Кубань должна принадлежать Украине, заявил в эфире «4 канала» депутат Верховной Рады Алексей Гончаренко. Тот самый бывший первый зампредседателя Одесского облсовета, что когда-то состоял в «Партии регионов», но потом переметнулся в стан самых активных сторонников «Майдана», а во время во время трагических событий 2 мая 2014 года в Одессе громко хвастался в телеэфире у Савика Шустера: «Мы снесли лагерь сепаратистов!».

В общем, незалежный из незалежнейших, свидомый из свидомейших. Враг России явный, злобный, нахрапистый и наглый.

Теперь Гончеренко выразил возмущение тем, что в России называют Харьков и Одессу русскими городами, и предложил напомнить Москве о том, что еще сто лет назад на Кубани якобы разговаривали на мове. При том Гончаренко назвал регион «украинскими этническими землями», отрезанными от Киева «волею судьбы».

«Сегодня там много людей забыли о том, что они были частью украинства. Но все равно, я думаю, что эти корни — и по фамилиям, и по песням, и по культуре — они выглядят иначе», — цитирует Гончаренко РИА Новости.

— Один вопрос, стоит ли всерьез воспринимать этого ненормального? Ведь Гончаренко не первый, кто об этом заикается…

— Доктор Геббельс когда-то утверждал, что чем наглее и бесцеремоннее ложь, тем скорее в неё поверят. Для носителей идей украинского национализма нахальство — это второе счастье: чем ты неуступчивее и нахрапистее, чем агрессивнее ты настаиваешь на своём, тем проще тебе не то чтобы добиться своего, но скорее — завоевать авторитет в глазах единомышленников. Поэтому претензии на Кубань и Черноземье — составная часть всей этой бандеровской политики агрессивных русофобских поползновений.

— Гончаренко-то сам верит в то, что несет?

— Самая большая ошибка — считать врага дураком. Этот человек вполне нормальный, а всё сказанное им — хорошо продуманная провокация. Украинские национал-радикалы хотят добиться выполнения поставленных им заокеанскими хозяевами целей, главная из которых — втягивание Украины в противостояние с Россией, и чем сильнее им удастся поссорить стороны — тем лучше для них. От провокатора никто не требует победы: ему важно вбить клин, и как можно глубже.

По словам Гончаренко, сегодня много людей на Кубани забыли о том, что они были частью «украинства». А были ли оно  «украинство»?

— Известно, что знаменитый художник Репин работал над своей картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» в станице Пашковской под Екатеринодаром. То есть та самая Запорожская Сечь, её язык, её душа и традиции — они сохранились именно на Кубани. Только вряд ли это можно назвать Украиной: именно того галицкого «украинства», о котором так любят говорить в Киеве, как раз Кубань и не знала…

Там ведь не только Кубань  уцкронацики еще претендуют на Белгородскую, Курскую и Воронежскую области — то есть на весь Центральный Черноземный район. А некоторые и вовсе выдвигают претензии на Приморье, потому что во время Столыпина и позже туда переселяли много этнических украинцев и многие села носят украинские названия. А еще — на Тюменский Север, поскольку там много украинцев добывают нефть и газ. Что это? Часть мифологии?

— Белгородская, а также значительная часть Курской и Воронежской областей — это историческая Слобожанщина. Там народный язык в сельской глубинке мало чем отличается от языка аналогичных районов Харьковской области, но это ещё ни о чём не говорит: националистического «украинства» там никогда не было, и в том же самом Кантемировском районе Воронежской области, где в сёлах зачастую не услышишь классической русской речи, идеи бандеровщины местными воспринимаются как нечто однозначно враждебное.

Касательно Тюменского Севера и Приморья, так там украинская идентичность у приехавших размывается достаточно быстро, и не в последнюю очередь благодаря тому, что украинский язык не способен обслуживать жизненно важные отрасли человеческой жизни. Да и тот же малороссийский, а уж тем более — галицкий, хуторянский менталитет на буровой или нефтепромысле — это не то, что позволит человеку встроиться в трудовой график. Всё «украинство» в таких условиях очень быстро скатывается до состояния застольных песен, либо, максимум, — участия в фольклорном коллективе, но такие фольклорные коллективы на Севере есть при каждом землячестве.

Допустим — чисто теоретически: Кубань каким-то невероятным образом вдруг стала частью Украины. И сколько бы времени там ушло на украинизацию?

— Скажем проще: если бы Кубань сама и добровольно захотела войти в состав Украины — она украинизировалась бы задолго до того и без всякого принуждения. Вот посмотрите: Донбасс насильно отдали Украине в 1920 году и сразу же натолкнулись на сопротивление местных жителей, которые полным ходом саботировали украинизацию региона. Этот саботаж активно продолжался на протяжении советской эпохи и позднее — вплоть до 2014 года.

При СССР в Донбассе в порядке вещей был массовый отказ от изучения украинского языка в школах, я даже помню, как ныне покойная учительница украинской мовы на родительском собрании сама настаивала на освобождении меня от изучения её предмета, ибо не желала видеть такого «малолетнего великодержавного шовиниста», как я, на своих уроках.

Этот саботаж был и позднее, при Украине, когда спускавшиеся из Киева разнарядки на штудирование «подвигов» Бандеры и Шухевича прятались в долгий ящик, а наверх отправлялись совершенно дутые отписки. Да и перевод на украинский язык обучения в школах очень часто был сугубо формальным, а в ходе занятий учитель и ученики переходили на русский язык.

Иными словами, если в Донбассе, где для украинизаторов Киев на протяжении советской и постсоветской эпох создавал тепличные условия, это не удалось, то что говорить о Кубани, где даже и близко такие условия просто не удастся создать по сугубо объективным причинам…

Касательно второй части: украинская интеллигенция Донбасса заботливо взращивалась, холилась и лелеялась почти сто лет. И оказалась полностью уничтоженной как явление всего за несколько недель весны и лета 2014 года: она попросту разбежалась во все стороны, как только поняла, что оказалась совершенно чужеродным меньшинством для Донбасса. И если в Донбассе ценой колоссальных вложений за сто лет удалось выстроить лишь замок на песке, то в кубанский регион таких вложений просто не будет.

Могут ли эти люди типа Гончаренко перейти от слов к делу: начать пропаганду в южных российских регионах или даже вести там подрывную деятельность?

— Могут. Только подобные виды деятельности очень требовательны к ресурсам, без которых они просто засохнут на корню.

comments powered by HyperComments