Волнения в Казахстане привлекли всеобщее внимание к проблеме постсоветского пространства. Совершенно очевидно, что ее надо решать комплексно. Предшествовавшее этому и еще далеко не снятое с повестки дня нарастание напряженности отношений с Западом по поводу Украины и предполагаемого «российского вторжения», а также обозначенные Путиным «красные линии» относятся именно к этому геополитическому контексту.

Что хотел сказать своими «красными линиями» Путин? Это не просто предупреждение о том, что любая попытка расширить зону влияния НАТО на Восток, то есть на постсоветскую (или пост-имперскую, что одно и тоже) территорию столкнется с военным ответом со стороны Москвы. Это — отказ признавать стратегическое статус- кво, сложившееся после распада СССР, а также постановка под вопрос легитимности вступления в НАТО стран Балтии, и соответственно всей политики США в этой зоне.

Путин дает понять: когда мы были слабы, вы воспользовались этим, и отобрали то, что по исторической логике принадлежит только нам; теперь же мы пришли в себя, преодолели либеральное помешательство и преодолеваем предательские — атлантистские — тренды 80-х-90-х годов ХХ века внутри самой России, и отныне готовы вести полноценный диалог с позиции силы.

Это не только претензия. Тезис подтвержден реальными шагами — Грузия 2008, Крым и Донбасс 2014, сирийская кампания. Кое-где мы восстановили свои позиции, и Запад ничего нам не сделал. С санкциями справляемся. Не сработали ни угрозы спровоцировать против Путина мятеж олигархов, ни начать цветную революцию от лица уличных либералов (5-й колонны). Мы закрепили свои успехи надежно и неколебимо.

Теперь Россия готова продолжить евразийскую Реконкисту, то есть окончательно вышибить проамериканские сети, включая либерально-олигархических предателей-компрадоров из всей нашей зоны влияния.

В геополитике в целом правовая сторона вопроса является второстепенной. Соглашения и правовые нормы лишь легитимизируют статус-кво, складывающееся на силовом уровне. У проигравших нет права голоса, «горе им». А вот у выигравших это право есть. И они им всегда активно пользуются. То, чтобы сегодня сила, завтра — право. Это и есть реализм.

Россия при Путине в международной политике перешла из категории looser’ов в статус одного из трех полноценных мировых центров силы. И Путин решил, что пришло время это закрепить. Быть центром означает контролировать обширную зону, находящуюся подчас довольно далеко за собственными национальными границами. Именно поэтому американские военные базы разбросаны по всему миру. И Вашингтон и Брюссель готовы это присутствие защищать и наращивать. Не потому, что «имеют право», а потому, что хотят и могут. И тут на их пути появляется Россия Путина и говорит: стоп, дальше дороги нет, и более того, вам в кратчайшие сроки предлагается свернуть свою активность в зоне наших интересов. Слабый за такие декларации был бы уничтожен. Поэтому Путин ждал с ними 21 год, пока Россия не восстановила свой силовой геополитический потенциал. Мы больше не слабые. Не верите? Попробуйте проверить.

Все это объясняет ситуацию вокруг Беларуси, Украины, Грузии, Молдовы, и теперь Казахстана. Фактически пришел момент Москве заявить о переименовании СНГ в Евразийский Союз (не просто экономический, а настоящий, геополитический), включив туда все политические единицы постсоветского пространства. Самых упорных русофобов можно оставить в нейтральном статусе — но вся постсоветская зона должна быть очищена от американского присутствия. Это присутствие должно быть исключено не только в форме военных баз, но и в возможных проведений операций по смене режима (regime change operation), наиболее распространенной версией которых являются «цветные революции» — такие как Майдан 2013-2014 в Украине, протесты в Беларуси 2021 года и последние события в Казахстане в самом начале 2022 года. Запад бешено визжит и по поводу нашей поддержки Лукашенко, и в отношении мнимого «вторжения» в Украину.

США и НАТО не все равно, что происходит на постсоветском пространстве, и своим клиентам они оказываются всяческую поддержку. А Москве почему-то — по их логике — должно быть все равно. Правильно, если Москва была бы лишь объектом геополитики и управлялась бы извне, как в 90-е при откровенном правлении в стране пятой колонны атлантизма, а не субъектом, как сейчас, то так оно и было бы. Но пришел решающий момент, чтобы утвердить этот статус субъекта. Сейчас или никогда.

Что из этого следует?

Это значит, что Москва заканчивает бесконечно затянувшийся процесс евразийской интеграции аккордом более решительных действий. Если Вашингтон не пойдет на закрепление нейтрального статуса Украины, то — по выражению Путина — придется дать военно-технический ответ. Не хотите по-хорошему, будет иначе. Далее сценарии варьируются: от полного освобождения Украины от американской оккупации и нелегитимного коррумпированного либерально-нацистского режима, до создания на ее месте двух политических образований — на Востоке (Новороссия от Донбасса до Одессы) и на Западе (за вычетом русинского Подкарпатья). Но никак не меньше. И никаким признанием ДНР и ЛНР дело, конечно, не ограничится. Равно как и «финляндизация» Украины, о которой часто в последнее время говорит наша шестая колонна, не совершится, пока на этой территории не появится по-настоящему весомый аргумент — то есть новая незалежная сущность — всё Левобережье вместе с Одессой и прилегающими областями.

Да, решение непопулярное, но исторически неизбежное. Когда Россия на восходящем витке (а сейчас она именно там), западные области неминуемо — рано или поздно — освобождаются от атлантистского присутствия — польского, шведского, австрийского или американского. Это — геополитический закон.

Такой пример будет отличным уроком для Грузии и Молдовы: либо нейтрализация, либо мы идем к вам. И точка. Как мы идем, можно удостовериться на примере соседних народов. И лучше не испытывать судьбу — Грузия проходила все это при Саакашвили. Попытка Еревана заигрывать с Западом завершилась тем, что Москва дала Баку зеленый свет на восстановление территориальной целостности.

И еще у нас есть Приднестровье. Закладки везде. И лишь от Москвы зависит, в каком они состоянии. Сегодня Путин теряет терпение под валом непрерывных провокаций Запада. Замороженное можно и разморозить. И мало не покажется.

Теперь Казахстан. Назарбаев начинал отлично — лучше других и даже самой России, которая в 90-х была в руках атлантистской агентуры. Именно он выдвинул идею Евразийского Союза, многополярного мироустройства, евразийской интеграции и даже написал Конституцию Евразийского Союза. Увы, в последние годы он отошел от собственной идеи. Когда-то Назарбаев мне лично в разговоре пообещал, что после отставки возглавит «Евразийское Движение», так как это и есть судьба. Но в последние годы правления по какой-то причине он сместил внимание на Запад и поддержал национализацию казахстанских элит. И запретил компартию Казахстана, последовательно выступавшую против проникновения Запада и Турции в экономику и социальные страты республики.

Этим не преминули воспользоваться агенты атлантизма и через свои прокси — исламистов, гюленистов и казахских националистов, а также пользуясь космополитической либеральной казахской элитой — стали готовить «план Б» по свержению самого Назарбаева и его преемника Касым-Жомарта Токаева. Этот план и был запущен в начале 2022 года — как раз накануне судьбоносных переговоров Путина с Байденом, от которых будет зависеть судьба войны и мира.

В такой ситуации Москва должна оказать Токаеву полную военную поддержку.

Но полумеры Казахстана в политике интеграции — министр интеграции ЕАЭС Глазьев детально и предметно показывает, как ее саботируют на уровне конкретных шагов наши партнеры по ЕАЭС — более неприемлемы. Равно как и колебания Лукашенко. Русские (ОДКБ) входят в Казахстан и остаются. Пока не будут уничтожены террористы, а заодно не устранены все препятствия для полной и настоящей интеграции.

И пусть Запад только пикнет! Вообще не его дело: наши союзники нас пригласили спасти страну. Но все западные фонды и структуры, а также ячейки террористических организаций (как либеральных, так и исламистских и гюленистских) в Казахстане должны быть упразднены и разгромлены.

Когда нам объявлена война и обойти ее нет возможности, нам остается ее только выиграть. Поэтому ЕАЭС, а точнее полноценный Евразийский Союз должен стать реальностью. Минск и столица Казахстана, как бы она ни называлась, а также Ереван и Бишкек, должны осознать, что отныне являются частью единого «большого пространства». Это касается друзей и проблем, которые они испытывают под влиянием атлантизма, всячески пытающегося саботировать и снести существующие — пусть относительно, но пророссийские — режимы. Эти проблемы завершатся с того момента, когда интеграция станет настоящей.

При этом именно военная сторона в этом вопросе оказывается самой эффективной. Русские не сильны в переговорах, но лучше всего показывают себя в справедливой освободительной — оборонительной, по сути, навязанной им войне.

Далее, мы логически доходим до стран Балтии. Их присутствие в НАТО с учетом нового статуса России как мирового центра силы — это аномалия. Им также следует предложить на выбор: нейтрализация или … Пусть сами додумаются, что именно будет в том случае, если они не выберут нейтрализацию добровольно.

И наконец, Восточная Европа. Участие ее стран в НАТО также составляет большую проблему для Великой России. Многие из этих стран глубинно связаны с нами: одни — славянством, другие — православием, третьи — евразийскими истоками. Одним словом, это наши братские народы. А тут НАТО… Непорядок. Лучше бы им быть дружеским мостом между нами и Западной Европой. И Северный поток-2 бы не понадобился бы. Свои со своими всегда договорятся. Но нет. Они сегодня играют роль «санитарного кордона» — классического инструмента англосаксонской геополитики, призванного разделить континентальную Европу и русскую Евразию. Времени от времени настоящие полюса эти кордон разрывают на части. Сейчас он — временно — достался снова англосаксам. Но если рост субъектности России продолжится, то ненадолго.

Однако Прибалтика и Восточная Европа — это геополитическая повестка завтрашнего дня. Сегодня на кону судьба постсоветского — постимперского — пространства. Нашего общего Евразийского Дома. Первоочередная задача — навести в нем порядок.

ИсточникНезыгарь
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments