Отставка правительства Дмитрия Медведева и фактическое начало конституционной реформы стали ключевыми событиями не только минувшего месяца, но, вероятно, нынешнего президентского срока и всей деятельности на своем посту Владимира Владимировича Путина. Они одновременно показали нищету всяческого инсайда, околокремлевских слухов и догадок в противовес чистому анализу и сопоставлению фактов. Ведь о необходимости переформатирования всей системы публичной власти в России и изменения Конституции мы написали за 5 дней до самого послания Федеральному Собранию, стопроцентно попав в основные пункты предложений. Напротив, известные инсайдеры, Телеграм-каналы и «осведомленные» аналитики никак не предвидели время и суть готовящихся изменений. Все потому, что для видения очевидных вещей не нужно иметь осведомителей из Кремля и несколько друзей-генералов – достаточно видеть очевидные вещи, требующие изменения в структуре государства.

Точно так же в уже прошлогодней статье мы рассказали о глубинных проблемах российского парламентаризма, который для сохранения устойчивости и работоспособности должен был бы перейти в принципиально новое качество. Очевидно, что в нынешнем виде он пока действует как пятое колесо в телеге. В итоге именно на трансформацию представительной ветви власти (Государственной Думы и Совета Федерации) был направлен основной пафос конституционных инициатив. Верхней и нижней палате парламента, если новые поправки в Конституцию будут приняты, передается ряд ключевых полномочий. Они, как известно, коснутся непосредственного формирования правительства и утверждения Думой всех министров.

Владимир Владимирович совершенно правильно делает акцент на перераспределении властных полномочий в пользу законодательной ветви власти, ссылаясь на «зрелость наших основных политических, партийных объединений, авторитет гражданского общества». Все это так – перед 2024-м годом и с учетом долгосрочной перспективы необходимо прийти к взвешенному конституционному балансу всех ветвей власти, сохранив принципиальную роль президента. Однако любая проблема такого масштаба имеет не только нормативно-правовое измерение, но и социально-практическое.

Президент, в частности, отмечает: «Основные политические силы страны, несмотря на всю разницу подходов к решению стоящих перед нами задач, выступают с патриотических позиций, отражают интересы своих сторонников и избирателей. Практически все фракции, представленные в Государственной Думе, полагают, что Федеральное Собрание готово взять на себя большую ответственность за формирование Правительства». Все это тоже совершенно верно, но Дума – это нечто большее, чем патриотические и лояльные лидеры фракций и депутатский корпус. Сегодня Дума лояльна и подконтрольна, а что будет через 10-20 лет при полном изменении партийного и политического ландшафта? А ведь за депутатами по Конституции фактически останется право формирования всего кабинета министров – и Президент будет вынужден это решение согласовать. То есть в дополнение к и без того ответственному нормотворчеству добавится формирование правительства.

Сейчас депутатский корпус, безусловно, обладает необходимой лояльностью и управляемостью для принятия нужных стране законов. Но что будет завтра? К тому же лояльность не основная функция депутата. Законотворчеством в нынешнем парламенте, а в новой конструкции – тем более, должны заниматься профессионалы высочайшего класса, многоядерный процессор нации, способный вычислять тысячи разноуровневых задач ежедневно. Сейчас это как минимум не так, в чем нет вины каждого отдельного депутата. Порой получается как в том анекдоте: «Набрали верных, а спрашивают как с умных». Или как в басне: «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь».

Во-первых, ответственность, размытая на 450 человек – это не ответственность, а партийная дисциплина, при которой не имеет значения, 45 человек состоит в четырех фракциях или 4500. В процентном соотношении результат голосования от этого не меняется. Для работы же в профильных комитетах, курирования экспертно-консультативных групп и комиссий вполне достаточно 50 или максимум 100 депутатов, которых бы знала в лицо вся страна – и могла бы лично спросить с каждого за принятый закон или посаженного в министерское кресло чиновника.

Во-вторых, от перестановки мест слагаемых сумма и политический вес Думы не меняются. Она может измениться только с изменением принципа партийного отбора в депутаты. Сейчас депутатский паёк и корочки может получить один из друзей губернатора, спортсмен или заслуженный чиновник. Но депутатская должность – это не государственная награда и не почетная пенсия, а тяжелый и компетентный труд, сопряженный одновременно с высочайшим экспертным уровнем, талантами законотворчества и практическим опытом. Таких людей на всю страну найдется едва ли больше двух сотен.

В-третьих, это должны быть люди самодостаточные и субъектные, которые приходят в Думу не за полумиллионной зарплатой для нажатия кнопок по команде. Их авторитет и вес в обществе должен быть безоговорочными, и каждый гражданин должен видеть в депутате своего реального представителя, делегата в высшем органе законодательной власти, который будет трясти министров и требовать исполнения принятых законов.

Сразу после упомянутого послания наша непримиримая оппозиция начала кричать на каждом углу о превышении президентских полномочий и чуть ли не государственном перевороте сверху. Мы же считаем, что а) изменения назрели уже давно б) недостаточно радикальны и решительны. Это, если угодно, критика с патриотического фланга.

Ситуацию непременно нужно «додавить» в ходе заседаний Рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию. В нее входит один из представителей «Изборского клуба» – Захар Прилепин, что само по себе вызвало шквал критики прозападной оппозиции. Само же переформатирование работы парламента должно произойти в ходе выборов в Госдуму в сентябре следующего года. Именно эти выборы с обновленной Конституцией покажут «зрелость наших основных политических, партийных объединений», о которой говорил Президент. Многим депутатам и партийным лидерам придется наступить на горло собственной песне, сформировав принципиально новую политическую конструкцию.

Времени – полтора года до парламентских выборов, а дальше – финишная прямая с взвинчиванием ставок и рисков. Для России открылся исторический шанс, который упустить нельзя.

comments powered by HyperComments