«Идеология русской мечты» подоспела к нам очень вовремя. Подоспела как спасение от скепсиса, который в последние годы одолевает русских людей. Скепсис – особо ядовитая форма отчаяния. Если отчаяние может напасть на тебя в процессе работы, когда не оправдываются надежды, когда одно за другим возникают препятствия, когда кругом клубятся недоброжелатели и вероломно предают былые сподвижники, отчего опускаются руки, то скепсис всегда возникает в начале пути. Ты еще не ступил и шагу, а уже ни во что не веришь. Ты еще не ввязался в бой, а уже обрек себя на поражение. Ты не посадил дерева, потому что убедил себя, что оно не даст плодов.

Впавший в скепсис человек подобен философу из притчи Ивана Карамазова: лежит у дороги и не хочет пройти свой квадриллион верст ради Царствия Небесного. Кто или что поднимет лежащего скептика? Кто или что сократит биллион лет бессмысленного бездействия? Кто или что дарует ту райскую секунду, ради которой стоит одолевать и время, и расстояние?

Документальный телецикл Александра Проханова «Идеология русской мечты» – это результат долгих философских размышлений, художественных поисков, общественной борьбы. Категории «русское чудо», «русская победа», «русское воскресение», «священный труд», «общее дело», «оборонное сознание», «душа мира» вызрели в непрерывных странствиях, в романах и повестях, на круглых столах среди единомышленников. В идеологии русской мечты возродились, получили развитие и подтверждение идеи Николая Федорова, Владимира Вернадского, Даниила Андреева. Русская мечта была узрена в пушкинских стихах и улыбке Гагарина, в подвигах Александра Матросова и Александра Прохоренко, в мощной Т-34-ке и в летящей пушинке одуванчика, расслышана в колокольном звоне и в мелодии гимна.

Русская мечта представлена в фильме, как Солнце, как небесное тело, образующее своей мощной гравитацией целую галактику. Русская мечта притягивает к себе и сплачивает вокруг себя пространства, эпохи, людей и дела. Русская мечта подобна рифме в стихотворении: она делает созвучным то, что казалось разновеликим, разнозначным, неимоверно далеким друг от друга. Директор оборонного завода, народный умелец, вылепливающий глиняные игрушки, священник и путешественник Федор Конюхов – все они едины, потому что несут в себе идею русской мечты, потому что взыскуют для Отечества неиссякаемых живоносных источников.

Автор фильма, намеренно отогнавший от русской мечты скверну, не наивен. Он лучше других знает, что, пока праведник обжигает кирпич, враг успевает разрушить стену. И нужно скликать на помощь все новых и новых праведников-мечтателей, которые, также торопясь, обжигая руки, будут из раскаленных кирпичей выкладывать новую стену крепости, завода, храма.

Идеология русской мечты с трудом пробивает себе дорогу, но все же пробивает. С трудом прорастает меж каменных плит скепсиса, но все же прорастает. С трудом рассекает тьму, но все же рассекает.
«Русская мечта – это обломовщина?» – спрашивают идеологов русской мечты. Нет, это обломовка, где никогда не бывает гроз и где люди умирают не от болезней, а оттого, что просто завершили свой век. «Русская мечта – это богатырь, что тридцать лет и три года сидит на печи?» Нет, это богатырь, который испил колодезной воды и обрел силу, способную притянуть небо к земле. «Русская мечта – это старосветские помещики, чьи желания не перелетали за плетень?» Нет, это благоденствие и согласие человеческих душ.

«Но почему же тогда не русское дело, русская цель, русский проект, а эфемерная, зыбкая, мерцающая где-то вдали мечта?» – задают новый вопрос. Цель, дело, проект – все это завершимо. Все это однажды можно сдать в архив, в запасники. Мечта же бесконечна. Мечта – горизонт, на который идет человек, и, прокладывая дорогу, делает множество добрых дел. Мечта подобна любви в Послании апостола Павла: «Любовь никогда не перестанет» – мечта никогда не перестанет.

В русской мечте человек больше себя самого, больше всего земного. Русскому человеку тесно без неба, тесно в нацпроектах. «Качественные дороги» и «доступное жилье» – это задачи не уровня русского человека: они решаются попутно, если движешься на свет мечты. От таких мелких задач и возникает скепсис. Русский человек – человек Космоса и мостов, что превращают острова в полуострова. И если человек бессмертен, если душа его бессмертна, то и деяния человеческие должны быть бессмертны. Мечта – неисчерпаемый сон, который струит в реальность новые смыслы, образы и свершения.

И пусть любая чаша не минует,
Когда меня в замершие уста
Небесным дуновеньем поцелует
Архангелу подобная Мечта.

ИсточникРусский Вестник
Михаил Кильдяшов
Кильдяшов Михаил Александрович (р. 1986) — русский поэт, публицист, литературный критик. Кандидат филологических наук. Секретарь Союза писателей России, член Общественной палаты Оренбургской области, председатель Оренбургского регионального отделения Изборского клуба. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments