Цифровая революция опять преподносит сюрпризы. Среди цифровых активов стали быстро популярными так называемые «невзаимозаменяемые токены» или NFT (напомним, что токен – это некий аналог ценных бумаг в цифровом виде, или распределенная база данных, которая содержит информацию обо всех транзакциях, проведенных участниками системы — Е. Л., В. О.).

Летом 2021 года в интернете и печатных СМИ появились сообщения о том, что Государственный Эрмитаж объявил о начале продаж собственных NFT на Binance. (Binance — лидер рынка бирж криптовалют — Е.Л., В.О). Коллекция, которую представит музей, создали на основе изображений, хранящихся в учреждении. В серию войдут цифровые воспроизведения «Мадонны Литта» Леонардо да Винчи, «Юдифи» Джорджоне, «Куста сирени» Винсента Ван Гога и другие. Аукцион начнётся 31 августа и продлится до 7 сентября.

Стартовая стоимость каждого токена — $10 000 в стейблкоине BUSD. Деньги, которые выручат от продажи, поступят в Эрмитаж. Принять участие в аукционе смогут все пользователи Binance.

NFT продаются как экзотические голландские тюльпаны XVII века — некоторые за миллионы долларов. Сразу после появления NFT пошел резкий рост еженедельных их продаж в Интернете. Было побито несколько рекордов, и многие люди пристально смотрят на них, задаваясь вопросом, какова будет их стоимость в будущем.

Но стоят ли NFT этих денег—или шумихи? Некоторые эксперты говорят, что они — пузырь, готовый лопнуть. Другие считают, что NFT здесь для того, чтобы остаться, и что они навсегда изменят инвестирование.

Но возникают и другие вопросы: а не стоит ли за новыми токенами криминальная составляющая; и как их могут использовать в преступных целях?

Что такое NFT?

Начнём с определения в Википедии. NFT (non-fungible token) «представляет собой сертификат уникальности цифрового объекта — цифровой криптографический сертификат, который подтверждает право на владение цифровым активом (цифровым артефактом, файлом). NFT не препятствует копированию цифрового артефакта, он только закрепляет право владения оригинальным экземпляром цифрового артефакта».

NFT – это часть блокчейна (blockchain) или цифровой актив, представляющий объекты реального мира, такие как искусство, музыка, игровые предметы и видео. Они покупаются и продаются онлайн, часто с использованием криптовалют, и, как правило, построены с использованием того же программирования, что и криптовалюта, например Биткойн или Эфириум.

Хотя они существуют с 2014 года, NFТ сейчас резко набирают известность, потому что они становятся все более популярным способом покупки и продажи цифровых произведений искусства. С ноября 2017 года на NFТ в мире было потрачено ошеломляющие $174 млн.

NFT, как правило, являются единственными в своем роде или, по крайней мере, одним из очень ограниченного тиража и имеют уникальные идентификационные коды. «По сути, NFT создают цифровой дефицит», — считает Арри Ю, председатель Вашингтонской ассоциации технологической индустрии Cascadia Blockchain Council и управляющий директор Yellow Umbrella Ventures.

NFT резко контрастирует с большинством цифровых творений, которые можно скачать из интернета, и предложений, число которых почти всегда бесконечно. Гипотетически, прекращение предложения должно повысить стоимость данного актива, если предположить, что он пользуется спросом.

Но многие NFT, по крайней мере в первое время, были цифровыми творениями, которые уже существуют в той или иной форме в других местах. Например, в качестве NFT выступали культовые видеоклипы из игр NBA или защищенные версии цифрового искусства, которые уже появились в Instagram. Известный цифровой художник Майк Винклеманн, более известный как “Бипл”, создал композицию из 5000 ежедневных рисунков, чтобы создать, возможно, самую известную на данный момент NFT “КАЖДЫЙ ДЕНЬ: первые 5000 дней”, которая была продана на аукционе Christie’s за рекордные $69,3 млн.

Любимый мем Илона Маска Doge с собакой сиба-ину по кличке Кабосу продали за $4 млн в качестве NFT. При этом покупатель, компания PleasrDAO, поделила токен на части и предлагает всем желающим стать совладельцем мема всего за $1. Мем Doge стал легендарным в интернете, в честь него названа мемная криптовалюта Dogecoin.

В 2021 году компания Las Vegas Mob Experience, которой принадлежит самая большая коллекция подлинных артефактов организованной преступности, памятных вещей, фотографий и видео из когда-либо собранных, сменив название на The Mob Experience, выставила избранные предметы Signature из своей обширной коллекции на продажу через OpenSea в качестве NFT.

Первоначальный выпуск восьми самых ценных артефактов из серии NFT компании The Mob Experience включал в себя, например, единственный образец пистолета, принадлежащего Багси Сигелу (Bugsy Siegal); единственный образец 3-страничного письма, написанного Аль Капоне его сыну; пиджак, галстук, рубашка и шляпа Мейера Лански в комплекте. Пиджак с узором «гусиные лапки» и т.п.

Ценность NFT полностью основана на том, что кто-то другой готов заплатить за нее. Поэтому спрос будет определять цену, а не фундаментальные, технические или экономические показатели, которые, как правило, влияют на цены акций и, по крайней мере, в целом формируют основу спроса инвесторов. Это означает, что NFT может быть перепродан за меньшую сумму, чем вы за нее заплатили. Или вы можете вообще не продать его, если он никому не нужен.

Как работает NFT

Каждую запись в цепочке называют токеном. В открытом блокчейне все токены можно заменить на идентичные, однако в системе NFT этого сделать нельзя. Если у вас есть, например, биткойн — его можно поменять на другой биткойн, идентичный вашему. Они также равны по стоимости—один доллар всегда равен другого доллара; один биткойн всегда равен другому биткойну. Взаимозаменяемость криптовалюты делает ее надежным средством проведения транзакций в блокчейне. NFT— уникальные токены, заменить их невозможно. У каждого из них есть цифровая подпись, которая делает невозможным обмен NFТ друг на друга или их равенство (следовательно, они не взаимозаменяемы). Например, один клип с лучшим кадром NBA не равен КАЖДОМУ ДНЮ просто потому, что они оба NFТ. Один клип с лучшим кадром NBA даже не обязательно равен другому клипу с лучшим кадром NBA, если уж на то пошло. Коллекционеры ценят эти “права на цифровое хвастовство” почти больше, чем сам предмет.

NFT существуют на блокчейне, который представляет собой распределенную публичную книгу, и в которой регистрируются транзакции. В частности, NFТ обычно хранятся в блокчейне Эфириум, хотя другие блокчейны также поддерживают их.

NFT создается из цифровых объектов, представляющих как материальные, так и нематериальные объекты, включая:

• Искусство

• GIF-файлы

• Видео и спортивные события

• Предметы коллекционирования

• Виртуальные аватары и скины для видеоигр

• Дизайнерские кроссовки

• Музыка

Даже твиты считаются. Соучредитель Twitter Джек Дорси продал свой первый в истории твит в качестве NFT более чем за $2,9 млн.

По сути, NFT похожи на физические коллекционные предметы, только цифровые. Поэтому вместо того, чтобы повесить на стену настоящую картину маслом, покупатель получает вместо нее цифровой файл.

У NFT может быть только один владелец одновременно. Уникальные данные NFT позволяют легко проверять их принадлежность и передавать токены между владельцами. Владелец или создатель также может хранить в них определенную информацию. Например, художники могут подписывать свои работы, включая свою подпись в метаданные NFT.

Для чего используются NFT?

Технология блокчейн и NFT предоставляют художникам и создателям контента уникальную возможность монетизировать свои товары. Например, художникам больше не нужно полагаться на галереи или аукционные дома для продажи своего искусства. Вместо этого художник может продавать его напрямую потребителю в качестве NFT, что также позволяет ему получать больше прибыли. Кроме того, художники могут запрограммировать роялти, чтобы они получали процент от продаж всякий раз, когда их работы будут проданы новому владельцу. Это привлекательная особенность, поскольку художники, как правило, не получают будущих доходов после того, как их работы будут впервые проданы. То есть, любой художник, желающий прикрепить токен к своей работе, может использовать площадки OpenSea или Rarible. Примечательно, что OpenSea создает NFT-токены только после того, как на них найдётся покупатель. Площадка Rarible, наоборот, создает токены сразу после загрузки работы в сервис и берёт с автора комиссию.

Так же NFT активно используют в играх с внутренними покупками для того, чтобы подтвердить владение виртуальными предметами — комплектами брони, оружием, зданиями и скинами. Это нужно, в первую очередь, для того, чтобы игроки могли переносить предметы между своими аккаунтами, перепродавать их, а также с помощью токенов заявлять о владении. При этом у игроков нет авторских прав на эти предметы, они всё ещё находятся у компании-разработчика, однако NFT подтверждает неоспоримое право собственности внутри системы.

Но самый необычный способ использовать NFT-токены продемонстрировала компания Injective Protocol. Она купила работу Morons (White) художника Бэнкси (Бэнкси — псевдоним анонимного английского андерграундного художника стрит-арта, политического активиста и режиссёра, работающего с 1990-х годов. – Е.Л., В.О.) за $95 тыс. и во время трансляции в Тwitter сожгла картину. После этого компания привязала невзаимозаменяемый токен к цифровой версии уничтоженной работы. Теперь Morons (White) существует только в цифре и принадлежит Injective Protocol. Компания объявила, что пошла на такой шаг для того, чтобы создать из физической работы полноценный крипто-арт, который существует только в цифровом пространстве.

Помимо картин и музыки, благодаря NFT на аукционе смогли продать и полноценный мем. Недавно с молотка ушёл популярный в десятых годах Nyan Cat — пиксельный кот, который летит в космосе под веселую чиптюн-мелодию. Мем стоил будущему обладателю около $580 тыс.

Искусство и игры — не единственные способы заработать деньги с помощью NFT. Например, такие бренды, как Charmin и Taco Bell, выставили на аукцион тематическое искусство NFT, чтобы собрать средства на благотворительность.

Зачем NFT покупателю?

Любой желающий может бесплатно просматривать отдельные изображения или даже весь коллаж изображений в Интернете. Так почему же люди готовы тратить миллионы на то, что они могли бы легко скопировать с экрана компьютера или загрузить?

NFT-токены позволяют аудитории поддерживать финансово любимого автора и дают пользователям право на использование цифрового контента, будь то размещение в социальных сетях, использование в качестве аватара и так далее. К тому же, произведения с прикреплённым NFT — своего рода коллекционный актив, ценность которого может со временем повышаться или падать.

Если к такому токену привязана картина, существующая всего в одном экземпляре — его ценность будет максимально высокой. Яркий пример — коллаж от Beeple, о котором говорилось ранее. NFT — это в основном дорогостоящие товары в Интернете.

Согласно NFT Yearly Report 2020,, проведенному в партнерстве с финансовым учреждением, рынок NFT в последние годы стремительно рос:

2018 г. 2019 г. 2020 г.

Активные кошельки * 110,551 112 731 222 179

Торгуется в долларах США $159,1 млн. $62,9 млн. $250,8 млн.

Рыночная капитализация $40,9 млн. $141,6 млн. $338 млн.

* Кошельки позволяют пользователям отправлять, получать и тратить криптовалюту. В этой строке указано количество кошельков, которые взаимодействовали со смарт-контрактом NFT, включая покупателей, продавцов и всех, кто играл в игру или взаимодействовал с проектом с помощью NFT.

И эта тенденция сохраняется в течение 2021 года. Действительно, отчеты показывают, что продажи NFT в первом квартале 2021 года выросли до более чем до $2 млрд, что более чем в 12 раз превышает объем предыдущего квартала.

Подходы к регулированию NFT в разных странах

Согласно докладу компании Clifford Chance, NON-FUNGIBLE TOKENS: THE GLOBAL LEGAL IMPACT, опубликованному в июне 2021 года, NFT доступны и продаются по всему миру. Следовательно, эмитентам, консультантам и покупателям NFT необходимо учитывать правовой статус и нормативно-правовую базу в нескольких юрисдикциях. В мире очень мало регулирующих руководств относительно того, попадают ли NFT в рамки существующих правил, применимых к криптоактивам.

Большинство юрисдикций еще не разработали нормативно-правовую базу, специально применимую к NFT, хотя некоторые из них реализовали или опубликовали планы по более широкому регулированию криптоактивов.

ЕС

В то время как ЕС расширил свою нормативную базу AML, включив в нее «обмен виртуальных валют» и «провайдеров кастодиальных кошельков» путем внедрения AMLD5 (5 anti-money laundering Directive) в 2018 году, он не определил правила, специфичные для NFT, скорее всего потому, что NFT, хотя и хорошо известны криптоэнтузиастам, но широко не использовались.

Однако 24 сентября 2020 года Европейская Комиссия приняла пакет документов по цифровым финансам, который включает новое законодательное предложение по криптоактивам, называемое «Рынки криптоактивов» (MiCA). Предложение MiCA включает правила, которые будут применяться к NFT в определенных случаях, и впервые в ЕС определяет криптоактив как «цифровое представление стоимости или прав, которые могут передаваться и храниться в электронном виде с использованием технологии распределенного реестра или аналогичной технологии».

Предложение MiCA предназначено для обеспечения всестороннего регулирования криптоактивов, еще не охваченных финансовым законодательством ЕС, с целью оптимизации технологии распределенного реестра и регулирования виртуальных активов в ЕС. Ожидается, что MiCA вступит в силу к 2024 году и будет применяться к любому лицу, выпускающему или предоставляющему услуги криптоактивов во всех государствах-членах, а также к любой фирме за пределами ЕС, стремящейся торговать в государствах-членах ЕС.

Предложение MiCA направлено на регулирование:

— публичного предложения криптоактивов,

— допуска криптоактивов к торговле на торговой платформе,

— лицензирования поставщиков услуг криптоактивов (CASP),

— злоупотреблений на рынке правила для криптоактивов.

Предложение MiCA обычно ссылается на три основные категории токенов (токены, привязанные к активам, токены электронных денег и другие криптоактивы), с различными требованиями к каждой из них в отношении лицензирования и операций эмитентов. Согласно Разделу II предложения MiCa, NFT, скорее всего, попадут в категорию универсальных «других» криптоактивов.

Одно из предлагаемых обязательств состоит в том, что эмитентам криптоактивов необходимо будет выпустить «белую книгу криптоактивов», похожую на проспект эмиссии. Хотя, согласно текущему проекту, от эмитентов невзаимозаменяемых криптоактивов не потребуется публиковать технических документов для публичного предложения.

Великобритания

Подход правительства Великобритании к регулированию криптоактивов заключается в попытке сбалансировать необходимость стимулирования инноваций с желанием обеспечить защиту потребителей. NFT в настоящее время специально не регулируются в Великобритании. Однако определенные действия в отношении определенных криптоактивов (которые могут включать NFT в зависимости от его характеристик) могут подпадать под одну или несколько существующих нормативных рамок:

1. Если криптоактивы квалифицируются как регулируемые инвестиции (например, акции, облигации, паи в схемах коллективных инвестиций или деривативы), покупка, продажа, посредничество и определенные вспомогательные услуги в отношении таких регулируемых инвестиций повлекут за собой требование лицензирования и постоянное проведение деловые обязательства;

2. Если криптоактив квалифицируется как электронные деньги в обстоятельствах, когда он представляет собой требование к эмитенту в отношении предоплаченной электронной покупательной способности, эмитент инициирует лицензионные требования и текущие деловые обязательства;

3. Согласно законодательству Великобритании о борьбе с отмыванием денег, криптоактивы определяются как « криптографически защищенное цифровое представление стоимости или договорных прав, которое использует форму DLT (Distributed Ledger Technology — технология распределенного реестра) и может быть передано, сохранено или продано в электронном виде», и действия, которые сводятся к преобразованию криптоактивов в другие криптоактивы или наличных денег в криптоактивы, вызовут требования к регистрации. Такое нормативное требование также инициируется посредничеством или организацией таких обменов.

В настоящее время в Великобритании проводятся консультации по различным предлагаемым нормативным изменениям, в том числе по периметру регулирования, применимому к криптоактивам и стейблкоинам (общее название криптовалют, которые привязаны к запасам обычных валют или физических товаров (золота, нефти) и курсы обмена которых подвержены меньшим колебаниям, чем курсы типичных криптовалют), и расширению сферы действия режима финансовых рекламных акций для применения к криптоактивам, которые в настоящее время не входят в сферу охвата, что может повлиять на NFT.

Германия

Применяемая Германией AMLD5 определяет «криптоактивы» как финансовые инструменты в значении Закона о банковской деятельности Германии (KWG). Согласно KWG, криптоактив означает «цифровое представление стоимости, которое не выдается или не гарантируется центральным банком или государственным органом и не обладает юридическим статусом валюты или денег, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве средства. обмена или платежа, или которые могут быть использованы в инвестиционных целях и которые могут быть переданы, сохранены и проданы в электронном виде «. Ссылка на использование в инвестиционных целях является расширением AMLD5. Поскольку NFT в принципе могут использоваться в инвестиционных целях, учитывая их уникальный (создающий ценность) характер, есть веские аргументы в пользу того, что NFT могут квалифицироваться как криптоактивы и, следовательно, как финансовые инструменты в рамках KWG. В этом отношении базовая услуга в отношении NFT (например, брокерская или торговая деятельность) может инициировать требование лицензии.

Некоторые NFT могут квалифицироваться как инвестиционные продукты в соответствии с Законом о капитальных инвестициях Германии, который регулирует публичное предложение инвестиционных продуктов, которые обещают выплату процентов, возврат инвестированного капитала или денежный расчет в обмен на вложение капитала. Подпадает ли NFT под это определение зависит от характеристик конкретного токена.

США

В настоящее время NFT специально не регулируются в США. Таким образом, правовой статус и нормативная классификация NFT в соответствии с законодательством США остаются неясными. Однако, как и в случае с другими криптоактивами, особенности NFT и то, как они продаются, покупаются или продаются, могут привести к тому, что NFT подпадут под существующие федеральные нормативные рамки США. Следует учитывать следующие ключевые моменты.

С точки зрения законодательства США о ценных бумагах, памятные вещи и предметы коллекционирования обычно не рассматриваются как отдельная «ценная бумага». Однако NFT, продаваемая как финансовая инвестиция, владельцы которой были вынуждены ожидать прибыли от предпринимательского предприятия, включающего NFT, или управленческих навыков учредителя NFT, с большей вероятностью будет считаться частью «инвестиционного контракта», который является одним из видов «ценных бумаг», подпадающих под действие законодательства США о ценных бумагах. Хотя на сегодняшний день ни один федеральный регулирующий орган США не предпринял принудительных мер против эмитента NFT, есть случаи, когда частные стороны подавали коллективные гражданские иски против эмитентов NFT, утверждая, что выпуск их NFT представляет собой незарегистрированное предложение ценных бумаг в соответствии с законодательством США.

Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) и суды ещё не выпустили конкретных указаний по NFT. С точки зрения борьбы с отмыванием денег в США, в настоящее время не совсем ясно, можно ли охарактеризовать NFT как «средство обмена» и, в конечном счете, как «конвертируемую виртуальную валюту» в соответствии с законодательством США. NFT, которые действительно не взаимозаменяемы, не должны рассматриваться как средство обмена или конвертируемая виртуальная валюта, потому что, в отличие от биткойнов или других виртуальных валют, большинство NFT не предназначены для использования в качестве заменителя валюты или средства обмена.

Недавние изменения в Законе о банковской тайне, включенные в Закон о борьбе с отмыванием денег 2020 года, вносят поправки в некоторые определения, чтобы включить предприятия, занимающиеся обменом или передачей «валюты, денежных средств или стоимости, заменяющей валюту», в качестве финансовых учреждений, которые подпадают под нормативные требования AML.

Федеральные регулирующие органы США могут также интерпретировать положения о борьбе с отмыванием денег, регулирующие операции с «предметами старины» или «предметами искусства», как покрытие NFT. Закон 2020 года также поручает Казначейству и другим агентствам провести исследование по содействию отмыванию денег в торговле произведениями искусства и представить отчет Конгрессу в январе 2022 года, чтобы проинформировать об обсуждении вопроса о том, распространять ли нормативные требования AML на арт-дилеров.

Законы США о федеральных санкциях также могут иметь отношение к выпуску, покупке и продаже NFT. Транзакции NFT могут происходить между контрагентами, расположенными в любой точке мира. Таким образом, американские и некоторые лица, не являющиеся гражданами США, осуществляющие операции с NFТ, и, в частности, дилеры NFT, должны обеспечить соблюдение правил, изданных Управлением по контролю за иностранными активами США, запрещающих деловые операции с определенными лицами, поскольку NFT любой стоимости могут использоваться для уклонения от Санкций США.

Китай

Деятельность, связанная с криптовалютами и криптоактивами, строго регулируется и контролируется в КНР. Несмотря на отсутствие единого нормативного документа, правила в отношении криптоактивов разбросаны по специальным уведомлениям и проспектам финансовых регуляторов КНР. Важным положением в этой области является Циркуляр по предотвращению рисков, связанных с первичным размещением монет (ICO) (2017 года), выпущенный семью китайскими правительственными учреждениями (включая Центральный банк КНР, Народный банк Китая) в сентябре 2017 г. (Циркуляр ICO).

Циркуляр ICO ознаменовал беспрецедентное нормативное ограничение криптоактивов, которое поддерживается на практике; с 2017 года мы стали свидетелями надзорных и принудительных мер, принимаемых в отношении деятельности, связанной с криптовалютой.

В мае 2021 года Национальная ассоциация интернет-финансов Китая, Китайская банковская ассоциация и Платежная и клиринговая ассоциация Китая опубликовали совместное заявление, в котором подтверждалась позиция Циркуляра ICO, относительно того, что учреждения-члены (включая банки и платежные фирмы) не должны предлагать внутри страны никаких связанных с криптовалютой услуг. В заявлении также изложены дополнительные конкретные ограничения и предупреждения о рисках, в том числе в отношении обмена криптовалютой, инвестиций и торговли.

Однако в законодательстве КНР нет четкого определения криптовалюты или криптоактивов, и вопрос о том, квалифицируется ли NFT как таковые, может потребовать анализа сущности и формы. Если NFT создаются для сбора средств, соответствующие регуляторные риски будут высокими. Вероятная деятельность после эмиссии также может иметь значение при оценке потенциальных рисков в отношении любых NFT.

Несмотря на вышесказанное, ни Циркуляр ICO, ни другие нормативные акты прямо не запрещают резиденту КНР торговать или инвестировать в NFT, а лишь напоминают людям о соответствующих рисках, связанных с криптоактивами.

Россия

Покупка и продажа объектов цифрового искусства с помощью NFT-технологий не урегулирована российским законодательством, но не запрещена, и при сделках нужно руководствоваться действующими нормами и оценивать юридические риски.

Недавно завершила разработка нормативно-правовой базы, регулирующей цифровые активы. В настоящее время она различает:

1. Цифровые финансовые активы (ЦФА) – это цифровые права, которые могут включать: денежные требования; возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам; права участия в капитале непубличного акционерного общества; право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг.

2. Цифровые валюты, которыми признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам.

В зависимости от характеристик конкретной NFT, она может подпадать под одну из этих категорий или рассматриваться как особый актив. В любом случае особенности выпуска или торговли NFT и соответствующие нормативные, правовые и налоговые последствия необходимо будет анализировать в каждом конкретном случае, в зависимости от характеристик NFT и базового актива, к которому он связан.

Российские юристы предупреждают, что следует правильно высчитывать налоги. Также наибольшие риски в уголовно-правовой сфере при структурировании сделок с NFT связаны с требованиями законодательства о борьбе с отмыванием денег и противодействию терроризму.

Новые, но знакомые преступления

Как и Эфириум или биткойн, NFT — это средство сбережения, но в отличие от них оно представляет собой ценный цифровой товар. Таким образом, как и отдельные произведения искусства, они могут применяться как ценные товары, которые можно использовать для обмена на материальные ценности. В отличие от произведений искусства, данные о собственности хранятся в реестре NFT и, следовательно, являются общедоступными и поддающимися проверке. К сожалению, это тоже анонимно. Обмен NFT между пользователями может представлять собой форму разделения или даже интеграции в обычной сфере отмывания денег. Иными словами, NFT представляют собой ещё одно средство как для спекуляций, так и для отмывания денег.

Основная динамика, заключающаяся в том, что люди обмениваются вещами, которыми восхищаются, копят, оценивают и собирают, представляет собой длительное, значимое, постоянное социальное явление. У людей есть внутренняя мотивация собирать целый ряд физических артефактов, от бейсбольных карточек до классических автомобилей и произведений искусства. Коллекционеры начинают накапливать эти товары по относительно низким ценам. Затем группы коллекционеров образуют отдельные социальные группы, которые затем торгуют и обмениваются этими коллекциями на основе эстетической привлекательности или другого социального явления.

Как активы, NFT могут быть невероятно ценными. Однако, они также создают новый набор проблем для выявления и предотвращения мошенничества и отмывания денег. Торговля произведениями искусства исторически была подвержена преступности из-за проблем анонимности дорогостоящих сделок и ограничительных глобальных правил.

Сейчас, когда продолжается экспоненциальный рост NFT, продажа цифрового искусства вызывает еще больше проблем, чем продажа традиционного искусства, и является привлекательным местом для работы преступников. Ценность произведения искусства уж очень гибка, она растет и падает по мере того, как художники повышают и понижают свою значимость и влияние. Тем не менее, существует установленный набор правил и представлений, используемых для оценки таких предметов—эпоха, используемые материалы, состояние при продаже, редкость и надлежащая документация, и это лишь некоторые из них.

Цифровое искусство и новее, и еще более субъективно в своих ценах, поскольку коллекционеры и финансисты борются с новым набором правил, связанных с тем, сколько может стоить произведение искусства, если его никогда нельзя физически просмотреть или сохранить. Это создает идеальный ландшафт для преступности, поскольку дилеры и продавцы могут определить ценность произведения искусства с небольшим историческим контекстом лишь приблизительно.

Это отличное прикрытие для отмывания денег, добавляющее ещё больше секретности и без того сложному рынку, где местонахождение, личность и источники средств часто держатся в секрете. Учитывая молодой возраст NFT, в настоящее время нет достоверных данных об их использовании для отмывания денег. Тем не менее, эксперты утверждают, что преступники, скорее всего, рано или поздно обратятся к ним, если они этого еще не сделали.

«Я не знаю ни одного примера отмывания денег с помощью NFT. Но я был бы удивлен, если бы никто не попытался», — сказал Дэвид Джерард, автор книги «Атака 50-футовых блокчейнов». Основная причина предположить это заключается в том, что, как указал Джерард, мир традиционного искусства уже давно печально известен отмыванием денег. «Я ожидаю, что те же люди попробуют те же уловки в этой новой области», — добавил он.

В настоящее время существует множество способов, с помощью которых потенциальный отмыватель денег может использовать искусство для сокрытия незаконных источников своих незаконно полученных денег. И мир NFT добавляет еще несколько методов в репертуар отмывателя.

«Если на рынке разрешены NFT без каких-либо проверок KYC/AML (знай своего клиента / противодействие отмыванию денег) и ограничений на суммы транзакций, то незаконным участникам будет очень легко приобрести NFT, перепродать их и переместить криптовалюту в другие кошельки, по-видимому, не связанные с преступником», — сказал Яя Дж. Фануси, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности (CNAS), где он исследует риски криптоактивов и блокчейна для национальной безопасности.

Как полагает в Твиттере Тим Свансон, руководитель отдела рыночной аналитики Clearmatics, другим методом может быть покупка/ продажа NFT (возможно, от самого себя), чтобы уменьшить налоговые обязательства. «Известный аккаунт с большими налоговыми обязательствами покупает NFT у неизвестного аккаунта. Происходит перепродажа третьему счету по значительно более низкой цене, в результате чего возникает убыток, который компенсирует предыдущие налоговые обязательства», — написал он.

По мере того, как мир искусства набирает обороты, чтобы вступить в эту новую эру NFT-транзакций, финансовые учреждения также сталкиваются с новым набором проблем. Существуют споры о том, следует ли рассматривать NFT как произведение искусства или ценный актив, что вызывает дополнительные юридические сложности.

Подобно более традиционным криптоактивам, таким как биткойн и др., цифровые сертификаты NFT не защищены от манипуляций. Не только кошельки, в которых они хранятся, могут быть взломаны, но NFT могут быть украдены, что вызывает те же старые трудности с отслеживанием, с которыми юридическое сообщество борется в течение многих лет, а также сами NFT могут использоваться, например, для мошенничества при продаже цифрового дизайна нескольким владельцам. Цифровые работы уже давно преследуют проблемы, связанные с дизайном. После загрузки в интернет ничто не может помешать «плохому актеру» взять изображение, выдать его за свое и продать, возможно, несколько раз.

На грани закона об интеллектуальной собственности стоит тема неоднозначной взаимосвязи между NFT и законом об авторском праве. Как и следовало ожидать, в настоящее время NFT никак не рассматриваются в законодательствах или прецедентном праве большинства юрисдикций. Соответственно, любой правовой анализ и комментарии в отношении NFT основаны на фундаментальных принципах права интеллектуальной собственности, информационных технологий и коммерческого права.

Как правило, покупка NFT предоставляет покупателю право собственности только на конкретную копию или версию работы, которую представляет NFT. Приобретение права собственности на NFT, представляющую произведение искусства, на которое сохраняются авторские права, не дает новому владельцу авторских прав NFT на основную работу.

Однако это положение может быть изменено по контракту. Смарт-контракт, который управляет NFT, может определять, какие права собственности, включая авторские права, передаются при продаже NFT. Кроме того, или в качестве альтернативы, к продаже NFT могут применяться стандартные условия. Например, соучредитель и ведущий вокалист Linkin Park, Майк Шинода, продает NFT в соответствии со следующими «Условиями NFT», которые размещены на его веб-сайте:

«Предоставляются только ограниченные права на личное некоммерческое использование и перепродажу NFT, и вы не имеете права лицензировать, использовать в коммерческих целях, воспроизводить, распространять, подготавливать производные работы, публично исполнять или публично демонстрировать NFT или музыку или произведения искусства в нем. Все авторские и другие права защищены и не передаются».

Кроме того, продажа NFT может сопровождаться контрактом на продажу, актом о передаче авторских прав или актом о лицензии на авторские права, в котором прямо указывается, как авторское право рассматривается в транзакции. Предположительно, при продаже ценных бумаг NFT официальное письменное соглашение будет регулировать сделку и четко оговорить, как поступать с авторским правом.

Однако создание и продажа NFT подвержены «авторскому мошенничеству» и нарушению авторских прав на основную работу, а также нарушению неимущественных прав автора оригинальной работы. Копировальное мошенничество может иметь место, когда человек создает NFT произведения, являющегося общественным достоянием, ложно заявляя, что владеет авторскими правами на базовый актив как на оригинальную работу. Точно так же нарушение авторских и неимущественных прав может иметь место, когда лицо, не являющееся автором или владельцем авторских прав на базовый актив, на который существуют авторские права, создает NFT и искажает информацию о том, что оно является автором или владельцем авторских прав на произведение. Такое поведение особенно проблематично в отношении NFT из-за особенностей анонимности блокчейна, которые затрудняют проверку того, кто является законным создателем или владельцем авторских прав на основную работу NFT.

В течение некоторого времени правительственные организации усиливали регулирование криптовалют, поставщиков услуг виртуальных активов и небанковских финансовых компаний, но риски финансовых преступлений в этой сфере развиваются гораздо быстрее, чем могут быть реализованы государственные нормативные акты. Поскольку NFT набирают популярность у потребителей, частные учреждения и государственные органы изо всех сил пытаются определить, что такое NFT и как с ними обращаться. Это, в свою очередь, оставляет потенциальные возможности для быстрого проникновения преступников на рынок.

Поисковые системы по большей части хорошо справляются с тем, чтобы скрыть мошеннические домены с типографскими ошибками из результатов поиска. Однако злоумышленники часто используют сообщения в мессенджерах WhatsApp и Telegram, прямые сообщения в социальных сетях или даже рекламу для распространения поддельного домена.

Например, эксперты обнаружили домен wwwrarible[.]сom, в котором отсутствует точка между www и rarible. Когда посетители по ошибке нажимают на URL-адрес данного домена, они попадают на web-сайт, предлагающий установить поддельное обновление Firefox. Одно из расширений для браузера внедряет рекламу на посещаемые пользователем сайты и отслеживает активность в интернете.

Другие домены перенаправляют посетителей на различные мошеннические ресурсы, включая азартные игры, поддельные сайты знакомств, предназначенные для хищения данных, а также поддельные страницы технической поддержки. В одном из случаев пакет рекламного ПО установил майнер криптовалюты на тестовом устройстве специалистов.

Как полагают эксперты, мошенники продолжат пользоваться возрастающей популярностью NFT, создавая поддельные торговые площадки по продаже NFT и раздачи токенов.

Чтобы по-настоящему управлять рисками, включая мошенничество и отмывание денег, финансовым учреждениям, особенно тем, которые предлагают управление капиталом и частные банковские услуги международной состоятельной клиентской базе, необходимо будет глубже понять источник богатства и финансирования своих клиентов, включая роль цифровых активов в их портфелях.

Аналогичным образом, платформы NFT также, вероятно, будут уделять все больше внимания своим юридическим обязательствам по знанию своих клиентов/борьбе с отмыванием денег, чтобы помочь им исследовать свою клиентскую базу и сообщать о рисках, которые они представляют.

В сегодняшнем реальном быстро меняющемся цифровом мире мы еще не успеваем осознать и осмыслить одно вновь появившееся явление, как на смену ему уже приходит другое. Так и в криптомире, не успели мы понять, что же такое NFT, как его уже теснят децентрализованные игры с их возможностями, рисками и угрозами. Но это уже совсем другая история.

ИсточникЗавтра
Владимир Овчинский
Овчинский Владимир Семенович (род. 1955) — известный российский криминолог, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук. Заслуженный юрист Российской Федерации. Экс-глава российского бюро Интерпола. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments