Бюджет захлебывается от денег

Михаил Делягин

Правительство согласилось сократить расходы бюджета на 5% с 2014 по 2016 год. Об этом заявил глава правительства Дмитрий Медведев. Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин обсудил ситуацию с ведущей Татьяной Ильиной.

Дмитрий Медведев добавил, что бюджет формируется в непростых условиях, поэтому российским властям придется действовать в рамках ряда ограничений.

— Господин Делягин, перед этим заявлением Минфин опубликовал доклад, в котором посоветовал сократить оборонные расходы более чем на 1 трлн руб. Возможно ли это?

— Насчет оборонных расходов, которые были очень сильно повышены, я думаю, что это вполне возможно. Там и монополизм имеет место, и, самое главное, разные люди называли разные суммы — от 19 до 21 трлн руб. Так что, возможно, на федеральном уровне господа не вполне понимают, чего именно и для чего именно они хотят. А вот насчет секвестра федерального бюджета на 5% — я напомню, что в прошлый раз секвестр у нас был в преддефолтном 1997 году, и тогда денег в федеральном бюджете не хватало. Не только потому, что слишком много воровали, но и потому, что действительно были низкие цены на нефть и были низкие доходы бюджета.

В настоящее время федеральный бюджет захлебывается от денег. Он не знает, куда их девать. В федеральном бюджете валяется без движения более 7 трлн руб. Федеральный бюджет кладет деньги на депозиты в российские банки. Даже если убрать те деньги, которые выведены из страны, из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния — правда не знаю, о какой именно нации идет речь, наверное, об американской — даже с учетом этого, в федеральном бюджете в России валяется без движения более 1,2 трлн руб. Это с одной стороны.

С другой стороны, масштабы воровства из федерального бюджета были озвучены нынешним премьером господином Медведевым много-много лет назад. И вполне логично не сокращать расходы на социалку. Социалку не сокращают, по другим направлениям сокращают, но, в целом, расходные 5%, тогда можно было бы сократить воровство процентов на 10%, и проблема была бы решена. Но, похоже, сокращать расходы на воровство господа в правительстве не хотят, они хотят сокращать расходы на другое. Но мы это сейчас хлебнем по полной программе.

— Может ли это все означать начало рецессии?

— Рецессия — это условный экономический термин, он имеет научный смысл. А в быту он означает резкое замедление или прекращение экономического роста. Резкое замедление экономического роста у нас уже есть. У нас совсем недавно экономический рост был 4,3%, в позапрошлом году. А в этом году будет 1,8% по официальным прогнозам Минэкономразвития. Так что резкое торможение экономического роста у нас есть. Но это не рецессия, потому что рецессия — это термин, который обозначает изменение в экономике. Нужно просто подождать, поджаться, сократить расходы, и экономика восстановится.

А у нас экономика тормозит не из-за цикличного характера развития, а потому что она уничтожается произволом монополий и тотальным воровством. И от этого без обуздания произвола монополий и без ограничения масштабов коррупции и воровства уйти нельзя.

— Какие статьи, по вашему мнению, могут быть еще сокращены? Что может попасть под это сокращение? Самые уязвимые какие места могут быть?

— На 5% официально сокращено все, кроме оборонных расходов и социальных расходов. Но социальные расходы сокращаются в рамках реформы бюджетных организаций, смысл которой сводится к тому, что нужно повысить степень платности бюджетных услуг, снизить доступность услуг образования, здравоохранения, сократить социальную защиту. Это официальная формулировка повышения степени платности бюджетных услуг. А что касается оборонных расходов, они тоже сокращаются по отдельному направлению. Так что все, кроме воровства.

Коммерсантъ-FM 12.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...