По последнему опросу Левада-центра (признан Минюстом РФ иностранным агентом), 64 % россиян знают, что 4 ноября официально объявлен праздником и Днем народного единства. Таких людей по сравнению с 2017 годом стало на 9 % больше, чем было четыре года назад (53 %).

При этом, по последнему опросу ФОМ, 67 % россиян считают этот праздник нужным. Таких людей по сравнению с 2017 годом стало на 11 % меньше, чем было 4 года назад (78 %).

Праздничный день был назначен более 16 лет назад, и с некоторых пор, как ни странно, чем больше людей о нем узнают, тем менее нужным этот праздник представляется. Хотя на его узнавание и почитание работают все крупнейшие СМИ.

Трансляторы представления о том, что все, чтобы власть ни делала, она делает правильно до гениальности, зажмурившись, твердят, что раз 67 % считает праздник нужным – то значит, этот праздник прижился, привился, и вошел в жизнь народа.

Более трезвые, но лояльные аналитики признают, что этот день считают праздником лишь не очень многочисленные ангажированные группы – но верят, что через полвека он действительно станет всенародным. Верят прежде всего потому, что хотят верить – и потому, что они и были среди инициаторов его провозглашения.

Что дают социологи – что считающиеся нелояльными, что считающиеся лояльными. Нелояльный Левада-центр приводит данные о том, что День народного единства 4 ноября празднуют в этом году 18 % граждан, хотя знают о нем 64 %. То есть почти три четверти тех, кто о нем знает, его не празднует. Вышеупомянутая группа трансляторов утверждает, что оно и неважно: можно считать праздник важным и нужным, но его не праздновать. Скажем, из-за занятости. Правда, принимать, что полстраны в выходной день заняты в непрерывном производстве, не имея времени отметить значимую для них дату – можно только в качестве дани лицемерию.

Одновременно, по тем же левадовским данным, 17 %, почти столько же людей, сколько празднуют в этом году День Единства, все-таки отмечают 7 ноября, День Октябрьской Революции. И 71 % — не отмечают ни одну дату, ни другую. Что значит, что примерно 6 % отмечает обе даты.

Но интересно еще и другое. За годы с момента замены официальной праздничной даты с 7 ноября на 4 ноября, примерно до 2014 года, доля празднующих годовщину Октябрьской революции постоянно превышала долю тех, кто принял властную новацию и отмечает День Единства. Они поменялись местами как раз с 2014 года, года крымского взлета авторитета власти, а потом, после недолгого падения, доля празднующих 7 ноября стала повышаться. До осени 2015 года повышалась доля обеих этих групп, но затем доля празднующих 4 ноября стала снижаться, а празднующих годовщину Революции продолжила понемногу расти.

Это по Леваде. ФОМ, на который особо ссылаются трансляторы идеи безграничной правоты власти, в приведенных данных дает более детальную, хотя и сопоставимую картину. Действительно, 67 %, при определенном формате задаваемого вопроса, считают, что такой праздник, как День народного единства стране нужен. И более того, 63 % считают, что дата 4 ноября была выбрана для этого праздника «скорее правильно».

Правда, дают подобный ответ на вопрос, сформулированный довольно лукаво: «4 ноября 1612 года народное ополчение под руководством Минина и Пожарского освободило Москву от польско-литовских войск. Как вы думаете, скорее правильно или скорее неправильно, что в качестве Дня народного единства была выбрана годовщина именно этого события?». Лукаво и потому, что освободили в 1612 году Москву от поляков не 4 ноября, а 26-27 октября (разница стилей летоисчисления), когда сдался польский гарнизон, то есть по новому стилю – 7-8 ноября. 4 ноября по новому стилю, или 25 октября по старому, никаких значимых событий в Кремле вообще не происходило. Но дело еще и в том, что 26-27 октября применительно к 20 и 21 веку соответствует 7-8 ноября.

То есть, с одной стороны, опрашиваемых просто обманывали: 4 ноября нового стиля никакого отношения к изгнанию поляков не имело. С другой стороны, назначить «День народного единства» на 7 или 8 ноября власти никак не хотелось по двум причинам. И прежде всего потому, что стояла задача не утверждения «дня единства», а демонстративного унижения людей советско-социалистического менталитета, считающих своей сакрально-значимой датой 7 ноября, которая отныне лишалась официально-праздничного статуса. А кроме того, еще и потому, что дата 4 ноября была пролоббирована клерикально-церковными кругами, с 17 века мечтающими о реванше над светской государственной властью.

То есть лицемерие было и в фальсификации исторической даты изгнания поляков, и в объявлении «Днем Единства» насилия над волей большинства граждан, потому что на то время, 2004-2005 год, во всех электоральных группах большинство выступало против такой замены празднования «Дня Революции» 7 ноября на «День Единства» 4 ноября.

И подобное объявление акта насилия призывом к единству уже является ложью и лицемерием.

Тем более, что и смысловые вопросы к апологетизации «Народного Единства» и остаются, и множатся. Избитый вопрос: «Единство кого с кем?» Может ли быть единство тех, кто поддерживает воссоединение Крыма с Россией, с теми, кто его проклинает… Может ли быть единство тех, кого ограбили в 1990-е годы, с теми, кто это ограбление осуществил… Может ли быть единство тех, кто затеял повышение пенсионного возраста, с теми миллионами, которые от этого пострадали… Может ли быть единство тех, кто повышает цены в магазинах, с теми, кто должен по этим ценам платить… Может ли быть единство тех, кто установил издевательский и грабительский прожиточный минимум, с теми, кто должен на этот минимум жить… Может ли быть единство тех, кто отказывается повышать зарплаты, и тех, кто видит, как их зарплаты обесцениваются с каждым месяцем… Тех, кто живет на обесценивающиеся зарплаты, и тех, кто владеет 70 % собственности страны…

Может ли быть единство с Чубайсом… Единство с Навальным… Единство с Силуановым…

Это — риторические вопросы… Но вот опять социология. Опять властно-лояльный ФОМ.

21 % граждан относится к этому дню как к празднику (у Левады было 18 – близко). И 71 % — как к дополнительному выходному. Число первых за 4 года — с 2017 – упало на 8 % (с 29 %). Число вторых за те же 4 года – выросло с 67 % до 71 %. Число тех, кто считает это праздником – падает. Тех, кто этот день праздником не считает – растет.

Да, 67 % считает, что ТАКОЙ ПРАЗДНИК был бы важным и значимым. Но только лишь 34 % — считают ЭТОТ ПРАЗДНИК – важным и значимым ЛИЧНО ДЛЯ СЕБЯ. А остальные ЛИЧНО ДЛЯ СЕБЯ его таковым не считают.

Потому что единство, конечно, нужно. Но не с теми, кто лжет народу и грабит народ, а против тех, кто народу лжет и народ грабит.

И потому что единство народа нельзя строить на лжи и лицемерии, на которых была оформлена замена праздничного дня годовщины Октябрьской революции на праздничный день фиктивного единства.

И еще. Наверное, в ближайшие дни появятся новые данные социологов. Но по имеющимся на сегодня данным ФОМ прошлого года, 51 % граждан считают День Октябрьской революции важным и значимым для себя (не считают его таковым для себя лично 44 %) и 54 % дают положительную оценку Октябрьской революции, против 23 % дающих отрицательную оценку.

И 55 % считают неправильным, что годовщина Октябрьской революции перестала быть государственным праздником, тогда как правильным это считают на 40 % от этого числа меньше – 34 %.

Властные группы от имени этих 34 % унизили и подвергли насилию минимум 55 %. Вряд ли после этого они имеют право говорить о единстве…

ИсточникКМ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments