Приходится слышать, в том числе и из уст президента, о социальной ответственности бизнеса. Крупный предприниматель, сколотивший несметное состояние на русской нефти, русских лесах и алмазах, используя труд русских людей, этот богач должен тратить свои доходы не только на приумножение своих сокровищ, на развитие своего производства, но и возвращать часть прибылей народу, который сделал его богатым, земле, у которой он отнял её животворные соки. Таких предпринимателей — сынов Отечества — встретишь нечасто. Богачи уводят добытые в России миллиарды в офшоры и трудами русских людей питают чужие цивилизации. Они своей деятельностью опустошают леса и поля, заливают тундру ядовитой нефтью, отравляют реки, выжимают последние соки из людей, заставляя трудиться за гроши. Отворачиваются от утлых посёлков, аварийного жилья, где обитают их рабочие, предпочитая всему этому блеск роскошных вечеринок, эскорты элитных куртизанок, флотилии роскошных яхт и эскадрильи личных самолётов. Среди наших миллиардеров не встретишь таких, как американский Илон Маск, тратящий своё состояние на покорение космоса, одержимый мечтой переселить человечество на другие планеты. Здесь, в России, миллиардер — это эгоист, сластолюбец, гедонист, обожатель Запада, тайный ненавистник всего, что связано с русской жизнью и русскими заповедями, являющимися для него укоризной.

Но нет, я неправ. Мой необильный опыт общения с русскими богачами подарил мне несколько удивительных примеров. Есть в крупном российском бизнесе те, кто чувствует свою социальную ответственность перед страной, пугается жуткого нарастающего в народе неравенства, которое сулит чудовищный взрыв, способный разнести вдребезги не только предприятия и корпорации, но и всю Россию. Есть успешные, деятельные миллиардеры, для которых Родина, народ, священный труд, солидарное общество — не пустые звуки.

В Магадане, на этой «Колыме проклятой», я познакомился с золотопромышленником Александром Александровичем Басанским, богачом, добывающим в сопках золотые пески и самородки. Я перебирал руками эти золотые самородки, похожие на сверкающие капли, черпал их из огромного корыта, поднимал вверх, и они лились у меня сквозь пальцы, похожие на золотой дождь. Из этих самородков он не отливает себе золотые унитазы, не заказывает золотые автомобили, не кичится золотыми айфонами. В его доме нет кичливой позолоты, ужасающей в других домах своей безвкусицей и бездарной чванливостью.

На Колымском тракте, некогда гиблом месте, по которому гнали конвои зэков, есть крохотный посёлок Палатка. Там некогда геологи поставили свои брезентовые палатки, дав название этому месту. Басанский превратил Палатку в чудесный городок с изумительными домами, спорткомплексом, храмом, салоном красоты, кинотеатром, прекрасными парками, дорогами, детскими площадками. Долгими полярными ночами этот городок светится среди чёрных сопок и лесов драгоценным негасимым бриллиантом. Басанский считает, что изнурительный, тяжкий труд золотодобытчиков должен быть вознаграждён не просто деньгами, но благодарностью, преклонением перед трудом, который создаёт эти богатства, превращая «Колыму проклятую» в Колыму благодатную.

Хозяин Уральской горно-металлургической компании Андрей Анатольевич Козицын, добывающий медь, этот хозяин медной горы, выплавляющий в своих цехах не только медные слитки, но и пылающие золотые бруски, является патриотом Урала, патриотом Екатеринбурга, патриотом своего родного городка Верхняя Пышма. Он превратил Верхнюю Пышму в цветущий город с небывалыми уникальными музеями, школами, микрорайонами, садами, учебными заведениями. Он, получая свои богатства трудами рабочего люда, чувствует беды русского народа, страдает от его угасания, от охватившего народ уныния и печали, старается разбудить народ, отблагодарить его не только заработками и хорошими домами, уникальными музеями и школами, но и дать понять русскому народу, что тот — велик, прекрасен, неповторим, и у него — неизбежное цветущее будущее. Андрей Анатольевич понимает труд как явление священное. Труд, коим добываются медь и золото, которым удерживается и строится государство, будучи одухотворён, возвышает и облагораживает человека, делает его светоносным.

Когда в Москве строили метро, Сталин повелел, чтобы подземные станции напоминали дворцы и храмы. Чтобы они сияли малахитами, яшмами, хрусталями, разноцветными стёклами. Он говорил, что рабочие едут на тяжёлые дневные труды в закопчённые цеха, в грохот металла и возвращаются в свои скромные жилища изнурённые, выжатые трудами. И пусть они по дороге на работу и обратно, домой, попадают в атмосферу дворцов, красоты, пусть они любуются мозаиками, скульптурами, дивными фресками, чувствуя, что их труды не напрасны, что они, люди труда, совершают труды священные.

Когда после войны города ещё лежали в руинах домов и заводов, люди перебирали ржавую искорёженную арматуру, Сталин повелел строить Дворцы культуры. Я видел несколько таких восхитительных дворцов, где яшма, малахиты, венецианское стекло, дорогие породы дерева были подарком рабочим, которые вновь на пепелищах возводили свои города и заводы. Эти Дворцы культуры были дворцами труда.

Сталинская сельскохозяйственная выставка была всё тем же стремлением обожествить труд, который в коммунистическую эру стал «владыкой мира», стал божеством. Эти удивительные, фантастические по своей архитектуре и красоте павильоны, радующие наш глаз и сегодня, были вместилищем производств, ремёсел, тракторов, самолётов, коров, овец, виноградных вин. И сегодняшняя ВДНХ — это огромный дворцовый ансамбль, возведённый в честь труда.

Ещё один удивительный человек поразил моё воображение — успешный предприниматель Андрей Моисеевич Симановский. Выйдя из самолёта в аэропорту Екатеринбурга, двигаясь по прекрасной трассе в город, чуть в стороне от дороги видишь длинное, похожее на остановившийся огромный железнодорожный состав здание. Здесь расположена фирма Симановского, которая занимается интернет-торговлей, разработкой и производством собственных товаров, оказанием интернет-услуг. Опытные специалисты, сидя за тысячами компьютеров, следят за передвижением товаров, капризами спроса и предложения, перепадами цен, оказывают миллионам потребителей услуги, исключающие ненужные издержки, транспортные проволочки. Этот бизнес развивается в мире. Таковы китайский «Алибаба» или американской «Амазон». Таков екатеринбургский «Сима-Ленд» Симановского.

Ты приближаешься к огромному зданию, неказистому, растворяешь входные двери. И ахаешь! Ты оказываешься среди потрясающей красоты. Залы, сменяющие один другой, напоминают царские дворцы, шедевры храмовой архитектуры. Здесь — вся коллекция уральских драгоценных каменьев: мраморы, яшма, малахиты, горные хрустали. Эти чертоги имеют неповторимую архитектуру. Продуман каждый отблеск света, каждое сочетание розовой яшмы или зелёного малахита. И когда изумлённый глаз понемногу привыкает к фантастическому зрелищу, ты видишь, что под этими сводами на длинных столах установлено множество компьютеров, за ними сидят тысячи молодых людей — юношей и девушек. Их взоры устремлены на экраны, их пальцы бьют по клавишам, и кажется, что они все вместе ткут какой-то фантастический, невидимый глазу узор, какую-то таинственную ткань бытия.

И, общаясь с Андреем Моисеевичем Симановским, ты постепенно понимаешь его замысел. Он собрал своих молодых работников из небольших уральских городков, из обедневших сёл и поместил в атмосферу праздника, парадного торжества. Показал им, что их труд — священный, что он достоин этой красоты, этого дворцового и храмового торжества.

Философия этого удивительного человека есть философия общего дела, которое проповедовал великий русский космист Николай Фёдоров. Труд становится священным, потому что он, этот труд, направляет людей к высшей красоте и совершенству, к преодолению в человеке тьмы, к устранению величайших несправедливостей мира, среди которых — несправедливость смерти.

Этот многотысячный коллектив не является простой арифметической суммой работников. Этот коллектив есть сложное духовное единство людей, которые не расстаются после работы, а продолжают жить огромной творческой общиной. Здесь видишь то, что социальные инженеры называют увеличением социальности при переходе от одного уровня производства к другому, усложнением и обогащением тех коллективов, которые совершают этот переход. Симановский приглашает к себе на производство знаменитостей, которые приезжают в Екатеринбург или которых он специально выписывает из Москвы. Это актёры, дикторы, лидеры общественного мнения, философы, песнопевцы. Перед началом рабочего дня многолюдный коллектив собирается в огромном зале, чтобы выслушать либо проповедь, либо скрипичный концерт, либо смотрят на восхитительный современный танец, а после этого отправляются к своим компьютерам, к своим электронным веретёнам, на которые наматываются невидимые нити бытия. Всем коллективом они празднуют Победу. Всем коллективом выходят в лес, освобождая рощи и дубравы от мусора, хлама. Благодаря усилиям Симановского здесь преодолевается отчуждение работника от дела, которым он занят, отчуждение одного работника от других, отчуждение работника и работодателя. Симановский вместе со всеми поёт патриотические песни, облекается в футболки с патриотическим эмблемами и лозунгами, таскает мусор, очищая окрестные рощи. Да, он руководитель, он хозяин, весьма строгий и жёсткий, иначе невозможно было бы удержать вместе такое множество молодых разношёрстных людей. Но он и пастырь, он педагог. Он взращивает этих людей, он их любит, дорожит ими. И они отвечают ему тем же добром.

Этот опыт Симановского драгоценен. Смогут ли воспользоваться им наши себялюбивые банкиры и сырьевые олигархи? Но этим опытом может воспользоваться государство, стоящее между выбором: либо устранение чудовищного разрыва, царящего в нашем обществе между бедными и богатыми, разлома, в котором копятся гремучие силы, что могут вызвать социальный взрыв, либо переход сегодняшнего российского общества, полного неравенства и несправедливости, к солидарному обществу, в котором людей уравнивает общее чувство Родины, общий священный труд, ведущий Россию к процветанию и гармонии.

comments powered by HyperComments