопросы. Трещит по швам и идея Дарвина об эволюции живых существ от низших к высшим.

По его же, дарвиновской, логике эволюция должна была идти в прямо противоположном направлении. Не от насекомого к носорогу, а наоборот. Ведь самые высокоразвитые животные на Земле являются и самыми уязвимыми. Еще более строгий вердикт выносит Дарвину археология. В наше время техника позволяет найти в земле следы практически всех эпох. И возникает вопрос – где пресловутые дарвиновские переходные виды, останками которых должны быть усыпаны все культурные слои, относящиеся к далеким тысячелетиям? Нет ни одного такого образца. Не найдены. Похоже, они существовали только в воображении Дарвина.

Могут ли пресмыкающиеся превращаться в млекопитающих? Тут требуется преображение всей сложнейшей костно-мышечной системы. Одно должно исчезнуть, другое появиться. Достаточно сравнить процесс глотания у змеи и у млекопитающих. Принципиально разные процессы, связанные с различным строением организмов. Но может ли живое существо пережить такой кардинальный переход и не погибнуть? Медицина и генетика утверждают однозначно: это невозможно. И история не знает таких примеров.

И, несмотря на несуразности, Дарвин остается неоспоримым авторитетом, а его критикам затыкают рты чья-то незримая рука. Чья же? Разберемся. Дарвин остался в истории как один из самых влиятельных идеологов апостасии. Ведь он доказал (здесь лучше поставить кавычки – «доказал»), что жизнь произошла из ничего. Путем случай селекции. Бога здесь нет, да он, по Дарвину, и не нужен. Человек занимает место Бога.

Но именно эту программу излагал первым людям змей-искуситель в Эдеме. Помните? «Будете как боги». Вот стержень и богоборческая программа дарвинизма, за которую держатся адепты безбожия. Они освобождают человека от его главной задачи – вести духовную борьбу со своей греховной природой и с дьяволом. По Дарвину, эта борьба не нужна. Что же есть дарвинизм? Изощрённая форма одурачивания людей. Ложь, упакованная в научную форму. России, если мы хотим оставаться, в соответствии с нашим гимном, «хранимой Богом землей», нужно всем сердцем принять Христа и правду Его и очистить дорогу к правде от минных полей дарвинизма.

ИсточникПереправа
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments