Людям по всему миру сейчас пытаются внушить мысль о том, что Конституционная реформа в России вызвана желанием президента Путина снова избраться, но если над этим задуматься, то в реальности все совершенно наоборот. Реформа вызвана агрессивной политикой и гегемонизмом Соединенных Штатов, которые свои внутренние проблемы, в том числе экономические, связанные с огромными долгами, решают при помощи вмешательства в политику других стран. Они отстраивают сетевые механизмы, применяют методы воздействия через неправительственные организации и таким образом осуществляют государственные перевороты и цветные революции. У них уже вошло в привычку манипулировать кризисами в разных государствах, мы это видели много раз: в Ираке, Сирии, Ливии, у нас в Сербии и в других европейских странах. Когда власть была вынуждена меняться без всякой внутренней причины на это. Просто не везде дело доходило до цветных революций. Поэтому Россия как большое суверенное государство не может дать возможность геополитическому врагу вмешаться и управлять страной в переломный момент, который всегда возникает в ходе перевыборов президента. Так что конституционная реформа в России – совершенно нормальная реакция на ненормальную агрессию со стороны американского гегемонизма.

Вторая причина внесения изменений в Основной закон страны видна мне как юристу и связана с тем, что после французской буржуазной революции произошло разделение ветвей власти на законодательную, исполнительную и судебную. И мы все по привычке продолжаем смотреть только на эти три линии – как, когда и каким образом они избираются. Американцы, кстати, у себя еще применяют такую вещь как «противовес и сдерживание», когда разные ветви власти ограничивают влияние друг друга, чтобы ни одна из них не взяла верх. На этой основе мы пытаемся мерять демократию в мире, хотя, когда эта система была придумана, о том, что есть еще нулевая, четвертая и пятая власти, никто не имел представления.

Нулевая власть – это мировая олигархия, которая во времена буржуазной революции во Франции вообще себя не идентифицировала, а когда писались американские конституционные документы, она не считалась враждебной. Сегодня мы понимаем, что очень маленький процент людей владеет огромными деньгами, если конкретнее, то от одного до пяти процентов населения владеют половиной всех благ в мире, а остальные – огромное количество людей – не владеют ничем. Кроме того, мы имеем четвертую власть – это медиа, которые влияют так, как никому во времена установления принципов конституционного права даже и не снилось. Тогда СМИ не имели такую силу, какую имеют сегодня. И пятая власть – это неправительственный сектор гражданского общества, различные НКО. У нас в Сербии, например, некоторые организации очень основательно курируют и определяют политику страны. Реальная политическая и экономическая власть находится в руках нулевой власти – мировой олигархии, свое влияние она продвигает через четвертую и пятую ветви власти – через медиа и НКО. Поэтому в мире сейчас крайне мало суверенных государств: Китай, Россия, Иран, в остальных странах реальное управление происходит совсем не через три классические ветви власти. Когда собственность на либеральные медиа будет меняться каждые 4 года, тогда можно рассуждать и настаивать на переизбрании Думы и всего остального. Реакция России поменять Конституцию – это разумная реакция на нездоровую обстановку в мире, которая сложилась благодаря США.

Мировая история подтвердила, что правовые нормы — это отражение отношений в обществе. Какое общество – такие и правовые нормы. Учитывая, что российское общество сейчас находится лицом к лицу с внешней угрозой, люди чувствуют ее реальность каждый день, я вижу, что процедура внесения поправок в Конституцию России осуществляется даже демократичнее, чем это должно быть. Каждый человек, который изучал историю конституционного права, вспомнит, что Конституцию США писала и принимала очень маленькая кучка людей – отцов-основателей. А потом, чтобы протолкнуть свои конституционные реформы, искусственно создавались кризисные ситуации.

То, что я знаю про эту конституционную реформу в России, это даже больше, чем легитимность. Сделано все возможное, чтобы народ мог максимально участвовать в процессе обсуждения и выработки поправок. Измененную Конституцию РФ можно назвать даже в какой-то степени революционной, так как среди прочего там защищаются семейные ценности. Потому что на Западе тенденция совершенно противоположная – столкнуть лбами членов семей, например, жен настроить против мужей, детей против родителей. Революционна Конституция и в том плане, что впервые за много лет вспомнили людей труда, это вообще удивительно.  Мировой капитализм давно уничтожил их права, сначала они поменяли права рабочих на человеческие права, а потом основной вес этого вопроса о человеческих правах перевели на права меньшинств. Так что сегодня меньшинства, хоть их, по сути, мало, имеют больше прав, чем трудящиеся, люди труда, пенсионеры. Россия возвращает то, что должно быть. И не просто возвращает, а дает пример всем остальным государствам, как это можно решить.

У вас вносят поправку о недопустимости отторжения территорий,  а у нас идет прямо противоположное: марионеточный режим, который правит в Сербии последние 20 лет, пытается обойти Конституцию и отделить Косово. Понимая, что на референдуме народ за это не проголосует, они втихаря протащили закон о том, каким должен быть референдум, а потом инициировали кризис между правительством и оппозицией. Поэтому то, что сейчас делает Россия – это авангард мирового конституционного права.

И другие поправки – право на мирную старость, согласие между поколениями, приоритет семьи – это революционно, это то, что нужно конституционному праву в 21 веке. Те государства, которые не включат эти нормы в свои правовые системы, в свою Конституцию, будут просто вымирать. За примером далеко ходить не надо, мы уже сейчас видим, как вымирает Европейский Союз. Я надеюсь, что Конституция России очень быстро станет идеалом для тех стран, которые хотят иметь будущее и развиваться.

Слободан Стойичевич
Стойичевич Слободан (род. 11 октября 1965 года) — специалист по внешней торговле, консультант по вопросам экономического сотрудничества Сербии и России, переводчик, журналист, публицист. Эксперт Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments