В Москве прошла дискуссия «Переломное время: Идеология, которая объединит нацию»

24 ноября в Москве прошла дискуссия экспертных клубов и сообществ «Переломное время: Идеология, которая объединит нацию».

Организатором мероприятия выступил Изборский клуб. В нём приняли участие представители Изборского, Сретенского и Зиновьевского клубов, Института социально-политического прогнозирования имени Менделеева, Всемирного русского народного собора, Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН, «Русского собрания», Федерального народного совета, Коллегии военных экспертов России и МГУ.

В ходе дискуссии эксперты пришли к выводу, что России необходимо определить национальную идею, отличную от американской и китайской. Её базисом может стать «консерватизм оптимистов», о котором говорил Владимир Путин.

Открыл заседание председатель Изборского клуба, писатель Александр Проханов.

— Дорогие друзья! Добрый день! Любезные коллеги из Изборского клуба, коллеги из Сретенского, из Зиновьевского клуба, любезная пресса, еще раз, здравствуйте! Начинаем нашу презентацию.

Мы, изборяне, хотим презентовать наш фундаментальный доклад, посвященный современной российской идеологии. Доклад явился результатом наших десятилетних размышлений, раздумий и творений, когда мы собрались, небольшая когорта патриотически мыслящих интеллектуалов самых разных направлений – левых, правых, монархических, коммунистических, мусульмане, православные и решили выстроить вот эту концепцию новой, начинающей создаваться России. Нас, признаться, не устраивала та лукавая статья нашей Конституции, где России возбранялось иметь свою собственную идеологию. Ибо мы прекрасно понимаем, что если есть государство, есть и идеология, если нет идеологии, то нет и государства. Постсоветской России удалось зацепиться за ту историческую канву, и она выстояла, уцелела и формирует себя. Её формирование прошло самые разные стадии: и военную, и экономические, и политические. И наступила стадия формирования глубинной традиционалистской российской или русской идеологии. Когда мы принимались за эту очень нелегкую и, конечно, амбициозную затею, мы были смущены. Да и теперь мы повторяем, не слишком-то высоко держим наши гордые головы. Ибо эта задача, которую мы поставили себе, и которую мы посильно выполнили на сегодняшний день, она была поставлена не властями. Она была поставлена не администрацией. И мы это понимали. Можно было сказать, что она была поставлена нами самими, вот этой самоорганизующейся системой русских интеллектуалов. Но это не совсем так. Мы чувствуем, что мы своеобразным образом делегированы вот в эту задачу нашим народом, который переживает мучительный период, период томления, страданий, вымирания. Он исполнен хаоса, неверия, и тоски. И он выделил себе ту его часть, которая оказалась, по его мнению, способной сформулировать рецепт исцеления, рецепт спасения. Поэтому, наш нынешний доклад мы расцениваем в том числе как рецепт спасения. Мы формировали идеологию не саму по себе, а с тем, чтобы она сменила идеологию разрушения, идеологию деструкции, сменила на идеологию подъема, развития, пафоса и возрождения, русского ренессанса.

Когда мы подходили к этой задаче – сформулировать идеологию, мы тоже были несколько растеряны, но понимали, что идеологию невозможно создать за круглыми столами, в обществе высоколобых мыслителей, философов, оснащенных мандатами депутатов или политиков. Идеологию надо углядеть прозорливым оком, ибо она, эта идеология уже существует в сегодняшнем состоявшемся государстве. И мы решили, поняли, что идеология, которая наполняет сегодняшнее Российское государство, является идеологией Победы. Конечно, идеологией той Победы 1945 года, но, нет, не только её! Она победность побед. В эту идеологию входит вообще вся победность русской истории, которая оказалась способной после чудовищных разломов, после чудовищных катастроф, которые переживала русская государственность, способность опять возрождаться, опять побеждать этот хаос, опять возрождаться в виде очередной Российской империи, очередного Российского государства. И эта победность заложена во всем существовании нашей русской государственности. И она является, повторяю, наполнением сегодняшнего нашего русского общества, русского социума. Поэтому, наша задача была вот эту категорию огненную, мистическую категорию Победы облечь в политологический смысл, политологические формулировки, политологические концепты, о чем и сказано в нашем докладе. Мы прекрасно понимаем, что вот эта Победа, которая вводится в идеологическое поле сегодняшней России, это не спектакль, не театральное действие, это не шоу. Оно вводится, это идеологическое понятие, в атмосферу, уже занятую другими идеологемами, другой идеологией деструкции. И мы вводим эту идеологию Победы как оружие, как поле боя. Идеология Победы – это идеология поля боя, которая встречает и будет встречать еще большее сопротивление. Она не дастся даром ни нам интеллектуалам, ни стране в целом.

Оказавшись в нашем сообществе, имея рядом с собой таких замечательных творцов, мыслителей, историософов, философов как наши коллеги из Сретенского клуба, из Зиновьевского клуба, мы, изборцы, ощутили, что наше появление, наше сложение является тоже драгоценным и во многом даже потрясающим событием на сегодняшний день. Потому что русское сознание в лице сегодняшних русских мыслителей, оно впервые, может быть, за 100 лет демонстрирует свое самостоятельное творчество – метаисторическое, метафизическое творчество. И после того, как из России уплыл последний пароход, унося с собой наших великих философов, после этого в России на 100 лет воцарилась сначала огненная сталинская красная идеология, а потом она сменилась идеологией высших партийных школ. И вот это внутреннее накаленное творчество русского интеллекта, русского сознания было прервано. И теперь оно восстановилось. И я считаю, что это огромное явление само по себе, как бы не был оценен Вами наш доклад.

И, наконец, если свести вот эту очень сложную, повторяю, разветвленную идеологию сегодняшнего государства Российского к формуле, то я бы ее выразил следующим образом: «Один народ – одна судьба – одна Победа».

Один народ, потому что мы, состоящий из множества народов, культур, вероисповеданий, тем не менее, составляем один имперский народ, действующий согласно, действующий в унисон каким-то огромным заповедям, которые лежат на наших имперских плечах.

Одна судьба – потому что каждый из этих народов имеет свою историческую судьбу, свою внутреннюю драму, свое векторное развитие. Все мы соединены вот этой огромной задачей, огромной судьбой, огромным делом. И мы перелетаем, перескакиваем вот эти разрывы истории через общее напряжение, через общий подъем, через общую страсть и через общую муку.

И, наконец, одна Победа. Потому что, говоря о Победе, разумеется, мы мыслим прежде всего Победу 1945 года. И это Победа побед. Потому что эта Победа складывается не только из побед на полях сражений – на Бородинском, Куликовом, Ледовом, но и множества других малоизвестных побед. Сюда накладывается победа в великой культуре русской, изумительная русская иконопись небывалая, не имевшая себе равных в мире, потрясающей красоты русская архитектура – Спас на Нередице или Покрова на Нерли, или деревянная шатровая архитектура Севера, баснословно прекрасный Серебряный, Золотой русский век и сама победность русской истории. Повторяю, преодоление вот этих чудовищных расколов, разрывов, которое осуществляет русское сознание, русская история, русское государство. Это огромный исторический победный труд. И, поэтому, повторяю, смыслом, сакральной триадой нашей сегодняшней идеологии, мы полагаем, является вот эта формула: «Один народ – одна судьба – одна Победа». На сим я завершаю свое выступление.

comments powered by HyperComments