Новое интеллектуальное увлечение, если не сказать наваждение, овладевает умами российской не либеральной общественности, уставшей от унылой серости официальной идеологической доктрины так талантливо просто сформулированной одним маститым политическим деятелем: — «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России». Согласитесь, тезис завораживает своей прямолинейной тождественностью и доходчивостью, но в тоже время он так гадливо подобострастен и до неприличия услужлив. В самом деле, сводить существование тысячелетний страны сумевшей пережить величайшие исторические катаклизмы и обогатившей мировую цивилизацию значительными культурными, техническими, социальными явлениями к феномену жизнедеятельности одной, может быть даже незаурядной личности, было бы явным упрощением если не сказать большего. А потому весь «русский мир», оставив нерешенные глобальные проблемы, неразгаданные смыслы и глубинные сакральные вопросы кинулся искать или даже возрождать утраченную метафизическую «жар-птицу» — Русскую мечту!

Само по себе это явление достаточно отрадное и позитивное, внушающее определенный оптимизм и веру в духовные силы русского народа, в его нерастраченный внутренний потенциал, в его высшее предназначение ещё нераскрытое историей и ожидающее своего часа. Все великие цивилизации и народы имеют в своей основе мифологию как фактор самоидентификации, как главный признак собственной значимости и исключительности. Что стоил бы еврейский народ, с его многовековой традицией и колоссальном влиянием на мировую историю, без основополагающей идеи о богоизбранности — главного принципа иудейской религии. Смог ли он не то что само реализоваться, а просто сохранится, не исчезнув во мраке веков? Или наш великий восточный сосед — Китай, страна которую иногда называют таким поэтичным термином как «Поднебесная». Данное слово имеет не только художественный смысл, оно согласно китайской философии используется как синоним цивилизации и порядка, т.о. подчеркивая место и значение китайского социума в мире. Этот факт свидетельствует о явной претензии на китайскую неповторимость и уникальность, если не сказать большего.

Между тем, попытка обретения «Русской мечты» это и очевидный признак кризиса современного русского сознания, его упадка, трагедии, вызванного бесплодным поиском (даже условных) основ национальной идеи, смысла существования, образа будущего. Мировоззренческая пустота российского социума, закрепленная статей основного закона об отсутствии в стране официальной идеологии, превращает общество в пластичный материал, ждущий своего творца способного создать новую российскую этнографическую реальность. Кто будет этот демиург? Каковы будут его намерения? Страшные, роковые вопросы, отдающие каким-то фатальным предопределением и зловещим предчувствием. Причины очередного тупика русской мысли кроится в геополитической катастрофе минувшего столетия, вызванной распадом Советского Союза, и повлекшей за собой смутное время духовной и нравственной капитуляции, рабствования, заискивания перед чуждыми моральными ценностями и авторитетами. Данная проблема и сегодня все ещё не преодолена и вызывает явные интеллектуальные «метастазы». Россия в своей сути создавалось как государство или цивилизация имеющая мессианское начало, устремленное в будущее, в мечту, которое нуждалось в чрезмерном человеческом напряжении, трагизме и жертвенности.

Страна — Московия, как единственное православное царство в мире («Третий Рим»), эволюционировала в Российскую империю и далее в Советский Союз, государство, устранившее эксплуатацию человека человеком и озвучившее, почти евангельский «Моральный кодекс строителя коммунизма». По сути, это прежде всего мировоззренческие проекты, имеющие явные сходства с религиозными доктринами. Обе эти реальности конструировали виды исторической России, формировали её уникальную государственность и неповторимость.

При всей непохожести данных исторических форм в их основе лежали поиски «инобытия», божественной, абсолютной правды и попытка обрести её в действительности. В этом смысле легендарный, ушедший под воду «град Китеж» и страна «Беловодье» является отражение главной ментальной черты русского народа, — надежды на изыскание скрытой, мистической гармонии, имеющей все атрибуты «земного рая», волшебного «Эдема».

Потуги отечественных либералов привить гражданам России т.н. нормы цивилизованного мира, основанного на принципах безусловного материального стяжательства, толерантной вседозволенности и наконец современного гуманизма в основе которого лежит: «…религия человечества или без Бога, или против Бога» (С.Н.Булгаков), привели к имманентному народному протесту, апокалиптическому бунту выразившемуся в массовой депопуляции населения, в экономической разрухе, нравственном растлении и невиданной со времен революционных потрясений эмиграции активной её части. Но отвергнув во многом ментально чуждую антинациональную доктрину, российское общество не сумело сформулировать иную идеологическую парадигму, которая смогла бы гарантировать ему духовную независимость и привлекательность будущего, т.е. — «Русскую мечу». Необходимо отметить, что феномен «Русской мечты» как всеобъемлющей, всемирный, гуманитарный проект будущего глобального мироустройства, — это то не многое, что сегодня может еще предложить Россия человеческой цивилизации. Других конкурентных преимуществ в 21 –м веке страна не имеет. Экономическая и технологическая отсталость, демографическая яма, социальная архаика делает наше Отечество крайне «не модной» и не трендовой страной, застрявшей между двумя главными центрами притяжения и динамики современного мира — «Западом» и Китаем.

Сложно предугадать, овладеет ли данный процесс (обретение «Русской мечты») широкими слоями российской общественности, «зажжёт» ли он её или будет медленно «тлеть» пока совсем не зачахнет под порывами новых фундаментальных вызовов. Но тем не менее уже сегодня дискуссия началась и продолжается. Среди прочего, наиболее часто употребляется несколько терминов или определений, которые как кажется авторам имеют под собой характерные, родовые признаки «Русской мечты», среди них: общественная солидарность, соборность и даже революция. Однако, превалирует, и это очевидно, другое понятие — справедливость. Россия, по мнению многих авторов, должна открыть миру высшую справедливость, абсолютную правду которая и поднимет нашу Родину на не виданную доселе высоту.

Справедливость (или правда) это морально — нравственная категория, имеющая в своей основе «не здешнюю» природу, включающая в себя множество ипостасей и толкований. Справедливость — это атрибут Бога, познать который удается возможно, только узкому кругу избранных, посредством духовного подвига и отчаянного самопожертвования. В самом деле, что более справедливо — «каждому своё» или «от каждого по способностям, каждому по потребностям»? Не смущают ли вас однозначные ответы, на подобного рода вопросы? Более того, некоторые выдающиеся умы вообще указывали на определенную эфемерность, иллюзорность данного понятия и трактовали его как «модус мышления» который проявляет себя только в деятельности и существовании государства. (Спиноза).

На протяжении веков, под знаменем справедливости, в том числе, творились преступления и совершались деяния от которых современному человеку становится крайне неловко и даже омерзительно. В свою очередь, будущие поколения возможно крайне нелестно оценят сегодняшнюю справедливость человеческого общества, его деяния и мораль. Открыть миру подлинную справедливость — это значит, по большому счёту, совершить новый религиозный переворот, метафизическое потрясение которое кардинально изменит облик всего человечества. Но возможна ли такая духовно — нравственная революция, в реальном мире, учитывая крайне противоречивые «качества» человеческой субстанции вообще, её несовершенство и наконец «проклятие первородного греха» (если вы конечно не лишены религиозного опыта)? Высота поставленной проблемы (приобщение к истинной справедливости) требует соответствующих исполинов, пророков, гениально одержимых личностей способных вызвать смятие, оторопь и любовь к своим идеалам. Но вот что беспокоим меня: «Найдутся ли они среди нас»?

Владимир Рыбаков
Рыбаков Владимир Андреевич (р. 1968) — руководитель брянской ФМ-радиостанции «Чистые ключи», постоянный член Изборского клуба, заместитель ответственного секретаря Изборского клуба по региональной и международной деятельности. Подробнее...
comments powered by HyperComments