10 декабря по инициативе президента США Джо Байдена с состоялся так называемый «Саммит за демократию» (или, как его еще называют, «Саммит демократий»), в котором приняли участие 110 стран мира (из 197). Смысл этого события нельзя недооценивать.

В лице администрации Байдена мы имеем дело с попыткой реванша американских неоконсерваторов, стремящихся сохранить однополярный мир. Для того, чтобы придать однополярной модели и американской гегемонии видимость легитимности, и был проведен этот саммит.

Здесь следует напомнить о геополитической динамике XX–XXI веков и ее отражении в международных институтах.

ООН была создана после Второй мировой войны и отражала баланс сил в мире после победы над европейским фашизмом и японским милитаризмом. Проекты этой организации союзники (то есть антифашистский блок стран) готовили еще во время Второй мировой, и она была создана как символ нового – постфашистского – миропорядка, где общепризнанными были две идеологии: либерализм (капиталистический Запад) и социализм (советский блок). Изначально в ООН было два более или менее равноправных полюса – коммунистический Восток и капиталистический Запад, а также ряд стран вошли в состав «Движения Неприсоединения», занимая нейтральное положение и ситуативно солидаризуясь то с Западом, то с Востоком. Одним словом, ООН отражает геополитическую карту положения сил по результатам Второй мировой войны. Можно вполне считать, что ООН – институт, олицетворяющий двухполярный миропорядок, в котором конкуренция двух мировых систем считалась легитимной и ограниченной определенными правилами. Наиболее влиятельным органом был Совет Безопасности ООН, в котором присутствовали самые крупные (позднее – ядерные) державы: пять из них – постоянные, с правом вето (США, Россия, Китай, Англия, Франция). Фактически, такой состав Совбеза ООН есть яркая иллюстрация стратегического паритета.
После распада советского блока и конца СССР в США немедленно стали раздаваться голоса с требованиями либо реформировать ООН под новые условия, либо распустить и создать на ее месте новую организацию. Аргументы были следующие: ООН отражала реалии двухполярного мира и относительный паритет в конкурентной борьбе двух мировых систем с двумя идеологиями – либеральной и коммунистической. Конец одной из систем и признание капиталистических правил посткоммунистическими режимами (в Китае – в экономике в ходе реформ Дэн Сяопина; в России, в странах Восточной Европы и бывших республиках СССР – и в экономике, и в политике, сторонниками чего были Ельцин и младореформаторы) означал, что в мире остался только один полюс – западный. Эта фактическая однополярность, сложившаяся в 90-х годах ХХ века, контрастировала с рудиментарной структурой ООН, отражающей по инерции баланс сил в ином – двухполюсном – мире, который прекратил существование.

Эта тема стала одной из главных в стратегии американских неоконсерваторов, настаивавших на том, чтобы придать однополярности и американской гегемонии «правовой статус» в международном сообществе, как до этого Британия объявила мировой океан областью своей доминации. Данные реформы требовали роспуска ООН и создания такой международной организации, где был бы только один правомочный лидер – США и его ближайшие союзники (то есть вассалы). Остальные страны обладали бы ассиметричными правами – почетным правом охотно (или нехотя) соглашаться с решениями Вашингтона. Подобные проекты неоконсерваторы и сторонники открытого провозглашения мировой американской Империи (такие, как Найл Фергюссон) открыто формулировали, лоббировали и обсуждали.

Конкурент Обамы на президентских выборах 2008 года, республиканец и убежденный неоконсерватор Джон Маккейн, особенно активно продвигал проект «Лиги Демократий». Он требовал в своей предвыборной программе создания «нового ООН, без России и Китая», подчеркивая, что такая организация объединяла бы в своих рамках «более сотни демократических государств».

Главная идея «Лиги Демократий» была придать однополярности правовой статус.

При этом следует учитывать, что Маккейн продвигал свой проект уже в новых условиях, когда Россия и Китай перестали быть послушными сателлитами Запада (как было или казалось в 90-е годы) и превратились в суверенные и независимые от Запада полюса: Россия, прежде всего, в стратегическом и энергетическом смысле, Китай – в экономическом. Отсюда и акцент неоконсерватора Маккейна на то, чтобы исключить из «Лиги Демократий» Россию и Китай.

К настоящему времени влияние России и Китая существенно возросло – вплоть до того, что вполне можно говорить о практически состоявшемся трехполярном мире, где кроме Москвы и Пекина суверенную политику, все более независимую от США и НАТО, проводят и другие страны: Иран, Турция, Пакистан и т. д. Поэтому ООН снова меняет свое значение и отныне становится международным институтом, отражающим трехполярный мир. Показательно, что два главных полюса этого мира, Россия и Китай, – бывшие столпы именно социалистического блока (Китай же остается верным – существенно реформированному – социализму и до настоящего времени).

И вот Джо Байден – президент, избранный от «Демократической партии», от той же партии, что и Барак Обама, противник республиканца Маккейна на выборах 2008 года, – делает именно то, что так долго готовили неоконсерваторы: проводит «Саммит Демократий» без России, Китая и других суверенных государств, не признающих американской гегемонии. В американской политике за последние годы все поменялось на 180 градусов. Республиканец Трамп, названный неоконсерваторами своим «главным врагом», принимал многополярность, а пришедший ему на смену глобалист и демократ Байден осуществляет жестко гегемонистскую и открыто империалистическую политику, как того неоконсерваторы и требуют. С этим связаны и планы по дальнейшему расширению НАТО на Восток, и эскалация российско-украинских отношений, и поддержка радикальной либеральной оппозиции в России, и создание блоков AUKUS и QUAD, и поддержка Тайваня, и провокации в Синьцзяне против Китая.

Именно так и следует интерпретировать лозунг Байдена – Build Back Better, «давайте отстроим все заново и лучше, чем было». Было не совсем понятно, что он имеет в виду. И многие считали, что речь идет о возврате к политике Обамы. Но, на самом деле, этот лозунг имел иной смысл. Речь шла о возврате к однополярной американской (шире, англосаксонской) гегемонии, об объявлении войны трехполярному (многополярному) миру и новому витку американского империализма. Build Back Better – призыв вернуться в 90-е годы, когда однополярная модель, казалось, утвердилась всерьез и надолго.

Конечно, никакого отношения к демократии мероприятие, организованное Байденом под давлением неоконсерваторов, не имеет. Это чисто империалистическая инициатива, и те, кто поддерживают ее, либо не разобрались в ее сути, либо согласны признать свой статус «американских вассалов» в строго иерархической системе новых международных отношений, где во главе должна стоять только одна инстанция – США – и подчиненные ей структуры (прежде всего, НАТО).

Как ответить на это всем сторонникам настоящей демократии? И прежде всего – России и Китаю?

Необходимо отстаивать ООН, саботировать любые инициативы по ее реформированию в однополярном ключе и игнорировать мероприятия, подобные этому позорному империалистическому саммиту.

comments powered by HyperComments