— Здравствуйте, Юрий! У нас 24 мая — 95 лет со дня выхода первого номера газеты. Хотели узнать — что значит «Комсомольская правда» в вашей жизни?

— Ну, «Комсомолка» в жизни моего поколения значила очень много.

Прежде всего, это был сигнал для нас, советских ребят, что детство заканчивается, и ты вступаешь в пору отрочества и юности.

Потому что до этого два раза в неделю ты доставал из почтового ящика своего «Пионерскую правду», а теперь шесть раз в неделю — «Комсомольскую правду». Так она тогда, при советской власти, выходила, все дни, кроме понедельника.

Это уже было серьезное чтение, где с тобой говорили как со взрослым, можно сказать, человеком, без пяти минут строителем коммунизма, защитником Родины, открывателем космических тайн и так далее.

— Причем, читали от корки до корки.

— Да, газета была очень интересная.

А еще там выходили страницы, особенно занимательные. Они были посвящены молодой литературе, молодому искусству.

«Алый парус», конечно, который рассказывал о жизни школьников, печатал их первые литературные и журналистские опусы. Это была полоса, которая как раз предназначалась для тех, кто недавно покинул ряды пионерской организации и перешел в ВЛКСМ.

— И где, кажется, прошло литературное крещение будущего знаменитого писателя Юрия Полякова?

— Для меня «Комсомолка» сначала была просто любимой газетой, которую я читал с удовольствием.

А потом уже, где-то — начиная с 1974-го, когда я стал сотрудничать с «Алым парусом» и захаживал туда, как молодой поэт, приносил свои стихи, — «КП» уже стала газетой, где были напечатаны мои стихи, посвященные Великой Отечественной.

— Стихи эти помните?

— Это было очень короткое стихотворение.

Сосед приемник за полночь включит.
Сухая половица в доме скрипнет.
И бабушка моя проснется, вскрикнет.
И успокоится: дед взял на фронт ключи…

— Достойно!

— После этого я достаточно регулярно печатался в «Комсомольской правде».

И, кстати говоря, чуть было не стал заведующим отделом литературы и искусства.

Это было где-то начало 1980-х. Меня приглашал на собеседование тогдашний главный редактор Геннадий Николаевич Селезнев. Долго со мной разговаривал. И сказал, что вот вы – тот, кого мы ищем. Но взяли почему-то не меня.

— Но все-таки он был прав, вы — тот, кого мы нашли. Вы столько своих материалов опубликовали в «Комсомолке»!

— Тому много причин.

Ко мне как-то с пониманием относились главные редактора. Я уже назвал Геннадия Селезнева. Потом, я помню, Валерий Симонов был в 1990-е. И я давал довольно острые материалы, которые, кстати говоря, просто не проходили в других изданиях. Включая знаменитую статью «Оппозиция умерла. Да здравствует оппозиция!», по поводу расстрела «Белого дома» в октябре 1993-го.

— Кстати, в те бурные годы политической борьбы и статья, и ее публикация были смелым поступком.

— Да, в 1990-е некоторые издания попросту отказывались от рискованных материалов. Вот статью «Россия накануне патриотического бума» в конце 1993 года тоже нигде не хотели брать. Потому что она была достаточно неожиданной для того времени.

Ну, и с нынешним руководителем газеты, с Владимиром Николаевичем Сунгоркиным, у нас давние хорошие отношения.

Я сам, как человек, который 16 лет пробыл руководителем «Литературной газеты», понимаю, что для автора иметь прямой выход на главного редактора, особенно для автора острого, это очень важно.

Ну, а потом, «Комсомолка» за 20 лет опубликовала столько моих интервью, что можно нас вносить в Книгу рекордов Гиннеса.

А поздравлять с юбилеем — любое издание приятно. И «Комсомольскую правду» — особенно.

Потому что на нашей памяти возникали и, к сожалению, рушились, закрывались уникальные проекты. А когда газета отмечает 95-летие, то есть она без пяти минут уже столетний феномен отечественной печати, — одно это уже вызывает уважение.

И, ещё стоит обязательно заметить, что «Комсомольская правда» – одна из немногих, кто в сложное время, когда идет «перетекание» читателей, когда многие, ранее знаменитые, издания — просто потеряли свою аудиторию… Так вот — ваша уникальная газета остаётся наиболее массовой. Используя при этом самые современные формы! Это и радио, и ваш замечательный сайт, и различного рода спецвыпуски…

— Да, мы, нынешние журналисты, — становимся мастерами на все руки.

— И в этом, конечно, заслуга и главного редактора Владимира Сунгоркина, и всего очень креативного творческого коллектива. Это такая замечательная медийная империя теперь – «Комсомольская правда».

Мне, кстати, очень нравится, что газета так и осталась именно — «Комсомольской правдой». Потому что, на самом деле, все равно мы идем к коммунизму. (с иронией.) И когда мы к нему, перешагнув нынешний несправедливый период развития нашего общества, придем, шагнем в него, все скажут: а вот какая главная газета? «Комсомольская правда»!

Потому что, в названии зашифровано вот это — справедливое светлое будущее, где всем всё есть, и за это никому ничего не бывает.

— Ну, вот спасибо!

— Я желаю, чтобы столетие «Комсомольская правда» встретила абсолютным лидером отечественной прессы!

— Ура!

— Ура-а-а!

comments powered by HyperComments