Москва заинтересована в том, чтобы Донецкая и Луганская народная республики в итоге вернулись в состав Украины. Такое предположение сделал украинский политолог Михаил Погребинский. По его мнению, пока население считает эти территории оккупированными РФ, к власти на выборах будут приходить различные антироссийские силы.

В свою очередь население Донбасса может сильно повлиять на результаты выборов в пользу более договороспособных политиков, будучи той самой силой, которая создает баланс в противовес текущему прозападному большинству в стране, уверен эксперт.

Те, кто относится лояльно к РФ и выступает против так называемого европейского пути, будут восприниматься в качестве оппозиции, считает Погребинский.

Стоит отметить, что он не первый, кто высказывает такую точку зрения. Действительно, с уходом Крыма и Донбасса Украина лишилась части пророссийского электората, оставшиеся в составе Украины области не могут обеспечивать баланса, в результате чего промайданные и антироссийские силы неизбежно побеждают на выборах всех уровней последние шесть лет. Но только ли в потере территорий с населением все дело?

В любом случае, вызывает большие сомнения, а есть ли вообще на Украине пророссийские силы. Таковым, к примеру, всегда считался Янукович, но он всегда пытался сидеть на двух стульях. Нужны ли России такие союзники?

— И можно вообще, спустя шесть лет войны заикаться об «обмене» Донбасса на условную «пророссийскость» украинских властей, да и вообще — на что бы то ни было?

— За последние шесть лет сложился пул так называемых «экспертов» по проблемам Донбасса, которые не только ни разу не работали в ДНР и ЛНР, но даже физически никогда не бывали в Донбассе. Не буду называть конкретные имена, но скажу, что таких личностей хватает, причём иногда — весьма солидных. Лично у меня, чья жизнь полностью прошла в Донбассе, чья журналистская и научная работа, включая участие в коллективных монографиях и диссертационное исследование, посвящены Донбассу, подобные «знатоки» шахтёрского края вызывают если не раздражение, то уж точно — насмешку.

На кого работает Погребинский?

— Посмотрим на проблему проще: большую часть времени Погребинский проживает в Европе. Это значит, что смотрит он на проблемы, как в своё время писал Белинский Гоголю, «из прекрасного далека». Да, он не разделяет идеи необандеровщины, но его оценки ситуации всё чаще становятся умозрительными. Поэтому лично у меня, как находящегося в эпицентре событий, его умозаключения большого интереса не вызывают.

Насколько реально то, о чем он говорит? На Украине приходят к власти антироссийские силы только из-за Донбасса? А есть ли на Украине пророссийские или хотя бы не антироссийские силы?

— Начнём с того, что после 2014 года на Украине пророссийских сил нет. Они разгромлены и у них нет никакой политической перспективы в обозримом будущем. Даже такие, вроде бы не антироссийские политики, как Медведчук и иже с ним, во-первых, не пользуются поддержкой электората, а во-вторых, и сами интегрированы в украинский бизнес. То есть, ждать от них чего-либо просто невозможно. И даже политик, приходящий к власти с лозунгами улучшения отношений с Россией и примирения в Донбассе очень скоро оказывается вынужденным делать то, что от него требуют необандеровцы. Пример: Владимир Зеленский.

Что же касается антироссийских сил, то вся эта смута под названием «Евромайдан» стала возможной благодаря тому, что большинство украинских граждан к 2013 году сознательно или нет, но сделали прозападный выбор. По сути дела за пределами Донбасса пророссийские силы оказались настолько слабы, что даже не смогли противостоять необандеровщине.

Все эти 30 лет Россия ничего не делала, чтобы они появились. И не делает до сих пор. Почему? И нужно ли?

— Да, Россия действительно ничего не делала для появления действительно пророссийских сил на Украине. Вместо этого в российском руководстве предпочитали договариваться с Януковичем и его олигархами, контролировавшими ныне почившую в Бозе Партию регионов. По сути дела, Россия пыталась подкупить украинских граждан дешёвым газом и прочими плюшками взаимовыгодного экономического сотрудничества, не предлагая при этом достойной цивилизационной программы. А коллективный Запад эту программу предлагал. Россия не взращивала собственную «мягкую силу» на Украине, а Запад взращивал. В результате имеем то, что получили. И теперь уже поздно пить боржом: поезд уехал…

Строго говоря, что для нас на Украине окончательно потеряно, а что еще нет?

— Практически вся Украина для России уже потеряна всерьёз и надолго. Киев, Полтава, Днепропетровск потеряны однозначно. Где есть хоть какой-то шанс — это Одесса, возможно — ещё Харьков. На нашей стороне оккупированная бандеровцами часть Донбасса. Всё остальное Россию давно не ждёт, вряд ли желает освобождения от бандеровщины и более того — готово воспротивиться попыткам такого освобождения. И если мы захотим изгнать бандеровцев из Киева, то скорее всего получим если не Польскую кампанию 1920 года, то уж точно — Финскую войну 1939 года.

Стало ли восстание Донбасса для России неприятной неожиданностью и данностью, от которой уже не деться?

— Известный математик Нассим Талеб знаменит своей теорией «чёрного лебедя», описывающей события с колоссальными последствиями, но которые не смогло предсказать экспертное сообщество. Русская весна в Донбассе и последующая война стали как раз таким вот «чёрным лебедем»: ни один специалист в мире ни у нас, ни у них не смог их спрогнозировать. Нет ни одного достоверно известного научно обоснованного прогноза событий 2014 года в Донбассе. Все прогнозы — это изданные в 2007—2012 годах антиутопии донецкого писателя Фёдора Березина и луганчанина Глеба Боброва: только художественные произведения, и только донбасских авторов.

Причина такого положения дел в том, что специалистов по проблематике Донбасса за пределами самого Донбасса до 2014 года можно было пересчитать по пальцам. И сейчас биографии практически всех серьёзно занимающихся тематикой Донбасса самым тесным образом связана с Донбассом, более того, среди них очень сложно встретить тех, кто не был бы лично знаком друг с другом: достаточно вспомнить того же политического обозревателя и историка Владимира Корнилова, с которым я познакомился в Донецке на собраниях Интердвижения Донбасса в далёком 1991 году. Два исключения, которые могу вспомнить навскидку — это израильтянин Теодор Фридгут и американец японского происхождения Куромия Гироаки, но и они поддерживали активную связь с научным сообществом Донбасса и даже приезжали к нам.

Могу вспомнить что с 2007 по 2014 год среди двенадцати постоянно аккредитованных при МИД России собкоров украинских СМИ одиннадцать было от киевских изданий и телекомпаний и ваш покорный слуга — от газеты «Донецкiй кряжъ». Причём очень многие из тех, у кого приходилось брать интервью, удивлялись почему столь серьёзное пророссийское издание выходит в каком-то там Донецке, а не в Крыму и не в Севастополе, и почему это какому-то там Донбассу вдруг так интересна Россия. И очень удивлялись когда я им приводил шокирующие данные Центризбиркома Украины, имеющиеся, кстати, в открытом доступе, согласно которым на выборах с 2002 по 2012 год украинские националистические партии и политики в Донецкой и Луганской областях никогда не преодолевали барьер 3% даже суммарно, в то время, как в Севастополе они набирали до 10% голосов, а в Крыму за них постоянно голосовало от 15 до 20% избирателей (это уровень Одесской и Харьковской областей), при том, что крымских татар на полуострове всего 12%, и основную массу таких голосов давали округа со славянским населением. Если Донбасс в упор никто не хотел замечать, то стоит ли жаловаться на то, что Русская весна оказалась совершенно неожиданным сюрпризом?

В свое время была такая теория, что Москва хотела разменять Донбасс на признание Крыма, но не вышло. Насколько это близко к реальности?

— Приходилось про это слышать, но достоверных подтверждений или опровержений данного тезиса я не встречал. С уверенностью могу сказать, что в 2014 году каких-либо планов по Донбассу у России не было в принципе, и всё, что имело место — это сплошная импровизация. Понятно, что на республики Донбасса до конца лета 2018 года возлагались надежды по переформатированию Украины в антифашистском ключе, и первый Глава ДНР Александр Захарченко рассматривался в качестве такого всеукраинского лидера. Однако его гибель перечеркнула эти планы.

А насчёт использования Донбасса в качестве разменной монеты: хочу предостеречь от такого шага. Помните песню Высоцкого про случай в шахте? Ту самую: «Сидели, пили вразнобой мадеру, старку, зверобой…» Так вот Высоцкий очень хорошо понял одну особенность донбасской ментальности: выехать в рай на чужом горбу ты, конечно, можешь, но после, в самый критический для тебя момент тебе это припомнят. Припомнят не со зла, но так, что станет тошно на всю оставшуюся жизнь: для тех, у кого работа связана с постоянным риском такое поведение — норма…

comments powered by HyperComments