Вот уже вторую неделю тему поправок в Конституцию перекрывает в информационном поле только «обнуление» президентских сроков, благодаря чему Владимир Владимирович гипотетически сможет занимать тот же пост даже после 2024 года. Знаменитым выступлением в Госдуме и поддержкой инициатив депутата Валентины Терешковой президент решил сразу несколько задач. И основная из них отнюдь не касается непосредственного продления полномочий и конституционных изменений.

Российская политика и в особенности российские правила элитарной борьбы строятся по отличным от западных правилам. Это в США или Европе глава государства может год перед окончательным уходом оставаться «хромой уткой» – лидером с номинальными полномочиями и абстрактным влиянием в двух шагах от ухода из власти.

«Здесь рассусоливать нельзя. Россия не такая страна, которая может, как Бельгия, оставаться без правительства целый год», – сказал Владимир Путин в недавнем интервью. Действительно, не те масштабы, не тот климат, не та концентрация власти и менталитет – в России с властью не играют и не перебрасывают по полгода из одних рук в другие. В нашей традиции основная из форм власти – это контроль будущего. Представители властных группировок перестают решать вопросы и согласовывать свои интересы с фигурой, которой (пусть гипотетически) завтра не будет у руля. Глава государства важен для ключевых групп влияния как арбитр и гарант сохранения статус-кво. Любой доверенный, очень доверенный или самый доверенный преемник не будет связан сотнями формальных и неформальных договоренностей с десятками силовых, региональных, чиновничьих и бизнес-кругов, составляющих костяк властвующей элиты. Преемник не будет символом стабильности и консенсуса, не будет олицетворять сакральность власти.

После обозначенного нового горизонта 2036 уже никто не будет во властных коридорах, Телеграм-каналах или публично обсуждать преемника, сценарии транзита и противостояние башен Кремля. Это значит только одно, что для Владимира Владимировича, всегда отдающего предпочтение неожиданным схемам и ходам, появляется реальная возможность по-настоящему подготовить преемника и уйти неожиданно, когда этого никто не ожидает.

При действительно большом рейтинге и внушительном доверии населения у президента в 2024 году появится развилка – по-настоящему свободный выбор. Любой из вариантов можно будет тщательно подготовить, сохранив стабильность и выстроив «запасные аэродромы» для контроля ситуации на удалении. Впрочем, эти «аэродромы» уже обозначены в проекте новой Конституции: глава госсовета, спикер парламента, председатель правительства. Подобным же образом ушел в Казахстане Нурсултан Разарбаев, оставив за собой должности главы Совета безопасности Казахстана и председателя правящей партии «Нур Отан», а также члена Конституционного совета.

К тому же совершить властную рокировку на пике популярности, неожиданно, пока враги внутри и за пределами страны не подготовили инфраструктуру для развала страны и дележа власти – это был бы действительно сильный ход в стиле сильного президента. Однако финальное решение в конце концов будет зависеть от исторической ситуации в 2024-м и реального решения народа. «Я могу без преувеличения сказать вам, что я всегда думал об этом, начиная с 2000 года. Ситуация меняется, и определенные требования к людям тоже меняются. В конце концов, решение должен принять народ России», – сказал российский президент о гипотетическом уходе и своем преемнике еще в июле 2019-го журналисту Financial Times.

Как бы то ни было, все шаги друзей и врагов к 2024-му году будут многократно просчитаны – и ход президента будет как всегда сильным и неожиданным. Мы на это очень надеемся.

comments powered by HyperComments