Странный вывод Соединенными Штатами своих войск из Афганистана, заставляет вспомнить и уход американцев из Вьетнама, и уход советских войск из того же Афганистана. выглядящий, как минимум, малодостойно, в первую очередь внешне вызывает ассоциации с их же уходом из Вьетнама и выводом Советских войск из того же Афганистана в 1989 году.

Тогда американцы, подписав 27 января 1973 года Парижские мирные соглашения между Демократической Республикой Вьетнам, США, проамериканским режимом Сайгона и Временным революционным правительством Республики Южный Вьетнам, полностью вывели свои войска 29 марта того же года, оставив в Южном Вьетнаме хорошо вооруженную миллионную армию сайгоновского режима, которой противостояла примерно 200-соттысячная северовьетнамская группировка и партизаны Вьетконга. Проамериканский режим сопротивлялся более двух лет — но народно-освободительная армия взяла Сайгон 30 апреля 1975 года. 2 июля 1976 года произошло слияние ДРВ и Юга Вьетнама в Социалистическую республику Вьетнам, устойчиво существующую до сих пор.

Советские войска были выведены из Афганистана 15 февраля 1989 года по решению Горбачева и подписанным по его инициативе 14 апреля 1988 года Женевскими соглашениями между СССР, США, правительствами Афганистана и Пакистана. Афганское правительство имело в этот момент сильную и боеспособную современную армию, обученную, технически оснащенную Советским Союзом и контролировало большую часть территории страны (26 из 28 провинций), в то время как поддерживавшиеся США, Ираном, Пакистаном и Китаем моджахеды — две провинции. Весь 1989 год правительство Афганистана успешно сдерживало атаки моджахедов, но после отказа горбачевского руководства обеспечивать его армию горючим, боеприпасами и запчастями — к 1992 году стремительно стало терять контроль над страной и было свергнуто исламистами 28 апреля 1992 года, после чего страна стала погружаться в хаос противостояния военно-политических группировок.

США тогда ушли из Вьетнама, потерпев унизительное военно-политическое поражение. СССР ушел из Афганистана по прихоти перестроечного руководства страны. В обоих случаях оставленные ими режимы потерпели поражение, но в обоих случаях они имели силы для длительного сопротивления противнику, причем афганское правительство имело силы победить, если бы не было оставлено без горючего и боеприпасов.

В этот раз, в этом году, США почти бежали из Афганистана, причем дружественное им правительство было свергнуто еще до полного вывода ими своих войск, а армия этого правительства разбежалась при первом известии об уходе американцев.

Можно долго спорить, нужно или не нужно было американцам вводить войска во Вьетнам в 1960-е, и Афганистан в 2002 году, а СССР — вттот же Афганистан в 1979, только фактом является одно: если ты войска в другую страну ввел, то выводить их можно либо когда они разгромлены, либо когда ты разгромил противника и твои задачи в этой войне решены. Как было выгравировано на шашке одного из восточных полководцев: «Без нужды не обнажай, без славы — не вкладывай».

Потому что эта ситуация выбора старого формата: выбора между войной и бесчестием. И тот, кто выбирает бесчестие — получает и войну, и бесчестие.

США, войдя в Афганистан, декларировали, что пришли, чтобы спасти его и не только его, от терроризма и радикального исламизма и построить современное демократическое общество». Правдива была эта идея или спекулятивна — дело не в этом, дело в том, что в Афганистане многие в это поверили и встали на сторону США. И США ушли, бросив тех кто им поверил, на милость исламистов.

Много говорят о том, что будет теперь с Афганистаном. Больше — говорят о том, что будет с соседними странами, всей Центральной Азией, Ближним Востоком, как это скажется на соседях России — и на примыкающих к ним регионах России. И это все важно и значимо. И последствия могут оказаться трагичны.

И не только для этих регионов.

Когда США воевали во Вьетнаме и ушли из Вьетнама — они заплатили своим общенациональным кризисом 1970-х гг. Это потом будет казаться, что Америка — символ несокрушимой мощи и процветания. Америка 70-х — это была не Америка 1990-х. Она скорее походила на Россию тех же 90-х. И в 1979 году Президент Картер, выступая с обращением к нации скажет: «Это кризис, который затрагивает самое сердце, душу и дух нашей национальной воли, Мы можем видеть этот кризис в растущих сомнениях в смысле нашей жизни, и в утрате единства целей нашего народа. Подрыв нашей веры в будущее чреват угрозой уничтожения самого социального и политического строя Америки. … Впервые большинство нашего народа верит в то, что последующие пять лет будут хуже, чем последние пять лет».

Честно говоря, скорее всего — тогда США были обречены. Но тогда сначала СССР пошел в 70-е на разрядку, в 80-е — на прямую капитуляцию, и отказавшись от той борьбы, которую вел 70 лет, и на прямое повторение ошибок США, выведя войска из Афганистана. С той разницей, что Штаты ушли из Вьетнама в состоянии тяжкого поражения, СССР — в состоянии тяжкого очарования нелепостями «Нового политического мышления» и в расцвете могущества.

И заплатил за повторение чужих ошибок дороже, чем в 70-е заплатили США — заплатил и своим собственным кризисом, разрушением и потерей доверия всех международных партнеров, которое в полной мере не преодолено еще и сегодня.

Дело даже не в том, что США проиграли. По большом счету, со времен Второй Мировой США не одержали ни одной полноценной военной победы — но они умели создавать впечатление, что обладают несокрушимой мощью и побеждают всегда. И всегда являются надежной защитой для своих клиентов: что и обеспечивало и покорность многих, и их лояльность в обмен на покровительство.

Теперь иное: — дело в том, что они продемонстрировали миру, что они готовы предавать своих клиентов и своих вассалов. Что их покровительство — ненадежно. Что они могут бросить вассала один на один с его врагом, повернуться — и уйти.

Можно злорадствовать и радоваться и их поражению, и их унижению. Но на представлении об их надежности и их могуществе многое в конструкции мира держалось. Теперь они показали, что на деле нет ни их надежности, ни их силы.

И это значит, что конструкция, хороша она или плоха — но обречена на распад. Хороша они была или нет — тоже отдельный вопрос. Только обрушение даже неудачной конструкции — хуже и разрушительнее, чем была сама конструкция.

Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments