Уникальная эпидемиологическая ситуация и последовавший за ней кризис требуют столь же уникальных и неординарных политических решений. В связи с этим становятся актуальными рецепты, которые мы озвучивали задолго до всеобщей самоизоляции. Будто бы строго по этим рекомендациям и для проверки общественного мнения Владимиром Жириновским был озвучен тезис о двухкратном сокращения депутатов всех уровней – от Государственной Думы до муниципалитетов. «… Для этого сократить чиновников в два раза, и депутатов. И ничего не изменится в стране, только лучше будет», – сказал Жириновский в ходе общения с премьером Михаилом Мишустиным. Впоследствии лидер ЛДПР еще раз высказался в полемике с вице-спикером Петром Толстым: «На примере Государственной Думы: 450 депутатов. Они не успевают выступать, они не могут активно работать в Думе. Вы представляете, футбольная команда – 11 человек, а давайте запустим 50. Что они будут делать? Они же мяч не смогут забить!»

Действительно, в условиях кризиса и жесткой экономии ни одна копейка не должна тратиться впустую – на раздутые чиновничьи аппараты, на бездельников или ненужные госорганы. Вся хозяйственная система должна быть выстроена рационально и строго выполнять возложенные на нее функции с минимум издержек. Мировая рецессия и спад национальных ВВП, измеряемый двузначными цифрами, заставляют государства работать почти по военному принципу: «все для фронта!» Это при том, что общее содержание Федерального Собрания обойдется налогоплательщикам в 2021-м году более чем в 20 млрд рублей. «Половина дополнительных расходов придется на повышение зарплат. В итоге парламент станет лидером среди высших органов власти по росту финансирования. Расходы на аппарат правительства, премьера и его заместителей в 2020 году вырастут на сравнительно скромные 2,4 %, а стоимость содержания администрации президента даже уменьшится», – приводит свои расчеты Lenta.ru

Помимо сугубо экономического, это еще и вопрос политической эффективности. Сокращении числа депутатов в контексте новой Конституции и выстраивания дееспособной системы национальных элит кажется крайне своевременным. Еще в 90-х, когда структура разделения властей только складывалась, такое количество народных представителей – 450 в нижней палате и почти 200 (численность незначительно менялась, начиная с 1993 года) в верхней – было установлено скорее для поддержания в России постоянного хаоса, чтобы шесть сотен наделенных законотворческой инициативой депутатов постоянно спорили, ветировали решения друг друга и выстраивали коалиции. В нулевых Владимиру Владимировичу удалось стабилизировать ситуацию созданием партии законодательного большинства, но сама проблема от этого никуда не исчезла.

450 депутатов с тех пор не столько вредят, сколько являются бессмысленным балластам всей политической системы. Нынешняя Дума как бы существует по инерции из 90-х, потеряв уже всякий смысл и значение. Думские партии давно не занимаются серьезным политическим проектированием, а депутаты исправно подчиняются партийной дисциплине – принимают сотни законов без особого обсуждения и возражения.

Если мы хотим оптимизировать политическую систему, то честных и логичных решений здесь может быть всего два, и оба подразумевают сокращение депутатского корпуса. В первом случае можно окончательно оформить парламент в качестве декоративного законосовещательного органа, урезав полномочия и политический вес Думы. В целом это будет вполне соответствовать патерналистской политической культуре российского общества.

Второй вариант – наделить реальных политических лидеров столь же реальными полномочиями, сделать их de jure и de facto действующими персонами, так же сократив численность. При этом первый сценарий – инерциальный, он фактически оформится сам, если просто ничего не делать. Исполнительная власть в режиме ручного управления будет усиливаться, и параллельно будет ослаблять влияние парламента, который продолжит оформлять принятые в Администрации Президента и Правительстве решения. Второй – действительно необходим, если мы хотим устойчивой и стоящей на трех опорах системы власти. Законодательная в таком случае должна работать как многоядерный производительный процессор. Для этого, соответственно, вполне хватит 100-150 депутатов, которых вся страна будет знать в лицо. Пропорционально отданным голосам можно распределить и сотню депутатов. Тем более для работы в профильных комитетах и комиссиях нужны не сами депутаты, а специальные экспертно-консультативные советы при фракциях и комитетах.

Такие компактные нижние палаты существуют, например, в Казахстане (107 депутатов) или Беларуси (всего 64 депутата). Не играет принципиального значения даже пропорция в расчете на население страны. Так, в Индии член нижней палаты парламента представляет 1,7 млн, в США – 600 тыс, а в России – около 300 тыс. избирателей. При этом никто не упрекает Америку в дефиците демократии. Абсолютный рекорд принадлежит Китаю, где во Всекитайском собрании народных представителей числится 2980 депутатов, и ответственность равномерно размазывается по всем депутатам.

Другая значительная проблема, которую решит сокращение депутатского корпуса, – это явка на выборах, которую сейчас раздувают скандалами и мнимым противостоянием, и которая все равно стабильно падает от одних парламентских выборов к другим. В 2007-м году до избирательных урн дошло 64,71% избирателей, в 2011-м – 60,21%, а в 2016-м уже 47,8%. Это при том, что ряд регионов обеспечил явку командно-административными методами, а города-миллионники, включая Москву и Санкт-Петербург, не преодолели и 35%-го барьера, то есть сопричастность к избирательной кампании почувствовал лишь каждый третий. Кто-то пришел за компанию, люди старшего поколения – по привычке. Выборы 2021-го в этой хронологии могут обновить антирекорд, дальше наблюдать за этим скучным спектаклем никому не хочется. Тем более не хочется участвовать в имитации политического процесса.

Совсем другое дело может быть, если радикально перекроить партийную и парламентскую политику в целом. Добрая сотня депутатов – известных людей и специалистов в своих областях – вполне достаточное количество для работы федеральной законодательной власти. Их в таком случае всех будут знать в лицо, к словам прислушиваться и пристально следить за работой.

В конечном счете, необходимую численность определяет сам народ, историческая необходимость и сложившаяся политическая культура. Особым вниманием и уважением народные избранники сейчас, к сожалению, не обласканы. И это не повод для злорадства, а реальная проблема, когда значимый институт государственной власти обладает отрицательным авторитетом. Давать комментарии федеральным СМИ в любом случае разрешено десятку-двум депутатов, а остальные известны в лучшем случае на региональном уровне. В целом деятельность Государственной Думы по состоянию на апрель-май этого года одобряет меньше 40% населения, а Совета Федерации – всего 30%.

К тому же сокращение численности депутатов – это в определенном смысле мировой тренд. Например, в Италии конституционный закон, согласно которому число сенаторов сокращается с 315 до 200, а число депутатов — с 630 до 400, был принят после двух чтений в обеих палатах в начале октября прошлого года, однако его реализацию отложили из-за необходимости вынесения на всенародный референдум. То же самое в соседней Украине, где в следующий созыв Верховной Рады пройдет 300 депутатов вместо 450-и. В Латвии после административно-территориальной реформы количество избираемых местных депутатов планируется уменьшить с 1614 до 686.

Российский же парламент еще в 90-х попытался воспроизвести политический процесс и численность Государственной Думы 1906-1917 годов. В нее тогда входило от 518-и до 442-х депутатов и до 12 групп (фракций). Чем закончилось такое широкое представительство сначала в 1905-м, а потом – в 1917-м, напоминать не нужно. Технически, поскольку численность депутатского корпуса указана в п.5 ст.95 Конституции, вопрос о сокращении может быть вынесен на отложенный референдум, и уж сомневаться в итогах волеизъявления в таком случае не приходится.

Имеющий политический вес, эффективный и слаженный в работе парламент гарантированно стабилизирует политическую систему в процессе неминуемого транзита. Дальше тянуть из 90-х этот балласт просто не имеет смысла.

comments powered by HyperComments