— Владимир Владимирович, у каждого режиссера есть некий список программных произведений, которые он должен поставить. У вас такой имеется?

— Конечно, имеется, и «Антигона», которую я сейчас репетирую в театре «Балтийский дом», — к таким постановкам относится.

— Вы уже обращались к сюжетам Софокла, ставили его «Царя Эдипа» в Эрмитажном театре в 90-х. Это продолжение истории?

— Софокл логичен. В его пьесах есть истоки всех проблем, которые волнуют человечество. В том числе и в его «Антигоне», но у Софокла тема более узкая. Для постановки я взял переделанный вариант сюжета француза Жана Ануема, но суть его осталась прежней. Всегда ли мы соглашаемся с общепринятым мнением, а еще точнее с законами, которые нас окружают? Конечно, не всегда. И каждый выбирает свой путь. Философия экзистенциализма. Ты можешь пойти направо, а можешь — налево. Можешь прививаться, можешь не прививаться. Это твое личное дело. Но каждый твой поступок определяет твою личность. Законы, которые издал царь, и нравственные законы, религиозные в данном случае, — они разошлись. И тут приходится выбирать: либо следовать закону, либо идти на смерть.

— Антигона, собственно, и идет на смерть из-за отвращения к грязной политической кухне.

— Она имеет право выбирать. Как и мы все. Твой собственный закон внутри тебя. Но, давайте, чтобы не получилось так, что два человека непонятно про что говорят, расскажу в чем тут дело. История, в общем-то, простая. У Антигоны было два брата. Один из них был царем в городе Фивы, где она жила. Второй напал на него, желая занять трон. В итоге братья убили друг друга, а царем стал дядя героини и отец ее жениха — Креон. Новый царь издал указ, чтобы его предшественника похоронили с почестями, а второго брата просто бросили там, где убили. Такой указ в принципе противоречил тогдашнему греческому обществу. Но Антигона-то еще и сестра. Она не может допустить, чтобы с братом обошлись не по-человечески, кем бы он ни был. Для нее чувство собственного достоинства важнее, чем тот указ, который издал ее дядя, и она идет на смерть (героиня покончила с собой, вслед за ней то же самое сделал ее жених, — Прим. ред).

— Это ведь уже ваш второй опыт работы в «Балтийском доме». В 2010 году вы выпустили на этой сцене собственную пьесу «Молот ведьм».

— Да, это правда. И я очень благодарен руководителю театра Сергею Шубе за то, что он позволил мне внедриться с новой постановкой посреди сезона.

— Не планировали заранее?

— Нет. Это была моя идея. Но на каждую идею нужны деньги, и деньги эти нашла нынешняя министр культуры Ольга Любимова.

— Как артистов подбирали, тут ведь, как в кино, кастинг не проведешь?

— Конечно, когда ты приходишь в театр, особенно выбирать-то не приходится. Вот наши артисты — выбирайте! Мне предложили посмотреть новый спектакль «Девчата». Это оказались те самые «Девчата», по которым в советское время сняли художественный фильм. Я подумал, зачем мне смотреть комедийный спектакль, но посмотрел. Главную героиню играла Александра Мамкаева — худенькая девочка небольшого роста. Но в ней был заряд такой мощности, что я не задумываясь предложил ей главную роль в греческой трагедии и безумно ею доволен. Она очень талантливая актриса, и играет, на мой взгляд, чрезвычайно убедительно.

— А откуда взялся народный артист России Петр Семак, он, вроде бы, из Александринского театра, а до этого всю жизнь работал в Малом драматическом театре?

— Когда определились с Антигоной, задумались, а кто же будет играть Креона? В моей интерпретации спектакль мог бы называться «Креон». Мне предложили одного артиста, очень хорошего, но сильно загруженного. Он не смог. А роль, надо сказать, чрезвычайно сложная и большая. Тогда Сергей Шуб говорит: «А почему бы нам не позвонить замечательному артисту Петру Семаку?». «Прекрасно, здорово», — ответил я. Позвонили, и он согласился.

— Вы сняли большое количество выдающихся кинофильмов, какой из них для вас самый любимый?

— Я не могу сказать, какой из них самый любимый. Так не бывает. Они все мне, как дети. Это зрителям что-то может нравится больше, что-то меньше. Самый известный — «Собачье сердце», самый технически сложный — «Тарас Бульба», самый хороший с точки зрения режиссуры — «Идиот».

— Вы собираетесь что-то снимать в ближайшее время?

— Нет, я закончил с кино, совсем.

— Не осталось программных тем, устали или что?

— Я заявлял пять сценариев. Мне не дали снять ни одного. Нет сил бороться дальше. Самостоятельно надо искать деньги, а где их взять? Поэтому с этим делом я завязал.

— Очень обидно!

— Мне самому обидно. Но мне 75 лет, люди, видимо не хотят рисковать, что вполне можно понять.

— Но поделитесь хотя бы одной темой из тех пяти сценариев, которые нам не суждено увидеть.

— Например, была идея снять восьмисерийный фильм «Александр и Наполеон» про Александра I и Наполеона. На него требовалось очень большая сумма. Сказали: «Нет». Ну нет, так нет. Что несколько странно, слушая крики о необходимости патриотического кино. А вход наших войск в Париж — это что?

— Не могу не спросить, а что же Никита Михалков, первый секретарь Союза кинематографистов России, не хочет вам помочь?

— Что же он должен свои деньги мне дать? Во-первых, я не просил, если честно, я с ним почти не знаком. Во-вторых, почему он должен это делать? Он не для этого существует. У него своя жизнь, у меня своя. Я же вот и говорю, что «Антигона» именно про это — у каждого своя жизнь и свой выбор. Жениться — не жениться, разводиться — не разводиться, просить у Михалкова деньги — не просить у Михалкова деньги. Выбор делает из тебя человека. Каждый поступок тебя характеризует. Тогда ты и сам понимаешь, кто ты есть.

— В этот для вас юбилейный год, что необычного произошло?

— Закончил работу в Думе — это обычно. Не снимаю кино — обычно. Пошел работать в театр — необычно и интересно.

— Какое впечатление осталось о работе в Думе?

— Я много узнал интересного о людях, о том, как управляется наша страна. Но и сам, как мог, приложил к этому руку. Вот и все.

— У вас с вашей супругой Натальей грядет золотая свадьба. Поделитесь секретом крепкой семьи.

— А чего разводиться, если все устраивает. У меня очень много друзей моего возраста, которые живут в одном браке по 40-50 лет. И это не считается чем-то из ряда вон выходящим. В браке все просто — совет да любовь. А если не понимаешь, как это устроено, — не женись.

ИсточникКомсомольская Правда
Владимир Бортко
Владимир Владимирович Бортко (р. 1946) — известный российский режиссер, сценарист и продюсер. Народный артист Российской Федерации (2000), Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1994), Народный артист Украины (2003), лауреат Государственной премии РСФСР (1988), кавалер ордена Почёта (2006). Депутат Государственной Думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments