Военно-морские силы Украины в скором времени начнут глубинное минирование вдоль побережья Азовского моря на территории страны. Об этом сообщили в пресс-центре т.н. «Операции объединенных сил» (ООС).

С корабельно-катерным составом тактической группы «Тритон» уже отработан алгоритм действий расчетов по загрузке морских донных мин на корабль. А экипаж малого бронированного артиллерийского катера «Лубны» отработал боевое упражнение.

После практических занятий корабли отправятся в море «для установления минных полей вдоль десантоопасного участка побережья Азовского моря».

— Можно, конечно, посмеяться над украинским потешным «флотом», но речь идет все же о боевых судах с оружием, способных создать некоторые проблемы гражданскому и торговому судоходству. Тем более, мины…

— Когда я услышал эту новость, то мне поначалу подумалось, что киевские флотоводцы напились до белых слоников. О каком глубинном минировании в Азовском море может идти речь, если его максимальная глубина составляет всего 14 метров?

Что касается десантно-опасных участков, то если учесть особенности рельефа дна Азовского моря, то наиболее опасным направлением для Украины должен считаться Бердянск, дающий контроль над фарватером. Далеко не все из нас представляют, что пароход, вышедший из устья Дона, к Керченскому проливу вначале идёт на запад вдоль северного побережья и только лишь после прохождения траверза Бердянска сворачивает на юг. Ведь это только на водной поверхности Таганрогский залив ограничен косами Белосарайской — с севера и Долгой — с юга, а под водой от косы Долгой к косе Бердянской тянется отмель, создающая своеобразный «предбанник».

— А чьего десанта Украина ждет на Азовском море? Если российского, то почему это делается лишь на шестой год т.н. «войны»?

— На этот счёт рекомендую обратиться за комментарием к психиатру, ибо сон разума в воспалённом сознании необандеровских стратегов находится далеко за рамками моего понимания.

— Насколько в случае новой масштабной войны возможны серьезные морские столкновения, и готовы ли к этому в ДНР?

— В акватории Азовского моря — однозначно нет, ибо находящаяся там украинская эскадра слишком уж смахивает на москитный флот пиратов Гвинейского залива или побережья Африканского Рога, а потеря Керченского пролива не позволит Киеву нарастить флот на данном направлении до нужных требований.

— Что реально даст это минирование в военном плане? Чем в реальности чреваты эти действия? Могут ли отразиться на гражданском судоходстве, рыбном промысле?

— В военном плане это минирование не даст ничего: любые минные заграждения обезвреживаются, поскольку ставятся либо как средство против внезапного нападения, либо чтобы задержать продвижение неприятеля. Кроме того, мина всегда ставится из расчёта на скорое появление противника: иначе это просто ничем не оправданный расход боеприпасов. К тому же срок годности морских мин меньше, чем у сухопутных.

А вот помешать судоходству и рыболовству эти минные заграждения могут с очень большой долей вероятности: пиратские выходки украинских моряков показали всю беспринципность Киева в этом вопросе.

— Можем мы как-то запретить им это делать или иным образом помешать?

— Самая главная проблема в том, что никакие запреты на украинскую власть не действуют: если поступит распоряжение западных хозяев — в Киеве разобьются, но выполнят его. И авантюра в Керченском проливе — наглядное тому подтверждение. Намечающееся минирование акватории — это, прежде всего, очередная антироссийская провокация. Ведь Азовское море является общим для двух стран: его невозможно справедливо разделить ни по фарватеру, ни по линиям между береговыми створами.

comments powered by HyperComments