— Карен Георгиевич, за прошедшие годы «Курьер» превратился в культовую картину нашего кино. Критики увидели в нем проблемы конфликта двух советских поколений — эдакие «Отцы и дети» 1980-х. Вы с этим согласны?

— Наверное, да. Но автору не обязательно внедряться в такие тонкости. Кстати, в начале критики встретили фильм довольно прохладно. А вот публика приняла его сразу.

— Сегодняшние проблемы между отцами и детьми похожи на показанные вами?

— Думаю, что да. Хотя сейчас совсем другие реалии — другая страна, другой строй. Но это не связано ни с системой, ни со временем, ни с теми, условно, смартфонами и марками машин, среди которых мы живем. Отношения между поколениями те же, что и раньше.

— Не возникает желания спросить: «Я, наше поколение, хотим знать — в чьи руки перейдет воздвигнутое нами здание? Для чего мы жили и боролись?» (цитата из фильма «Курьер». — «МВ»).

— Задавать такой вопрос напрямую у меня, конечно, же лания нет. Но если вы имеете в виду, кто мне сегодня ближе, то это уже, конечно, герой Олега Басилашвили профессор Кузнецов. Хотя бы в силу возраста.

— Вы возглавляете одну из самых прославленных отечественных киностудий — «Мосфильм». Глядя на молодежь — не боязно за воздвигнутое, в том числе и вами, здание отечественной культуры?

— Какие-то вещи среди молодежи — да, раздражают. И да, порой я их не понимаю. Но я в таких случаях думаю о том, что в свое время я и сам раздражал старших. С другой стороны — не надо идеализировать молодежь. Есть такая идея, что все, что делает молодежь, — замечательно. Но бывали такие поколения, которые, приходя, все разрушали. И ничего не привносили.

— Главный герой «Курьера» говорит: «Мы перебесимся и будем как вы». Мог бы он сегодня стать аналогом «профессора Кузнецова» и конфликтовать с тиктокерами?

— Этот круг всегда замыкается, и даже самые продвинутые превращаются в консерваторов. И, в свою очередь, вступают в конфликт с очередными «новыми» поколениями. Но я думаю, что герой фильма — Иван Мирошников — не стал бы таким, как профессор Кузнецов. Иван очень искренний и совсем не двуличный. Его раздражает лицемерие общества. Кузнецов — лицемер, Иван бы таким не стал. Хотя, возможно, что-то от него он со временем бы и впитал.

— Вашим сыновьям, Ивану и Василию, сейчас 28 и 25 лет соответственно. У вас бывают с ними конфликты?

— Да, моменты возникали и возникают. Хотя у меня с ними очень теплые и, я считаю, хорошие отношения. Но у них есть свой взгляд. И он не всегда совпадает с моим. Бывают серьезные противоречия. Я стараюсь конфликт гасить — где-то, может быть, и уступить. Взрослые должны быть более покладисты — на то они и взрослые. Молодым уступать значительно сложнее, поэтому старшие должны находить компромиссы, не доводя ситуацию до той грани, когда обратного пути нет.

— Вы человек с активной гражданской позицией, не боитесь и не стесняетесь публично говорить на самые острые темы. Что это для вас?

— Преимущество моего возраста и, наверное, положения, которым не хочу пренебрегать, в том, что я могу говорить, что думаю. Меня ничего не сдерживает. И я должен сказать, что это огромное удовольствие. Это преимущество возраста. Какая разница — может, меня завтра уже не будет (смеется). Тогда какой смысл лукавить? И всегда полезно, когда в обществе есть те, кто может позволить себе говорить, что думает — вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет. Для общества это важно.

— Отцы в «Курьере», то есть Олег Басилашвили и Владимир Меньшов, очень агрессивно настроены по отношению к молодежи, а женщины — напротив — симпатизируют ей. Почему такая разница?

— Потому что это правда. И герой, которого блистательно сыграл Володя Меньшов — тот, «с банкой сгущенки» — самый настоящий. Мужчины более агрессивны в своих отношениях с детьми. Они более непримиримы. А женщина в силу своей натуры — мягче. Она сглаживает. В этом смысле они мудрее мужчин.

— Вы согласны с тем, что сейчас наступает «женский век»?

— Да, но только феминизмом я бы это не назвал. Просто раньше было более жесткое разделение труда. Условно, до появления памперсов у женщин не было времени, приходилось стирать пеленки, то есть нести на себе домашнюю миссию. Но быт сейчас изменился настолько, что таких усилий уже не требует, и женщины начали участвовать в общественной жизни. На мой взгляд, женщина все-таки должна оставаться женщиной. Она может играть самые важные роли в общественной жизни, но при этом она должна нести в себе ту биологическую сверхзадачу, которая ей предначертана Богом.

— О чем вы мечтаете?

— Не скажу. Я суеверный человек. И о мечтах не нужно рассказывать публично.

— Как вы думаете, тем дыроколом действительно можно убить (фраза из фильма «Курьер». Александр Панкратов-Черный, сыгравший начальника курьера, просит открыть форточку. В процессе исполнения этого поручения на голову курьера падает дырокол. Сотрудники отдела спорят, можно ли этим дыроколом убить. — «МВ»)?

— Вообще-то, можно! «Если со всей силы, да по башке!»

ИсточникВечерняя Москва
Карен Шахназаров
Карен Георгиевич Шахназаров (р. 1952, Краснодар) — советский и российский кинорежиссёр, сценарист, продюсер. Заслуженный деятель искусств РФ (1997). Лауреат Государственной премии РСФСР имени бр. Васильевых (1988), двух Государственных премий РФ (2002, 2012) и премии Ленинского комсомола (1986). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments