Мир во время чумы

Николай Коньков, Александр Нагорный

О текущей ситуации в России и за рубежом

Ключевым событием прошедшей недели, как это ни странно прозвучит, следует считать получение Нобелевской премии мира за 2013 год созданной 16 лет назад Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО) с формулировкой "За огромные усилия по ликвидации химического оружия". Звучит анекдотично — тем более, что за все время своей работы, начиная с 1997 года, данная международная структура нигде и ничем выдающимся себя не проявила. Даже, наоборот. Например, когда официальные лица США и Великобритании публично лгали о наличии химического оружия у Саддама Хусейна, руководители ОЗХО либо поддерживали эту ложь, либо блюли "фигуру умолчания". Итогом стало вторжение в Ирак 2002 года, гибель сотен тысяч людей и нынешнее состояние "контролируемой гражданской войны" с вывозом из Ирака огромного количества исторических ценностей. Нобелевская премия мира за фактическое соучастие в военном преступлении? О, на эти "мелочи" в Осло, где присуждают Нобелевские премии мира, давно закрывают глаза.

В 2009 году эту премию присудили Бараку Обаме, президенту страны, которая в тот момент вела две необъявленные войны: в Афганистане и в Ираке, чьи военные базы расположены более чем в 100 странах мира — с формулировкой "за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами". С того времени США под руководством своего 44-го президента уничтожили Ливийскую Джамахирию и способствовали убийству её лидера Муаммара Каддафи, устроив и там "контролируемую гражданскую войну", а также изъявляли готовность нанести ракетно-бомбовые удары по Сирии, где их салафитские "друзья" занимаются массовыми казнями мирных жителей и открытым каннибализмом. На руках "миротворца" Обамы — кровь уже сотен тысяч людей, но это никого не смущает.

В 1990 году лауреатом той же премии стал Михаил Горбачев — "в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества". Уже тогда было очень хорошо известно, что его "перестройка" стала детонатором многих кровопролитных конфликтов на территории СССР и всего мира — молох "однополярного мира" потребовал жертв и в Нагорном Карабахе, и в Кувейте, и в Югославии. Но и это никого не смущает.

Ибо все формальные "приличия" соблюдены, а отвратительная суть вроде бы надежно упрятана под толстым слоем лжи и демагогии.

Действующий президент России мог стать лауреатом Нобелевской премии мира и за 2013 год, однако норвежские "нобелианты" своим решением сделали всё, чтобы он не получил её и в следующем, 2014 году. Потому что "давать две премии подряд за одно и то же достижение" никто не будет. По умолчанию. Так что Обама и Горбачев могут спать спокойно — "парвеню" Путин в их благородное сообщество не попал, а его миротворческие инициативы по разрешению сирийского конфликта "авансом" переписаны на ту организацию, которая должна будет их исполнять. И еще неизвестно, как исполнит.

Наверное, в данной связи стоит упомянуть о том, что в 2011 году Россия ратифицировала подписанный в сентябре 2010 года договор с Норвегией "О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане", согласно которому под юрисдикцию Осло перешли примерно 90 тыс. кв. км акватории, богатой нефтью, газом и рыбными ресурсами. Но, видно, аппетит приходит во время еды, а сколько песца ни корми, он всё равно в тундру смотрит…

Но, может быть, всё оно и к лучшему. Хотя Путин и стяжал буквально по всей планете лавры миротворца, запустив "женевский процесс" для разрешению конфликта в Сирии, истинным инициатором этого процесса, похоже, был всё-таки не он: данная возможность обсуждалась сначала во время телефонных переговоров, а затем — и личной встречи российского президента с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. То есть "хозяин Кремля" действовал не в одиночку, не на свой страх и риск, а при мощной поддержке Лондона и других европейских столиц. Потому что представить себе, будто полностью контролируемый парламент Её Величества взял и проголосовал против участия в военной операции по уничтожению Башара Асада, весьма затруднительно, чтобы не сказать — невозможно. И понятно, почему это произошло: под гром победных барабанов американские фискальные службы готовы были запустить свои руки в финансовые оффшоры, находящиеся под личной юрисдикцией королевы Елизаветы II. И даже запустили: в оффшорах одних только британских Виргинских островов, фактически под самым боком у Соединенных Штатов, обнаружились финансовые компании, которые управляли ни много ни мало — активами на сумму примерно 6 трлн. долл. Это, для сравнения, около двух годовых ВВП России и трех — самой Великобритании. До других личных юрисдикций главы дома Виндзоров, типа острова Мэн, Бермудских островов или Гибралтара, её "американские друзья" то ли не успели добраться, то ли предпочли не раскрывать имеющуюся у них информацию.

В результате широко заявленную борьбу с оффшорами в Европе и во всем мире поручили возглавить всё тому же Дэвиду Кэмерону — с заранее предсказуемым результатом. Но британцы всё же решили подстраховаться от "военного варианта" возвращения к данному вопросу со стороны США.

О нормализации отношений между "туманным Альбионом" и Кремлём за последние полтора года сказано уже более чем достаточно. И решающую роль тут сыграла, конечно, "болотная оппозиция", а также развернутая через глобальные медиа-структуры кампания по диффамации российского президента, в результате которой Соединенные Штаты потеряли в лице Путина если не союзника, то вполне корректного и проверенного партнера — достаточно вспомнить его предвыборные выступления 2004 года в поддержку Джорджа Буша-младшего. Популярности среди демократов это ему, конечно, не добавило, но прямолинейная попытка Барака Обамы, Хиллари Клинтон и Ко "столкнуть Путина с трона" зимой 2011/12 года, что называется, "не прокатила". И стала причиной российско-британского сближения, на что, видимо, рассчитывали в Лондоне.

Конечно, "у Англии нет постоянных союзников, есть только постоянные интересы", но если интересы на какое-то время совпадают или хотя бы прямо не противоречат друг другу, некая видимость союза возможна: как это было в царствование Александра I или в годы Второй мировой войны. "Плохо иметь англичанина врагом — хуже только считать его своим другом": и Черчилль, как известно, уже в 1945 году готов был воевать против сталинского Советского Союза — вместе с немецкими дивизиями. Всё это не мешает помнить и российским политикам, делающим ставку на "добрую, старую Англию", и российским олигархам с чиновниками, избравшими её в качестве места жительства для своих семей и места хранения своих богатств, изъятых в "этой стране".

Что касается самой Сирии, то её "химическое разоружение" пока идёт своим чередом, а успешные операции правительственных сил — своим. Что ведет к нарастающему раздраю в стане "вооруженной оппозиции", где исламские боевики воюют против "Сирийской свободной армии" и друг с другом. Теперь, когда вопрос о военном свержении Башара Асада отодвинут на неопределенную перспективу, в стане наёмных "борцов за свободу" начинается, условно говоря, "внутривидовая борьба за существование", которая порой становится проблемой для самих спонсоров процесса. Например, те требования, которые выдвигают Анкаре сирийские боевики, бежавшие на территорию Турции, становятся не только неприемлемыми, но и невыполнимыми для властей государства, без того переживающего острейший социально-политический кризис.

Добыча в богатых городах Сирии могла бы всё списать, но её нет как нет, финансирование не только не расширяется, но даже уменьшается — и куда привыкшим грабить, насиловать и убивать во имя Аллаха теперь податься? В плен к курдам? Обратно под руку Башара Асада? В турецкие лагеря для беженцев, где нет элементарных удобств, не говоря уже о больницах и школах? Ответа на эти вопросы нет, запасной программы действий, "плана В" нет, поэтому представители оппозиции демонстративно отказались от участия в "женевском процессе". Зелен, кисел виноград…

А тут еще Обама начал диалог с Тегераном, что делает по большому счету, бессмысленной всю операцию в Сирии, — операцию, которая рассматривалась как геостратегический пролог к удару по Ирану. И — то ли у страха глаза велики, то ли необходимо подать сигнал бедствия сверхвлиятельному еврейскому лобби в США — в Израиле и Саудовской Аравии началась настоящая истерика по поводу того, что Вашингтон готов оформить союз с шиитским Ираном, "сдав" салафитский "интернационал", который идейно, финансово и всячески окормляется через Эр-Рияд. Ясно, что на деле ни о каком "союзе" с Тегераном речи не идёт, но даже простая нормализация отношений ломает всю игру израильского лобби, а также военно-промышленного и нефтяного комплекса США на развязывание крупномасштабной войны, убийственной для Евросоюза и европейских финансовых групп. Кстати, такая война, вследствие скачка цен на энергоносители, гарантированно развалила бы экономику практически всех европейских грандов, включая Германию, что открывало бы Москве возможности восстановления "Большой России" как пространства своего традиционного политико-экономического влияния.

Разумеется, в качестве главного аргумента выдвигается атомная бомба, которая вот-вот может оказаться в руках у Тегерана. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что пойдет на всё, лишь бы не допустить такого развития событий. Видимо, имея в собственном арсенале несколько десятков атомных зарядов и средств их доставки на 5-7 тысяч километров, Израиль не может смириться с утратой такой "региональной монополии" на Большом Ближнем Востоке — монополии, которая, по большому счету, является одной из гарантий существования на Святой Земле еврейского государства.

Захотят ли и смогут ли в Вашингтоне прислушаться к этим плачам на водах иерихонских и вернуться к варианту с нанесением массированных ракетно-бомбовых ударов по военной инфраструктуре Сирии — с последующим выходом на Иран и фактически к границам РФ и КНР? В нынешних условиях, когда США достигли лимита государственных заимствований, а между двумя ведущими политическими партиями идёт конфликт относительно сокращения бюджетных расходов, — вряд ли.

Конечно, переход от шатдауна к дефолту даже сейчас, за считанные дни до "дедлайна" 17 октября, кажется ненужным и невозможным, а автоматическое повышение "потолка" госдолга — вполне заурядной и всеми ожидаемой технической процедурой. Но на самом деле логика обстоятельств далеко не всегда сильнее логики намерений — особенно, когда обстоятельства формируются в соответствии с этими самыми намерениями: очень конкретных сил и структур.
Дефолт США, при всех его негативных последствиях для американской и мировой экономики, может быть экономически и политически выгоден части глобальной элиты, имеющей на руках не "пузыри" фьючерсов и прочих финансовых деривативов, а реально ликвидные активы: "кэш", акции крупных действующих предприятий, драгоценные металлы, товарные запасы и т.д.

Среди крупнейших игроков глобального Фининтерна в выгодной позиции находятся британские Ротшильды, тесно работающие с Китаем, а в самих США — группа JP Morgan, которая после краха Lehman Brothers и первой волны кризиса 2008-2009 гг., можно сказать, держалась в тени, не показывая особой доходности и прибыльности, однако сумела по максимуму сконвертировать свои фиктивные активы в реальные. Остальные защищены от "второй волны" глобального кризиса гораздо меньше, поэтому настаивают на продолжении политики "количественного смягчения" и на "большой войне", которая позволит списать все убытки на потерпевших поражение.

Можно сказать, что вся "команда Обамы" сейчас находится между двух огней даже на внутриполитической сцене, а "зависшая" ситуация по бюджету и госдолгу только наглядно иллюстрирует этот факт.

В подобных условиях американский президент принял (или ему посоветовали?) "соломоново решение": не ехать в Индонезию, на остров Бали, где проходил очередной ежегодный саммит АТЭС. Официально объявленная причина — отсутствие денег на поездку в связи с шатдауном — никакой критики не выдерживает, поскольку и госсекретарь США Джон Керри, и ряд других официальных лиц на саммит приехали. Но без "первого лица" с них спрос по проблемам, интересующим "азиатских" контрагентов: прежде всего, японцев, китайцев и корейцев, накопившим огромные активы долларовых "ценных бумаг", — был, разумеется, на порядок ниже. А без Обамы главную роль на саммите сыграл председатель КНР Си Цзиньпин. Именно на него было обращено внимание всех участников саммита, а он демонстративно отпраздновал в компании Путина 61-й день рождения президента РФ, тем самым придав стратегическому китайско-российскому союзу черты "личной унии".

Что характерно, "горючее" (водка) на этом праздничном столе было только российского происхождения, а "продовольствие" (торт) — китайского.

Учитывая недавнюю "сделку века" между "Роснефтью" и CNPC, по условиям которой российская сторона получила единовременно 60 млрд. долл., никакая нобелевская премия: хоть мира, хоть химии, хоть экономики, — "хозяина Кремля" вдохновить уже не могла. "Визгу много, шерсти мало", — как однажды выразился Путин, комментируя "дело Сноудена".
Учитывая 7 трлн. рублей (это еще более 200 млрд. долл.) непотраченных Минфином РФ доходов прошлых лет, никакие

бюджетные дефициты и госдолги, составляющие головную боль для американцев и Барака Обамы, российского президента тоже тревожить не могли.

Однако поводов для спокойствия и довольства собой у него, несмотря на все внешние триумфы, становится всё меньше и меньше. Российская экономика обращает мало внимания на реляции министров о росте на уровне 1,5% в год — реально переживая даже не рецессию или стагнацию, а полноценный спад. Объём потребительских кредитов населению уже превысил 6 трлн. рублей, а это значит, что людям банально не хватает денег для самых простых и жизненно необходимых вещей. Рост цен, тарифов и налогов еще больше сужает реальную базу платежеспособного спроса. Дыры, которые пробиты вступлением России в ВТО и грядущей "евроинтеграцией" Украины, уничтожат отечественную промышленность. При этом либерально-монетаристское давление со стороны "пятой колонны" во "властной вертикали" на население продолжается со всех сторон: не только со стороны цен, но и со стороны важнейших социальных услуг (здравоохранение, образование, транспорт), трудовой конкуренции (например, пассажирооборот московского метро в сентябре 2013 года вырос на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что означает прибытие в столицу как минимум еще одного миллиона "гастарбайтеров", которые будут реализовывать амбициозную программу строительства "новой Москвы"). Уничтожение Российской Академии наук, неопределенность с самыми громкими коррупционными делами, включая "дело Сердюкова", подковерные битвы "кремлёвских кланов", обострение социально-политической обстановки по всей стране: от Бирюлёва до Юга России, где идёт уже настоящая партизанская война против федерального правительства, — всё это делает неизбежным либо соединение четырех протестных линий: социальной, либеральной и этноконфессиональной (как в варианте "русской национал-демократии", так и в варианте национал-сепаратизма) глубочайший гражданский конфликт с вероятным расчленением России, либо резкий разворот государственного курса в сторону большего соответствия национальным интересам нашей страны. На что, честно говоря, надежд всё меньше и меньше. Мир во время чумы (читай — глобального системного кризиса), как и пир во время чумы, не может длиться бесконечно…

Завтра 17.10.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...