В чём смысл тренировок: тренировок в спорте, постоянных занятий в изучении дисциплин или иностранного языка? В чём смысл военных учений и штабных игр на картах? Смысл постоянного повторения и совершенствования любых знаний или навыков — в их оттачивании и совершенствовании.

Тут впору задать следующий вопрос: а к чему, зачем нужны эти навыки и умения, которые шлифуются годами упорных тренировок и изнуряющих занятий?

Ответ очевиден — для того, чтобы применить их в нужный момент.

Вот тут и проходит разница между спортом и реальной экономикой или военной сферой. В спортивных достижениях понятно, к каким соревнованиям, к какому чемпионату готовятся тренировками. Цели открыты, сроки ясны, соперники сосчитаны и изучены.

В большой международной политике всё не так. Глобальные войны, суровые катаклизмы, эпидемии и схлопывания рынков происходят тут без намеченных сроков и объявлений в газетах о грозящих потрясениях. Всё внезапно, всё неожиданно. И всегда — «никто не думал, что такое возможно».

А значит, для государства и народа готовность к испытаниям есть куда более важная составляющая, чем для спортсмена готовность к соревнованиям. В конце концов, проиграв соревнования в спорте, можно готовиться к следующим. В большой политике тебя может просто не стать, и готовиться будет уже некому. Вот вместо СССР теперь 15, и даже больше государств, занимают уменьшавшееся пространство, сжавшееся в географии, в демографии, в экономике, в сфере политического влияния.

Поэтому слова «мобилизация» бояться не надо. Слово — хорошее, и оно совсем не про войну. Мобилизация — это готовность к неожиданностям, к возможным потрясениям, к непредсказуемости мира во всех отношениях. А он, этот мир, уж такой, какой есть. Как сказал бы товарищ Сталин: «Другого мира у меня для вас нет». А значит, придётся жить в этом.

О мобилизации говорили ещё древние мудрецы. Многие их слова стали поговорками. «Хочешь мира — готовься к войне!» — считали древние римляне. В том смысле, что если ты отмобилизован, если ты готов, не боишься, то и риск вой­ны становится меньше. Ведь с такой страной и воевать-то не очень хочется, связываться с ней окажется себе дороже.

Поэтому Мобилизации бояться не надо. Надо бояться её отсутствия. Для которого тоже есть слово. Это слово — расслабленность.

Кстати, те же самые древние римляне, если бы могли, нам бы многое рассказали. Не было у них крылатой фразы про расслабленность, изнеженность, беспечность и разгильдяйство. Ну, разве что «гуси Рим спасли». В том смысле, что самыми бдительными сторожами оказались гуси, которые во время осады Вечного города галлами подняли шум и тем самым спасли Рим от внезапной атаки.

Как только древние римляне перестали помнить слово «Мобилизация», они сразу стали «древними». До этого были просто римляне, хозяева мира, сильнейшие и главные. А как стали изнеженными, расхотели служить в армии, решив набирать туда варваров, — так ослабли. А потом вообще исчезли, потерялись в истории. И стали — древними римлянами. Ведь сегодняшнее население Италии и Рима не имеет «к тем» римлянам никакого отношения. Те исчезли, растворились, были вырезаны, проданы в рабство или, в лучшем случае, влили свои гены в молодую кровь варварских королевств, которые позднее дали жизнь современным европейским странам.

Середины тут быть не может. Либо мобилизация, либо расслабленность. Полумобилизация, третьмобилизация, «чутьчутьмобилизация» — это всё формы расслабленности. Это всё разная степень шагов к гибели.

Когда мы говорим о необходимости Мобилизации — речь не идёт о военной составляющей. Не о всеобщем призыве мужчин в армию. С армией у нас всё очень даже неплохо. Но что в других сферах? А вот там-то и нужна Мобилизация.

В сфере экономики — закрыв границы, сможем ли себя обеспечить всем: от картошки и мяса до самолётов и компьютеров? Раньше говорили — всё это купим. Продадим то, что есть у нас: нефть и газ, — а за вырученные деньги купим то, что нам надо. Теперь с этим очевидные проблемы, о которых мы говорили и раньше. Во-первых, могут и не продать — санкции ввести и тем самым на нас давить. Во-вторых, могут и наше не купить — опять-таки, санкции ввести и тем самым снова на нас давить. Так что в экономике нужна мобилизация, нужен план её развития, а не ситуационное реагирование на разворачивающиеся вокруг нас мировые события.

Мобилизация нужна в сфере понимания добра и зла, плюсов и минусов. Это и есть то, что называется идеологией. По сути, идеология — это мерило, компас в бесконечном лабиринте человеческих мыслей и идей. Что добро, а что зло, что надо, а что ни в коем случае нельзя делать? И тут ведь речь обо всём спектре: от поступков государства, до того, сколько детей иметь в семье. Или вообще — иметь ли семью и детей? Без идеологии тут не обойтись.

А идеология ведь — это не только свод правил, а их разъяснение во всех формах, по всем каналам коммуникаций. Всем и всегда. Пустоты не терпит не только природа — её вообще никто не терпит. Нет пустоты, не бывает. Заполняется она немедленно. Только другой идеологией, другими мыслями. Так, что без Мобилизации информационной просто никуда, она же идеологическая Мобилизация.

Новая реальность-2020 оказалась необычной. Человек в маске, бензин дешевле нефти на мировом рынке, быстрая ликвидация всех прав человека там, где об этих правах говорили чаще и больше всего…

Мобилизация — вот новая реальность-2020!

comments powered by HyperComments