Президент решает ряд тактических задач, проводит разведку боем, возможно, разрушает потенциальные коалиции.

Я много раз объяснял, что ни в коем случае не являюсь политологом. Но иногда возникает желание посмотреть на то, как описываются ситуацию российские специалисты. Просто для того, чтобы оценить мотивы и интересы тех или иных групп. Вчерашнее голосование в Госдуму даёт много пищи для размышлений и я не очень понимаю, как всю эту массу информации интерпретировать. Но отдельные моменты вызывают у меня откровенное удивление.

Прежде всего, эпизод, связанный с досрочным роспуском ГосДумы. Вот как он выглядит в пересказе:

«Поправка депутата Александра Карелина о досрочных выборах нижней палаты была бы принята, если бы её поддержали все фракции. Позиция Владимира Путина заключалась в том, что голосование должно быть консолидированным»

Может быть. Но тогда возникает вопрос, зачем? Вот зачем нужно было «обнуление» сроков, можно предложить много гипотез. От того, что Путин хочет быть вечным президентом (ну, считай, царём), до необходимости успокоить часть российских элит, которые считают, что он может сбежать. И первая, и вторая версия представляются мне не убедительной (особенно первая), я, скорее, считаю, что это результат сложных тактических взаимодействий буквально в последние дни, но вот история с перевыборами выглядит совсем уж загадочно.

Ну в самом деле, если Путин реально был готов переизбрать Думу, то что ему коммунисты? Они слишком малая часть электората. Он боится, что они будут агитировать против голосования по Конституции? Но девальвация рубля агитирует против куда сильнее и на фоне голосящих из каждой интернет-щели голосов: «Путин испортил людям майские праздники и летние каникулы!» даже очень истошные вопли Зюганова (в которые я, кстати, не очень верю) будут смотреться не очень.

К слову, если бы Путин позвонил Зюганову и попросил проголосовать за эту поправку, гарантировав ему фракцию вряд ли дедушка Зю бы отказался. Скорее, можно поверить в то, что Путин его попросил проголосован против… Но тогда зачем? И это только один вопрос, таких по итогам вчерашнего дня можно задать как минимум десяток.

И вот тут я приступаю к тому, чтобы дать свою собственную версию событий.

Путин, фактически, объявил лево-консервативный поворот. Делал он это достаточно долго, с декабря месяца (условной точкой можно назвать и «прямую линию», и перенос Послания), но сама его новая линия, в общем, споров не вызывает. Я здесь, на сайте, много раз объяснял и то, почему альтернативы для него, с точки зрения безопасности, нет, и то, почему объективное развитие ситуации его именно в этом направлении толкает, и то, что он на эту тему думал достаточно давно и соответствующие шаги и/или проверки делал уже много лет назад. Поэтому повторять не буду. Но! Пока действовал либеральный консенсус 90-х годов (задолго до Путина возникший!), каждый знал свой манёвр и было полное ощущение некоторой консолидации элиты.

Точнее, говоря, поскольку приватизационно-олигархическая часть элиты всё время подвергалась давление со стороны своих старших партнёров (которых я называю международными банкирами, элитой «Западного» глобального проекта, а Трамп — транснациональными финансовыми корпорациями), она всё время Путину пакостила (опять-таки, на «Авроре» много про это написано), но границы соблюдала. И экономический спад с конца 2012 года был вызван не столько вредительством, сколько полной профессиональной некомпетентностью управленческой части этой самой либеральной элиты.

Но по мере того как появился Трамп (то есть партнёр Путина по консервативной линии, в противовес либеральной), активность российских политических либералов усилилась и пакости народу (с целью его противопоставления Путину) стали создаваться с завидной регулярностью. Самая яркая — пенсионная реформа лета 2018 года.  И Путину стало понятно, что внешняя лояльность российской элиты скрывает за собой крайне серьезные противоречия.

Собственно, истории про «тра-а-анзит» в этом смысле очень показательны, как и разного рода сплетни и версии. Их же никто бесплатно не придумывает, политология крайне монетизированный вид деятельности. И по этой причине ключевой задачей для Путина стало выяснение вопроса, кто же в этой ситуации с кем и какие реально коалиции существуют и/или формируются на политическом поле. А вопрос — это не такой уж простой, поскольку мощная атака на либеральные кланы (которая, продолжится) требует от их участников не самого верхнего уровня, поиска новых «сюзеренов». Или создания новых кланов. Что серьёзно, на глазах, меняет расстановку сил на политической арене.

И дело не в том, что Путин легко с этой ситуацией справится. Он уже не раз показывал, что может это сделать (собственно, по итогам вчерашнего голосования он опять это продемонстрировал), проблема в другом. Время ограничено, уже этой осенью он должен будет начать очень серьёзную внешнюю игру (подготовку к «новой Ялте»). И в этой ситуации тылы у него должны быть крепкими, как минимум он должен будет обеспечить  бесперебойную работу той команды, которая будет создавать условия для новой, посткризисной реальности как внутри страны, так и за её пределами (возможно, что это будут две разные команды).

Правительство, как мы уже увидели, к конструктивной работе явно не предназначено, оно решает чисто утилитарную задачу (и дай Бог, чтобы оно её решило). Если не решит — будет расформировано. Но для того чтобы вся система работала эффективно, нужно очень тщательно изучить внутренние клановые разборки и выстроить кланы в соответствии с теми задачами, которые нужны Путину. И которые мы сегодня не знаем.

Вот если посмотреть на то, что вчера происходило, с этой точки зрения, то картина становится более понятной. Путин решает ряд тактических задач, проводит, если так можно выразиться, разведку боем, возможно, разрушает потенциальные коалиции. Мы этого пока не знаем, да это и особо не интересно, поскольку уже через пару месяцев всё это никакого смысла иметь не будет.

Если эта гипотеза верна, то изучать все текущие политические интриги бессмысленно — они устаревают до того, как мы сможем набрать достаточный объём информации для того, чтобы сделать какие-то правдоподобные выводы. Вот с экономикой — да, тут всё понятно, народу ещё на сколько-то процентов понизили уровень жизни. И с этим придётся что-то делать. А всё остальное — особого интереса, как мне кажется, не представляет.

ИсточникХазин.ру
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments