Владимир Овчинский: В период пандемии активизируются террористические группы

Информация с сайта Центра общественных связей ФСБ России от 3 апреля 2020 года:

Федеральной службой безопасности Российской Федерации на территории Ставропольского края выявлена и пресечена деятельность законспирированной ячейки запрещенной на территории Российской Федерации международной террористической организации «Исламское государство», в состав которой входили житель края и выходец из Республики Дагестан, планировавшие нападения на сотрудников полиции и совершение террористических акций на объектах массового пребывания граждан.

В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий силами спецподразделений ФСБ России в г. Нефтекумске был задержан один из преступников, второй оказал вооруженное сопротивление и был нейтрализован.

Пострадавших среди гражданского населения и сотрудников правоохранительных органов нет.

На месте происшествия обнаружены и изъяты предметы и вещества, которые приобретались бандитами для сбора самодельного взрывного устройства, а также оружие и запрещенная экстремистская литература.

Также совместно с МВД России в г. Лянторе Ханты-Мансийского автономного округа задержаны члены ячейки запрещенной на территории Российской Федерации международной террористической организации «Имарат Кавказ», состоявшей из трех местных жителей, подготовивших террористический акт в одном из торговых объектов города.

У них обнаружено и изъято готовое к применению самодельное взрывное устройство, компоненты для изготовления СВУ, оружие и боеприпасы.

Следственными органами решается вопрос о возбуждении уголовных дел по ст.ст. 205, 222, 317 УК России.

Для справки:

Имарат Кавказ с момента своего провозглашения в 2007 году «президентом Чеченской Республики Ичкерия в изгнании» Доку Умаровым представляло из себя сепаратистско – террористическое подполье. В разные периоды они конфликтовали и взаимодействовали с ИГ. Члены Имарата Кавказ воевали в составе подразделений запрещённого в РФ ИГ в Сирии и Ираке.

Активизация в России террористических групп, аффилированных с ИГ (запрещена на территории России), в период пандемии COVID – 19 имеет не случайный характер. Аналитики разных стран, занимающиеся вопросами борьбы с терроризмом, судя по их последним публикациям в СМИ, прогнозируют тревожные тенденции на антитеррористическом фронте.

Сокращение антитеррористического потенциала из–за пандемии

Распространение COVID-19 по всему миру, включая Ближний Восток, поставило вопрос о влиянии этой пандемии на борьбу с терроризмом и на группировку ИГ, в частности. Поскольку правительства во всем мире заняты борьбой с коронавирусом и его экономическими и социальными последствиями, разведывательным службам и силам безопасности большинства стран было предложено выполнять важные функции для предотвращения потенциальных беспорядков и роста преступности из-за рецессии, увольнений и экономических проблем.

В комментарии от 31 марта Международная кризисная группа (независимая правозащитная организация по изучению и реагированию на смертоносные конфликты со штаб – квартирой в Брюсселе) предупредила, что пандемия угрожает глобальной солидарности, которая является ключом к борьбе с джихадистскими экстремистами. «Почти наверняка верно, что COVID-19 будет препятствовать усилиям по обеспечению внутренней безопасности и международному сотрудничеству в борьбе с ИГ, что позволит джихадистам лучше подготовиться к эффектным террористическим атакам», – говорится в заявлении.

Хотя аналитики говорят, что еще слишком рано говорить о том, в каких атаках могут быть обвинены боевики, эксплуатирующие коронавирус, в конце марта исламские экстремисты предприняли самое смертоносное нападение на военных Чада, значительного участника растущих усилий Африки по борьбе с терроризмом, убив по меньшей мере 92 солдата возле границы Чада с Нигерией и Нигером. В Египте два военных чиновника сообщили о всплеске террористических атак в марте в беспокойной северной части Синайского полуострова, но силы безопасности предотвратили по меньшей мере три других крупных нападения. Чиновники говорили на условии анонимности, поскольку они не были уполномочены информировать СМИ.

В то время как Сирия и Ирак не видели никакого всплеска атак ИГ с тех пор, как вирус распространился там, пандемия побудила возглавляемую США коалицию прекратить деятельность в Ираке на фоне запланированного вывода войск с нескольких баз. В других местах есть признаки того, что США, Британия и другие военные отступают из-за вируса, оставляя открытые возможности для террористических группировок. Это опасность в горячих точках Африки, таких как Сахель, регион озера Чад и Сомали

Пресс-секретарь командования США в Африке лейтенант Кристина Гибсон заявила агентству Associated Press, что «хотя размеры и масштабы некоторых мероприятий AFRICOM были скорректированы с целью обеспечения безопасности и защиты сил – как США, так и страны-партнера – наша приверженность Африке остается неизменной». Она не дала подробностей о затронутых операциях, но сказала, что AFRICOM все еще имеет около 5200 военнослужащих на континенте. Британская армейская миссия в Кении, которая проводит тренинги по борьбе с терроризмом, объявила, что все семьи членов миссии возвращаются в Великобританию из-за вируса. Но крупнейшая военная операция Франции за рубежом, «Бархан» в обширном районе Сахеля в Западной Африке к югу от пустыни Сахара, оставляет на местах 5100 военнослужащих, заявило министерство обороны Франции.

В Нигерии, которая борется против террористической группировки «Боко Харам», агрессивного движения, связанного с ИГ, военные призвали приостановить большую часть своей деятельности, включая крупные собрания и тренировку солдат. В просочившемся в СМИ меморандуме, подписанном руководством нигерийской армии, говорится, что её транспортные средства, возможно, придётся использовать для массовых захоронений или перевозки заражённых в больницы, поскольку вирус распространяется.

Кроме того, в Ираке НАТО объявила, что приостанавливает обучение местных военных и сил безопасности на 60 дней из-за пандемии. Министр обороны Великобритании Бен Уоллес заявил, что сократит развёртывание войск Коалиции, поскольку «темпы обучения значительно снизились».

Помимо моратория на учебные мероприятия, члены Коалиции в Ираке и Сирии вынуждены принимать меры предосторожности для предотвращения вспышки среди войск. Хотя официальные лица США предположили, что эти меры не повлияют на преемственность работы, вспышка подрывает усилия по укреплению местного потенциала по борьбе с ИГ

Все эти проблемы уже привели к относительному снижению внимания к ИГ, что может создать благоприятные возможности для этой организации, которая способна оживить себя, особенно в Сирии и Ираке.

Как коронавирус повлияет на структуру и деятельность ИГ?

Когда COVID — 19 впервые проявился в январе 2020 года, газета ИГ «Наба» ликовала, провозгласив вирус божественной войной против еретиков и врагов ИГ. Вирус был «гнев Божий против jahili обществ в мире»,  писала она, используя термин для доисламских обществ. Аккаунты ИГ в социальных сетях призвали людей «покаяться» и «убежать» в объятия организации, чтобы избежать заражения. Распространены видеоклипы и твиты, изображающие вирус как форму божественного. Это может способствовать  вербовке в ИГ.

Когда COVID — 19 стал распространяться в Ираке и других странах региона, ИГ предложило директиву своим членам. Под заголовком «Исламские директивы для обработки эпидемий», издание 225 Наба писал: «Надо верить, что болезни распространяются не сами по себе, но по приказу Всемогущего Бога. Необходимо принять меры предосторожности для профилактики и предотвращения болезней. При зевке и чихании следует прикрыть рот. Надо мыть руки, прежде чем положить их в миску с едой. Нужно верить в Бога и искать его защиту от болезней. Не следует вводить здоровых в зараженные области или пускать к себе инфицированных».

Эта директива, изданная всего через две недели после провозглашения того, что заражение было направлено на греховные и языческие общества, предполагает, что некоторые из членов ИГ сами, возможно, пострадали. Это, в свою очередь, означает, что они не изолированы от своей географической и демографической среды, где бы они ни действовали. На самом деле, могут быть значительные контакты между этими членами и местными общинами в некоторых частях Ирака, Сирии, Йемена, Ливии или в других местах, где ИГ и его филиалы наиболее активны.

Влияние коронавируса на ИГ и его филиалы варьировалось в зависимости от их географического положения и организационной структуры. Филиалы в Сахеле и Сахаре в Африке отличаются от подобных структур в других странах по уровню контактов с местными жителями. Ячейки в Сирии, Ираке, Йемене, Афганистане, Восточной Азии и на Кавказе более тесно взаимодействуют со своей местной средой, чем группы в Сахеле и Сахаре, а также в Западной и Центральной Африке, где они в основном действуют в пустынных областях, вдали от густонаселенных районов. Это в предыдущие годы, несомненно, и избавило филиалы ИГ в Африке от эпидемии вируса Эбола в 2017 году.

Поэтому аналитики антитеррористических служб, изучая влияние COVID — 19 на ИГ,  разделяют террористическую организацию на две категории: филиалы в Западной и Центральной Африке, а также филиалы в юго-западной, центральной и южной Азии.

В последней категории потенциальное воздействие вируса на членов ИГ может оказаться даже более высоким, чем среди местного населения, в котором они смешиваются, потому что они, как правило, избегают больниц, опасаясь обнаружения и ареста. Это также может объяснить скорость, с которой командование ИГ выпустило вышеупомянутую директиву.

Члены ИГ, удаленные от населенных пунктов в Западной и Центральной Африке, что избавило их от вспышки Эболы, гораздо меньше подвержены риску инфицирования, не в последнюю очередь потому, что Covid-19 еще не распространился значительно в этих местах, согласно данным ВОЗ. Эта ситуация может стимулировать всплеск влияния филиалов ИГ в Сахеле и Сахаре и Центральной Африке, которые могли бы работать над перестройкой организационной структуры ИГ в целом, придавая больший вес африканским филиалам по сравнению с ближневосточными/азиатскими филиалами.

Возможно, это свидетельствует о всплеске операций ИГ в Сахеле-Сахаре и Центральной Африке, последним из которых был террористический акт, в результате которого 19 марта погибли и получили ранения 25 солдат нигерийской армии, и еще одно нападение на нигерийцев армии в регионе Борно в Нигерии в тот же день. Накануне ИГ взяло на себя ответственность за нападение на французские силы и сотрудников малийской службы безопасности в районе города Хагана, Мали. С начала марта связанные с ИГ группировки в Африке совершили 31 террористический акт в Западной Африке, Сомали и Центральной Африке, в результате чего, по оценкам, погибло 184 человека.

Ситуация в Сирии

Пресс-секретарь Всемирной организации здравоохранения Кристиан Линдмайер заявила о том, что в Сирии не зафиксировано ни одного случая заболевания COVID-19. Но это относятся только к территории, подконтрольной Дамаску, и оккупированной Турцией части провинции Идлиб. Несмотря на отсутствие подтвержденных случаев заражения коронавирусом, правительство Сирии предпочло закрыть кафе и рестораны в качестве превентивной меры.

Тем временем значительная часть территории Сирии остается вне международной юрисдикции, специалисты международных организаций не допускаются в такие места, как лагеря «Эр-Рукбан» или «Аль-Хол». Распространение коронавируса в лагерях беженцев в условиях отсутствия доступа к медицинской помощи может привести к биологической катастрофе во всем регионе.

Напомним, после разгрома террористов ИГ в лагере беженцев «Аль-Хол» были размещены порядка 40 тысяч жен боевиков ИГ с детьми, а также до двух тысяч боевиков. Многочисленные источники сообщали о том, что гуманитарная и эпидемиологическая ситуация в «Аль-Холе» — катастрофическая. Хотя «Аль-Хол» не испытывает столь серьезных проблем с продовольствием, как «Эр-Рукбан», серьезнейшей проблемой там оказалась антисанитария. Лагерь»Аль – Хол» остается важной структурой для ИГ, жены и дети бовиков ИГ – это , фактически боевые члены организации, вне зависимости от возраста.

Ситуация в тюрьмах

В то время как силы безопасности являются мишенями боевиков, недостаточно охраняемые тюрьмы также могут стать объектами нападения.

Если вирус начнёт распространяться по тюрьмам и центрам содержания под стражей, что уже в отдельных местах  происходит, то власти, которым поручено управлять этими местами, в том числе курды, также будут отвлекаться и препятствовать в их миссии.

Это прекрасно понимает руководство ИГ, поэтому оно настоятельно призвало своих членов использовать эту возможность для освобождения сокамерников и членов их семей в тюрьмах, где им «угрожает болезнь в дополнение к порабощению».

Только в Ираке около 20 000 подозреваемых боевиков ИГ содержатся в тюрьмах по всей стране. Освобождение любого числа из них послужит укреплению оперативного потенциала ИГ и грозит свести на нет многолетние скоординированные усилия по сдерживанию ИГ.

Опасность для Европы

ИГ ясно дал понять, что оно планирует воспользоваться пандемией коронавируса для совершения нападения на европейские страны. Под заголовком «Худший кошмар крестоносцев» в последнем издании «Наба» (издание 226) террористическая организация отметила снижение внимания западных силовых структур к борьбе с ИГ из-за нынешней озабоченности борьбой с коронавирусом. Она заявила, что это является возможностью для ее боевиков провести операции по линии смертоносных нападений на Париж, Лондон и Брюссель. Это явное подстрекательство к террористическому насилию, которое определяет потенциальные целевые регионы. В этой связи перед западными спецслужбами поставлена задача повысить уровень боевой готовности в Европе и в других местах.

Хотя распространение коронавируса, вероятно, оказывает пагубное воздействие на возможности ИГ, особенно на Ближнем Востоке, пандемия может  служить усилиям организации по вербовке новых членов ввиду склонности многих людей к религиозному фанатизму во время кризиса.

Конечно, ИГ также преисполнена решимости использовать эту возможность для стимулирования террористической деятельности и восстановления своей значимости.

***

Сохранять оставшийся международный потенциал антитеррористического сотрудничества и рассчитывать, главным образом, на свой оперативный потенциал и боевые возможности в борьбе с терроризмом – это главная задача российских спецслужб и правоохранительных органов  в период пандемии COVID – 19.

ИсточникЗавтра
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments