Уважаемый Дмитрий Анатольевич, обратиться с открытым письмом к Вам меня заставило два обстоятельства: первое — писать обычное, «закрытое» письмо не имеет никакого смысла, т.к. оно с наибольшей вероятностью не пройдёт дальше распаковщика писем вашей канцелярии, который тут же сунет его в шрёдер, если вообще станет распаковывать. В лучшем случае, оно будет двигаться до адресата настолько медленно и долго, что потеряет всякий смысл. Хотя согласен, «мы люди терпеливые», и умеем ждать. На нашей стороне Вечность.

Второе обстоятельство — на данный момент Вы не являетесь ни президентом РФ, ни премьером, что отсекает от Вас огромное, бесконечное количество проходимцев, прощелыг, стяжателей, движимых алчностью и жаждой наживы, а это даёт шанс. Вопросы безопасности реальны, гораздо более важны, первостепенны, но при этом сложны, и нажиться на них весьма затруднительно. Они интересны только идеалистам, людям с государственническим мышлением, искренним, истинным патриотам, не только бессребреникам, но и людям, готовым к самопожертвованию, а это устраняет поток страждущих, освобождает время от излишней суеты, даёт возможность задуматься, мыслить, уделять внимание самому важному — отсюда надежда, что это письмо всё же будет замечено.

Повод для его написания — статья в «Коммерсанте» «Почему бессмысленны контакты с нынешним украинским руководством«. Пять коротких полемических тезисов, с которыми я, возможно впервые, абсолютно согласен. Они есть квинтэссенция нашего политического опыта взаимодействия с постсоветской, и в первую очередь, постмайданной Украиной.

К этому добавить, по сути нечего, абсолютно точная, выверенная констатация очевидного — Украины, которую мы отстроили в советский период, и с инерцией существования которой мы имели дело в период постсоветской, после майдана 2014 года больше нет. Вообще Украины нет, есть захваченное нашими геополитическими оппонентами, важное для нас стратегическое пространство бывшей Украины.

Мало того, наши западные «партнёры» за постмайданный период отстроили такую политическую Систему, которая ассимилирует любого лидера, политическое, экспертное и медийное сообщество под себя, и даже такой, казалось бы, поначалу, как минимум нейтральный, а по сути, пророссийский, русский, совершенно не политик Зеленский был ассимилирован ей в два счёта со всей командой, став таким же украинствующим «зомби», как и весь нынешний политический класс. То есть это именно Система, ангажированные и адаптированные под западные интересы русофобствующие элиты, меньшинства, скупленная тонкая прослойка.

Но есть и массы, большинство, совершенно иная среда, русское — культурно, цивилизационно — большинство, представители русского народа, малороссские этносы, представители других народов полиэтничной Украины, сформировавшиеся и прожившие большую часть своей жизни в совершенно ином культурно-историческом (по определению Данилевского) пространстве, которое стремительно угасает.

С этим большинством и надо работать, к нему обращаться, его воспринимать как среду для социально-политических трансформаций. Это точка входа в ситуацию, если есть цель исторических трансформаций обращения ситуации вспять, возвращения Украины в единое стратегическое пространство Большой России, геополитического разворота, восстановления безопасности на пространстве этой, как вы выражаетесь «измученной страны».

Полностью солидаризируюсь с первыми четырьмя изложенными в статье тезисами. Огорчение возникает лишь в финале статьи, от некой, довольно безнадёжной констатации – что же нам делать в этой ситуации? «А ничего. Дождаться появления на Украине вменяемого руководства» … «Вот только с таким руководством Украины и стоит иметь дело. Россия умеет ждать. Мы люди терпеливые». Ждать нового руководства. Конечно, можно ждать его, но, как говорится, лучше ускориться. И для этого у нас есть все возможности – цивилизационные, культурно-исторические, политические и технологические.

В течение вот уже почти двадцати лет Центр геополитических экспертиз, который я на данный момент возглавляю, занимается изучением и разработкой технологии так называемых «сетевых войн», технологической модели постановки государств под свой стратегический контроль без использования обычных вооружений. Технологии, доведённой до стадии применения в США, официально принятой на вооружение Пентагоном, но изначально созданной в качестве концепта, как и многое другое, у нас в России.

В центре данного технологического подхода сети, а не платформы, доминировавшие в период индустриальных войн. Главный принцип – работа со смыслами – идеями, идеологиями, идеологемами — в среде сетевого пространства, с учётом контекста постмодерна – парадигмальной данности, которая у нас практически не изучена, но которая является основой функционирования всех сетей Запада, функционирования, как мы видим, успешного и эффективного. Цель сетевого воздействия – легитимность или, соответственно, делегитимация, — когда население отторгает власть, политический режим, политический класс, его систему ценностей, что лишает его власти не номинально (легально), но по факту.

Технология использования сетевых войн предполагает обращение к населению напрямую, как бы через голову национальной администрации, эффективность чего демонстрируют (а мы наблюдаем) западные политтехнологи. Но они действуют при отягчающих для них обстоятельствах – в чужеродной для них культурно-цивилизационной среде, а мы, если говорить конкретно об Украине – в своей. А значит наша задача проще, и, что, видимо, немаловажно, дешевле. Уж точно на порядок дешевле горячей войны.

Таким образом, обобщая суть своего обращения, могу предложить вашему вниманию всю полноту наработок Центра геополитических экспертиз, в качестве технологии для практического применения. Можно считать это офертой. Не обязательно ждать, пора действовать.

Сетевые технологии, активно используемые американцами по всему миру – это оружие обоюдоострое, оно действует не только в одну сторону, но и в другую. Достаточно иметь волю и ум. Россия семь лет ждёт. Мы привыкли ждать, да, мы умеем ждать, но не является ли это, в какой-то степени проявлением нерешительности, безволия, некой обречённости перед «злым роком неизбежности»? В конце концов, мы ничего не теряем, ибо уже многое, в том числе Украину, потеряли. Однако, как говорил классик, «Ничего не потеряно, пока не потеряно всё». Тем более, это именно Вы ввели 58-ую армию в Южную Осетию, что спасло не только целый народ от геноцида, но и вернуло Россию на мировую арену в качестве Великой Державы. И мы это помним!

Без надежды на обратную связь или даже вообще на какую-либо реакцию, но с надеждой на восстановление Величия России в её единстве и целостности с пространством потерянной ныне бывшей Украины.

ИсточникЗавтра
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments