Символ Сталинграда

Александр Нотин

Тема возвращения Волгограду имени Иосифа Сталина не нова. Она муссируется, как минимум, с начала 80-х годов. Одних воодушевляет и укрепляет, других — ужасает и приводит в трепет. Вокруг "проекта" кипят нешуточные страсти: думские, телеэкранные, уличные, кухонные. Основные противоборствующие силы: коммунисты и патриоты, с одной стороны, и псевдо либералы — с другой.

Разумеется, проблема совсем не в названии города. Она гораздо шире и глубже. Измерение этой проблемы не только земное и вещественное, но и тайное, метафизическое, сакральное, духовное.

Имя Сталина — вот первопричина споров и суматохи. Вернее, будет ли это имя, преданное "анафеме" еще коммунистами времен Хрущева, официально реабилитировано российской властью и возвращено в политическую повестку дня. Если да, это будет означать, что наше изрядно подточенное вирусами либерализма национальное сознание начинает понемногу выздоравливать. Нет — значит, еще не время, и придется опять ждать, когда это случится.

Характерно и, я бы даже сказал, симптоматично, что инициатива переименования исходит не от Зюганова с Прохановым, а от… лидера мото-клуба "Ночные волки" Александра Залдостанова ("Хирурга"). Пару дней назад мы встретились с ним в Байк-центре, что в Нижних Мневниках, о которых весь цивилизованный мир узнал благодаря Высоцкому. Помните: "Хрен ли нам эти Мневники, едем в Тель-Авив"?

Под мелким дождичком уходящего лета, среди хитросплетения замысловатых и немного жутких металлоинсталяций Байк-Центра "Хирург" с присущей ему прямотой и убеждённостью поведал мне, что на недавнем грандиозном байк-шоу в Волгограде по случаю 70-й годовщины Сталинградской битвы он лично вручил Президенту Путину соответствующее прошение. И не просто вручил. Почувствовал ответно, что инициатива не отвергается, и власть готова ее рассматривать.

Позиция "Хирурга" во многом созвучна моим чувствам: пора перестать осуждать и бичевать собственную историю в лице тех поистине великих личностей, которыми она созидалась. Вместо этого мы должны разобраться в их делах — где те соответствовали национальным интересам страны, а где нет.

Сталинград это место, откуда начался перелом в Великой войне русского народа против величайшего в истории человечества излияния на землю инфернального зла в виде Гитлера и фашизма. Сталинград же, будем надеяться, станет точкой отсчета в новой Великой победе "Третьего Рима" над очередным и еще более страшным духовным чудищем, имя которому — глобальный сатанизм.

Что касается отношения к действующим лицам национальной истории, то тут вполне можно было бы взять пример с китайцев. Вдохновляемые тысячелетней конфуцианской мудростью, они без видимых усилий разобрались с "проблемой Мао", которая, по сути, идентична "проблеме Сталина". "Великий Кормчий, — глубокомысленно заключили наши китайские соседи, — на 20 процентов был не прав, а на 80 — прав. Первую, меньшую и худшую часть его деяний мы решительно осуждаем, и дело с концом (читай: не будем повторять его ошибок), а вторую, лучшую возьмем на вооружение". Может быть, именно благодаря этой житейской мудрости, китайцы идут вперед, удивляя своими успехами весь мир, в то время как мы, любители повоевать с собственным прошлым, вот уже какой десяток лет топчемся на месте? О-ох, как непросто все это!

Я тут как-то на толкнулся на такое мимолетное размышление: а ведь Ленина-то в России почти совсем забыли! Мумия лежит себе, обрамленная бархатом, в мраморном мавзоле, в самом что ни на есть сердце страны, а "светлый образ" вождя мирового пролетариата в памяти народной как-то поблек и потускнел…

Сталин — совсем другое дело. Сколько во имя него сорвано голосовых связок на теледебатах! Сколько исписано бумаги в попытках дать взвешенную оценку личности и деяниям "вождя народов"! Сколько отношений испорчено, причем отношений между людьми близкими и, что особенно досадно, да даже не заставшими Сталина живым.

Я и сам не так давно пережил схожую неприятность. Однажды мне довелось участвовать в ток-шоу на одном из православных телеканалов. Внезапно зашла речь о Сталине. Мой собеседник, православный человек и генерал, безаппеляционно высказался в том смысле, что Сталин-де это тиран, убийца и вообще сатана в человеческом обличье, так что христианину не пристало даже имя его поминать. С генералом мы были в близких и даже, в известном смысле, дружеских отношениях, но раньше я как-то не придавал серьезного значения его ярому антисталинизму. Но в этот раз я позволил себе публично возразить.

Вкратце, суть моей позиции сводилась (и до сих пор сводится) к следующему:

1. Никому из нас, ныне живущих доподлинно не известна посмертная участь раба Божьего Иосифа. Не можем точно сказать и то, где именно, в аду или раю, его, очевидно, небезгрешная — как, впрочем, и у всех нас — душа дожидается Страшного суда и окончательного приговора Судии: любое "мнение" на этот счет, согласитесь, может оказаться ложным, а, значит, противным Богу. Зачем это нам?

2. Проклинать мертвого грех и потому, что он не может защитить себя и ответить обидчику. В отличие от атеистов китайцев, мы, наследники высшего духовного мессианства, не бережем здравия своих душ и, впадая в исступление осуждения, обрекаем себя на уныние и безделье.

3. Истории собственной страны мы не знаем. Не знаем — примем это просто ка факт. Той же ее "версии", которую предлагают нам коммунисты и либерасты, я лично не склонен доверять; думаю, что лет, этак, через пятьдесят, при православном царе мы узнаем правду или… по крайней мере, что-то гораздо более близкое к правде о ленинско-троцкистской "гвардии", ядро и метастазы которой каленым железом так называемого террора выжег генералиссимус Сталин. О разогнанном им Интернационале, прообразе "мирового правительства". О том, что стало бы со страной и народом нашим, не подготовь ее Сталин к грядущей войне сначала с Гитлером, а потом и с Америкой (нас ведь, господа либералы, ждала участь Хиросимы, не так ли?), не заложи он десятикратный запас военной и хозяйственной мощи, профукать который не смогли ни коммунисты-перевертыши, ни либеральные горе-реформаторы.

4. Я не поклонник Сталина. Но и не противник ему: причины см. в пунктах 1-3. Но мне доподлинно известно, например, что епископ и святитель Лука (Войно-Ясенецкий), проведший в сталинских лагерях 11 долгих лет, а потом удостоенный двух сталинских премий, строжайшим образом наказал всем своим духовным чадам чтить вождя и не произносить о нем ни единого дурного слова. Так или иначе, но этому мнению я доверяю неимеримо больше, чем громким, но пустым воплям гг. Бенедиктова, Сванидзе, Доренко и иже с ними.

5. К репрессиям. Тот же епископ Лука, богослов и мировое светило в области гнойной хирургии, сделал важнейшее научное открытие, спасшее тысячи солдатских жизней в годы Второй мировой войны. Оказывается, чтобы полностью исцелить гнойную рану, надо наряду с пораженными удалить и немалую часть окружающих их здоровых клеток и тканей. В духовном течении истории, Сталин, как и любой из нас, служил орудием Божьей воли — и точно не известно, вольным или невольным. Как бы больно и горько это ни звучало для всех нас, потомков жертв "красной империи", но мы правды ради обязаны признать: "вождь народов" был, образно говоря, скальпелем в руках Всевышнего, и иссекал "ткани" больного революцией советского общества — как пораженные изменой, так и вполне здоровые. В обычной жизни точно так же: если не знать, что происходит в хирургической в момент операции, может сложиться впечатление, что там не лечат, а убивают…

В этой-то нелинейной правде истории нам и предстоит до конца разобраться. Честно, досконально, достоверно. И поставит точку!

Сделать это должны не "иностранные агенты", а настоящие патриоты, верующие и атеисты, философы и историки, управленцы и священники. Начало этой "очистительной" работе, которая должна всех нас вывести из замкнутого круга иудиной лжи, чтобы высвободить заложенные в Святой Руси потенции созидания и возрождения, положено будет, возможно, в грядущем Сталинграде. Тогда имя Сталина станет символом не только возмездия Божия, но и образом служения ценностям, превосходящих потребу желудка и кармана, антиподом "змеине крамоле" растления, поразившей мир и Россию.

И последнее. В тот самый день, когда представители "Ночных волков" и "Переправы" заключили пакт о дружбе и взаимопонимании, в кратком телефонном разговоре было получено согласие "Изборского клуба" в лице его председателя, писателя А. Проханова подключиться к этой работе. Итоги работы "триумвирата" подведем 4 ноября в городе-герое на Волге.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...