Суть ведь не в особенностях данной инфекции – суть в том, что люди сталкиваются с неким смертельным вызовом, противостоять которому они не готовы. И мечутся в безуспешных, отчаянных и обреченных попытках спастись от угрозы.

Причем даже не в том отношении, что не знают, как противостоять в том или ином отдельном случае – а не знают, как противостоять при массовом проявлении.

И абсолютно неважно, в чем суть этого вызова: в выходящих на поверхность планеты из океана саламандрах, в негаснущем пожаре на тихоокеанском острове, сжигающем атмосферу земли, в вырывающихся на свободу из заповедников и плантаций хищных трифидах, в занесенном на планету вирусе или в вирусе, вырвавшемся из военных лабораторий.

Среди сразу всплывающих в памяти почти классических работ можно напомнить «Война с саламандрами» К. Чапека, «Пылающий остров» А. Казанцева, «День Триффидов» Д. Уиндема, «Почти как люди» К. Саймака, «Стальной прыжок» Пера Валё, сюжет Планеты «Надежды» в Жуке в муравейнике А. и Б. Стругацких, да и, с оговорками, их же «Волны гасят ветер», «Звезды – холодные игрушки» С. Лукьяненко.

Последняя интересна заложенной версией образования цивилизации «Мира Геометров», с которым сталкиваются попавшие в зависимость от звездного «Конклава сильных рас» земляне. В отличие от негуманоидных «Рас Конклава», «Геометры» — генетически идентичны землянам. И в отличие от землян оказались не слабой и подчиненной планетой, а сверхцивилизацией, способной перемещаться в космосе вместе со своей звездной системой. Цивилизацией на планете, побережья материков которой выровнены по геометрическим линиям. Цивилизацией, первые контакты которой с «Конклавом сильных рас» приводят последний в шок. Цивилизацией, которая никогда не использует оружие и никогда не воюет: она только борется за мир. На ее кораблях, самый маленький из которых выводит из строя треть лучшего флота «Конклава», нет вооружения. Принципиально. При необходимости они лишь «нетрадиционно применяют» разведывательное космическое оборудование: «Релятивистский щит, от которого в порошок рассыпаются любые препятствия, противометеоритные пушки, сейсмические зонды, предназначенные для «зондирования недр и преодоления нерасчетных ситуаций, ремонтные лазеры» и прочее сугубо мирное оборудование».

Цивилизация исповедует исключительно идеологию дружбы. Все направлено на развитие и образование человека. Центральную роль в обществе играют учителя-наставники, сохраняющие связь и дружбу со своими учениками на десятилетия после выхода последних в большую жизнь.

Авторитет наставников безусловен – и основу его заложила страшная эпидемия, века назад обрушившаяся на планету, сократившая население и полностью уничтожившая одну из двух существовавших человеческих рас.

Вторая также стояла на грани исчезновения, но была спасена наставниками, открывшими лекарство, победившее болезнь. Наставники стали спасителями и учителями, определяющими все основные моменты развития планеты, сделавшие ее могучей цивилизацией Добра, Дружбы и Мира. И почти никто не знает, что наставники потому смогли спасти цивилизацию и победить эпидемию, что именно они и создали смертельный вирус – одновременно создав и противоядие от него.

Это просто был их план утверждения на планете своей власти и идеологии — и санации всего лишнего, что на планете скопилось и что было не готово принять Идеологию Дружбы и создать великую сверхцивилизацию, способную передвигать в космосе планеты, звезды и солнечные системы.

Сюжет Лукьяненко – это уже скорее ближе к бытующим конспирологическим гипотезам, но суть-то примерно та же: наступает момент, когда мир оказывается не способен противостоять внезапным, почти безликим, угрозам – и должен либо вымереть, либо радикально измениться.

У Пера Валё тоже заражение происходит в рамках операции по повышению управляемости общества – только выходит из-под контроля, парализовав все структуры управления обществом.

Все это было описано: и в приведенных классических произведениях, всерьез осмысливающих проблемы угроз современного мира, и в массе запугивающих антиутопий, одним из смысловых стрежней которых является постулат: прогресс – невозможен, лучшего мира создать нельзя, а человек по мере истории либо так и остается тем же дикарем, либо становится еще хуже.

Конструкт всех моделей основан на осмыслении реальных противоречий развития мира. С одной стороны, мир становится все более взаимозависим и коммуникационен, и угроза, которая триста лет назад заглохла бы в рамках своего региона, вырывается в окружающий мир, не успевающий ее осознать и подготовиться к ней. С другой стороны – мир, хотя глобально и взаимосвязан, в плане управления на деле раздроблен и не готов отмобилизоваться на наднациональном уровне в противостоянии наднациональной угрозе.

И к тому же мир разделен не только слабостью наднациональных институтов управления, он разделен интересами. И в первую очередь даже не национальными, а сословно-классовыми. И претендующие на наднациональность транснациональные корпорации противостоят своими интересами общим интересам мира в много большей степени, чем последним противостоят интересы национальных государств.

Национальные государства вынуждены одновременно противостоять и нависшей наднациональной угрозе, в данном случае того же Ковида-19, и транснационалов, и других национальных государств. То есть возникает ситуация, когда опасность транснациональных угроз возрастает просто в силу возрастания взаимозависимости мира, а способность координировать свои действия в противостоянии им не может преодолеть порог общей разобщенности интересов.

Возникни нынешняя эпидемия Ковида в той или иной, тем более не приморской провинции Китая триста лет назад, о ней мало кто смог бы и узнать: характер коммуникаций мог не дать вирусу распространиться быстрее его естественного ослабления.

С другой стороны, возникни эта же опасность полвека назад, если бы она возникла на территории стран советского блока, ее блокировали и задавили бы в считанные недели. Возникни же она на другой половине планеты – ее, скорее всего, просто не допустили бы на территорию стран социализма.

Возникни та же угроза эпидемии в Мире Полдня Стругацких, ее блокировали и уничтожили бы силами всей планеты при общепланетной власти Совета Земли и спецакциями КОМКОНа-2.

Сегодня угрозы уже становятся наднациональными, а способности у человечества к наднациональному действию и наднациональной координации нет.

На первый взгляд, здесь вопрос и запрос на пресловутое Мировое Правительство.

И действительно, без подобного правительства преодолевать подобные угрозы, которых, кстати, в силу разных причин, будет становиться все больше в ближайшие годы и десятилетия, будет становиться все сложнее.

А их действительно будет становиться все больше: потому что взаимосвязь процессов, происходящих в мире, уже становится все больше.

Но здесь возникает проблема другого противоречия: уже между глобальным характером взаимосвязи в мире и частным характером интересов крупных политико-экономических субъектов в этом же мире.

Иначе: если бы в современном мире Мировое Правительство и возникло, это не было бы общее правительство всей земной цивилизации. Это было бы либо правительство транснациональных корпораций, подчиняющих весь мир и все национальные государства своим экономическим интересам, либо правительство наиболее сильных национальных держав, подчиняющих весь остальной мир и все остальные национальные государства национальным интересам своих правящих имущих групп, классов и кланов.

То есть, с одной стороны, нарастание транснациональных проблем требует единого управления Землей. С другой – создание подобного единого управления может идти либо в векторе тех же Советов Земли И. Ефремова и А. и Б. Стругацких – то есть в векторе «Мировой республики Советов», (то есть – создания социалистической системы в общемировом масштабе). Реальные основания которой в современном мире крайне сложно было бы увидеть, несмотря на возрастающее могущество Красного Китайского Дракона и ту, как кажется, быстроту и эффективность, с которой он блокировал и подавил инфекцию на своей территории.

Либо в векторе «Железной пяты» Дж. Лондона (1908): общемировой олигархической диктатуры (почти оно же – «Мир Торманса» И. Ефремова).

Только вариант «Железной пяты» в мире противостоящих транснациональных интересов также мало оказался бы способен к противодействию нарастания транснациональным угрозам, как Евросоюз – к борьбе с Ковид-19.

То есть проблема все та же, которая стояла при описании в классической литературе всех подобных сценариев: мир не готов к отражению транснациональных угроз. И человечество должно будет делать выбор: изменить систему и условия своего существования, упразднив систему рынка и частной собственности, либо согласиться на самоуничтожение.

Вообще-то, именно то, что имел в виду Иван Ефремов, когда писал о своем «Пороге Синед Роба»: цивилизация, не сумевшая перейти к социализму до выхода на этап транснациональности, уничтожает сама себя в ходе собственного развития.

ИсточникКМ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments