Три месяца назад сенсацией стал чуть ли не провал ХДС на выборах в ландтаги в Баден-Вюртемберге и Рейнланд-Пфальце и взлет ориентированной на атлантизм и США партии «зеленых».

«Би-Би-си» тогда говорила даже о «конце эпохи вечного канцлера Меркель».

После 6 июня как о новой, «обратной» сенсации стали говорить об итогах выборов в ландтаг федеральной земли Саксония-Анхальт, где ХДС с шестикратным перевесом «зеленых» победила. И СМИ стали писать, что партия Меркель вновь обрела шансы на победу на сентябрьских общефедеральных выборах в бундестаг.

Баден-Вюртемберг — земля на юго-западе Германии (западнее Баварии) с населением в одиннадцать миллионов человек, во многом с постпромышленной экономикой. Победа «зеленых» над ХДС в этой земле не была сенсацией хотя бы потому, что христианские демократы утратили там первые позиции еще десять лет назад: в 2011 году к власти там пришла коалиция «зеленых» и социал-демократов, которую возглавил представитель первых Винфрид Кречманн. И уже в марте 2016 года «зеленые» получили там первое место на региональных выборах. Так что в марте этого года ничего принципиально нового там не произошло.

Рейнланд-Пфальц с его четырьмя миллионами населения находится еще западнее, горно-культурный регион с массой памятников истории. ХДС, возглавлявшие его с 1947 года, утратила власть еще в 1991 году, когда на смену ей пришли социал-демократы, правившие до этого года. Там что и здесь поражение партии Меркель ничем новым не являлось.

В Баден-Вюртемберге христианские демократы в марте этого года получили 24 %, потеряв тут всего 3 % по сравнению с прошлыми выборами, «зеленые» прибавили 2,6 %, получив в итоге 32,6 %. Для ХДС — неприятный результат, но не нечто сенсационно-катастрофическое. Социал-демократы собрали тогда 11% голосов — на 1,7%.

В Рейнланд-Пфальце социал-демократы остались тогда на первом месте с 35,7% голосов, потеряв менее 1%. ХДС тогда получила 27,7%, потеряв 4,1%. Можно сказать, хотя и упрощенно, что «зеленые» собрали разницу, добавив себе 4 %, но всего набрав 9,3% голосов. Для ХДС тоже неприятно, но, с точки зрения осенних перспектив их коалиции, не слишком существенно. Хотя по обеим землям экспонента не лучшая. Но никогда «оплотами ХДС» ни одна земля, ни другая не считались.

Обе земли — явный юго-запад и запад Германии, граничащие с Францией и Бельгией, — своего рода ядерные земли ФРГ. В Саксонии-Анхальт ситуация резко отличная. Это — центр и восток Германии, западнее Бранденбурга и северо-западнее Саксонии. Два миллиона человек, экономика разрушенная при «объединении» Германии и с трудом восстанавливающаяся сегодня, с одним из наиболее высоких уровней безработицы в стране. Правительство уже десять лет возглавляет представляющий ХДС Райнер Хазелофф.

Соответственно, на последних выборах ХДС получила 36-37 % на фоне 29,8% в 2016 году, «Альтернатива для Германии» — 22,5 %, потеряв 4 %, Левая партия — 11 %, «зеленые» — 5,9%, социал-демократы 8,6 и СвДП 6,4%.

Здесь неожиданностью оказался не сам по себе расклад голосов, а, с одной стороны, меньший, чем ожидалось, результат АДГ, как и наиболее слабый из возможных результат «зеленых».

На фоне мартовских выборов на Западе, если там шло некоторое снижение результатов давно утратившей первенство ХДС, здесь идет усиление ее же как правящей партии, но ослабление явно отстающих «зеленых».

То есть дело не столько в том, что за западе ослабляется ХДС, а на востоке «зеленые», сколько в том, что и там, и там усиливается, судя по этим результатам, существующая региональная власть. А вот она — разнонаправлена и представляет разные политические тенденции: на западе — интегарционистские, на востоке — евроскептические.

И эта тенденция на востоке оттеняется высоким рейтингом «Альтернативы», собирающей на территории ГДР более 20 % поддержки при примерно 10 % по Германии в целом.

То есть скорее можно говорить не о том, что весной действовала тенденция ослабления христианских демократов и усиления «зеленых», а в июне она сменилась на обратную, а о том, что и весной, и летом действовала и усиливается одна тенденция — нарастание различия в политических ориентациях Запада и Востока.

И не менее важный момент: есть основания успех ХДС на выборах 6 июня связывать не столько с усилением авторитета самой партии и не популярностью нового кандидата в канцлеры Лашета, сколько с популярностью премьер-министра земли Райнера Хазелоффа.

И это уже может наводить на мысли о новой тенденции: выдвижение в Берлине на первый план относительно слабого кандидата в качестве обратной реакции на местах рождает смену ориентации с партийных авторитетов федерального уровня — на местных лидеров. В целом — падение авторитета центральной власти с переориентацией на авторитетности земельной власти и интересов земель.

Можно вместе с тем заметить даже на Востоке определенное ослабление позиций АДГ. Но его во многом связывают с некоторой партией смыслового ядра: тему мигрантов заслонила тема пандемии, а по этому вопросу «Альтернатива» стала менять позицию, исходя из логики противоречия центральной власти и выступая то против ограничительных мер, то за них. То есть для нее главной проблемой оказался поиск новой самоидентификации, дополняющей исходный евроскептицизм — и именно переориентация регионов на интересы земель может таким дополнением стать.

И в этом отношении тоже в последних выборах на Востоке скорее имеет смысл усматривать не перелом в тенденциях ослабления ХДС, а нарастание ментального и социально-экономического противостоянии регионов Германии при ослаблении авторитетности федеральной политики и федеральных институтов на фоне все большего расхождения ориентаций на евроинтеграцию и евроскептицизм.

ИсточникКМ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments