Алексей Кудрин давно пропагандирует идею, что зарплаты в стране повышать не нужно. И ему уже давно Путин публично сказал, что может быть, он и лучший министр финансов, но вот к социальной сфере подпускать его нельзя.

Теперь Кудрин, можно сказать, отвечает «за экономию», хотя так и не освоил простую идею основателя экономического либерализма Адама Смита: богатство создают не накопленные деньги, богатство создают деньги, вложенные в производство. А с точки зрения Кудрина богат не тот, кто больше произвел, вложив деньги в производство, а тот, кто деньги не вложил, а спрятал и производства строить не стал.

Сторонников этой точки зрения во власти в России много — поэтому производство в России и не развивается, а темпы роста в несколько раз ниже, чем в самые застойные годы СССР. И, соответственно, в СССР и зарплаты, и пенсии были в разы ниже, чем в современной России, а бедных много меньше либо вообще не было.

Российская власть давно говорит, что борется с бедностью — и даже обещает победить ее к 2030-му году.

Пока можно оставить за скобками вопрос о том, что власть имеет в виду под «бедностью». Потому что то, что она имеет в виду под «бедностью», на деле является нищетой. Властные экономисты считают бедными тех, кто получает в месяц меньше «прожиточного минимума» — но сам «прожиточный минимум» считается таким образом, что предполагает доход, необходимый, чтобы не голодать. Это — не граница бедности. Это граница нищеты.

Кудрин решил сроки, когда можно было бы отчитаться о победе над бедностью, приблизить. И победить ее не к 2030, а к 2024.

И опять же с помощью экономии: платить пособия не всем, а только адресно. Если уровень дохода невысокий, но есть машина, дача или участок — можно не платить.

И здесь два уровня проблемы — и то ли два уровня цинизма, то ли два уровня оторванности от жизни.

Формально логика в его предложении есть: если ты формально беден, но имеешь машину или дачу, значит, либо у тебя есть незадекларированные источники дохода, либо ты вполне можешь продать свою машину или дачу и жить на вырученные деньги.

По сути и то, и другое — бред. Первое потому, что априори предполагает, что ты преступник: как минимум, не уплатил скрытые налоги. Но тогда это дело налоговой инспекции и суда — выявить и доказать, какие и когда налоги тобой не уплачены. Возможно, затребовать подтверждение легальности полученных доходов. Но отказывать человеку в выдаче пособия на основании произвольного предположения о наличии у него скрытых доходов — наглость и произвол.

Второе потому, что и машины с дачами очень сильно разнятся, и тогда нужно указывать, о каких дачах и машинах идет речь. Потому что заявлять, что обладание малоимущим «копейки» 1980-го года выпуска или садового домика, полученного от предприятия в 1975 году есть основание не считать его малоимущим, либо оторванность от жизни, либо лицемерие, наподобие сюжетов из «Приключений Чипполино», когда синьор Помидор отбирает у мастера Тыквы кирпичный домик, в котором нельзя разогнуться и кирпичи на который Тыква собирал всю жизнь. Чем кончил синьор Помидор, графини Вишни и принц Лимон — все должны помнить. И если правящая в стране финансовая сволочь вместе с Кудриным кончит так же, то будет только справедливо.

Ровно так же, как требовать от человека, пять или десять лет назад имевшего доходы, продать купленную тогда машину и жить на вырученное — не меньшее лицемерие и наглость. То есть Кудрин и такие как он говорят тем, кого их политика разорила за последние годы: «Тебе еще есть, что продать — не проси помощи».

Бедные в России сегодня — это не те, кто не хочет работать. Те, кто не хочет работать, по странной случайности оказываются богатыми. Бедные — это те, кто либо не может найти достойную работу, либо на своей работе не получает достойную зарплату.

Кстати, достойная зарплата сегодня это и не 13 000 нищенского прожиточного минимума, и не 40 000 официальной средней зарплаты по стране. 40 000 (чистыми) сегодня это минимальный уровень достойной жизни. Представления о достойной зарплате сегодня приближаются к сумме уже в 100 000 рублей. И люди с ментальностью Кудрина могут сколько угодно твердить, что это субъективные и необоснованно завышенные требования — дело не в том, что будет говорить на эту тему Кудрин иди Силуанов. Дело в том, что эти представления есть и они приобрели устойчивый характер. Если так — это и есть пресловутая «стоимость рабочей силы», то есть та сумма, которую работник будет считать для себя достойной и приемлемой, и отсюда — относиться соответственно к своему труду.

Потому что когда работник получает оплату, рассматриваемую им как недостойную и недостаточную, он либо начинает бастовать и строить баррикады (чего в России пока не происходит), либо, что еще хуже для страны и ее экономики, переходить в формат «русской забастовки». То есть формально не протестует и работает, но, в лучшем случае, на половину того, что ему платят: «Они делают вид, что платят, мы делаем вид, что работаем».

Проблема не в нежелающих работать. Проблема в нежелающих платить. Проблема в том, что работа не дает достойного заработка. «Работающие бедные».

И кто-то еще будет спрашивать, откуда в обществе копится ненависть…

И в значительной степени вина за это даже не на частной собственности и предпринимательстве в целом: вина за это — на государстве. Потому что отправную точку отсчета уровня зарплат задает государство.

Если государство платит достойные деньги в госсекторе, бюджетникам — люди идут работать в бюджетные сферы. И предприниматели вынуждены конкурировать с государством, повышая уровни зарплат на своих предприятиях. Если государство превращает бюджетников если и не в нищих, то в «работающих бедных», бизнес может позволить себе держать на близком уровне зарплаты в своей сфере для основной массы работников, выделяя огромные средства для себя и для приближенных.

Соответственно социальная дифференциация нарастает, миллиардеров становится больше, нищих, выдаваемых властью за бедных — неизмеримо больше. И приходится власти придумывать законы, как ограничить продажу оружия и как так организовать голосование на выборах, чтобы с одной стороны, никто не успел осознать, зачем и как он голосует, и тем более — никто не имел возможности проверить, верно ли подсчитали поданные голоса. Или выборы проводились, как в Америке.

Победа над бедностью достигается не адресными пособиями особо нуждающимся. Победа над бедностью достигается достойным уровнем зарплат в стране. И потому, что незаработанные деньги быстро обесцениваются и развращают. И потому, что достойные деньги рождают достойный интерес к труду, без которого не будет ни интереса к труду, ни производительности труда.

ИсточникКМ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments