О воспитании патриотов

Николай Стариков

Форма жизни на нашей планете диктует определённые правила. Люди неизбежно взрослеют, старятся, умирают. На смену существующим порядкам и персоналиям приходит молодёжь. Поэтому всегда, во все времена за неё шла борьба.

В этом смысле, Советская Россия не меньше, а скорее, даже больше других политических игроков понимала важность работы с подростками и юношеством. С самого начала в государстве были созданы специальные, не имеющие аналогов в мире структуры для того, чтобы вести определённую идеологическую работу с молодёжью, в которую были фактически вовлечены все представители подрастающего поколения.

Октябрята – некий подготовительный этап для совсем маленьких детей: минимум идеологии, больше формы и мифологии. Дальше – пионерия, для среднего школьного возраста. Потом – комсомол.

Была ли эта система эффективна? Кто-то сейчас уверяет, что нет. Но давайте посмотрим на тот момент, когда она работала. Именно данная политика позволила за два десятилетия, между Гражданской и Великой Отечественной войнами, воспитать молодых людей, которые были готовы закрывать собой амбразуры. Подвиги совершались массово, поэтому можно говорить, что система воспитания была на высоте.

В любой войне солдаты русской армии славились героизмом. Но так много подвигов, как в Великую Отечественную, не совершалось никогда. Мы знаем факты героизма на оккупированной территории, проявленного подростками и совсем детьми. Имена пионеров-героев сегодня, к сожалению, забываются, но люди моего поколения прекрасно помнят Зину Портнову, Марата Казея, Лёню Голикова…

Слабым звеном той системы была безальтернативность. Комсомол как подготовительная ступенька вёл обязательно в коммунистическую партию. Не все в неё шли, но кроме как в КПСС вступать было некуда. Если бы на тот момент в Советском Союзе существовали две партии, которые отличались бы друг от друга в каких-то нюансах, запятых, точках, сохраняя единство в самых важных вопросах – конструкция была бы значительно устойчивее, долговечнее, перспективнее.

Не случилось бы то, что случилось. Уже в то время, когда я был комсомольцем, вера в идеалы, мягко говоря, не соответствовала уровню, на каком она находилась в 30-е годы. Да и принимали в комсомол «оптом» – целыми классами.

Но, оценивая сегодняшнюю ситуацию, мы видим: полное или почти полное отсутствие политического влияния на молодёжь ещё более вредно, чем «некачественная работа без веры», как это было на излёте комсомола. В коммунизм тогда уже мало кто верил, но воспитывалась масса других хороших качеств: самопожертвование, коллективизм, готовность работать не ради личных интересов, а во имя страны, народа.

Думаю, золотая середина где-то посередине – между тем опытом, который был у нас в советский период, и работой с молодёжью, которая велась в Российской империи. Масштаб тогда был скромнее. Но главный минус – сосредоточение на определённых слоях населения. Скажем, молодёжь могла состоять в скаутских организациях. Но если кто-то работал или жил на селе, он вряд ли имел возможность участвовать в общественной жизни. Гораздо больше должно быть востребовано из советского периода, когда работа с молодыми была поставлена на новый качественный уровень. Однако не надо забывать и историю императорской России; там тоже много полезного.

Сейчас каждая политическая сила стремится создать молодёжные организации: они есть и у единороссов, и у коммунистов, и у националистов…

Это нормально, когда при партиях существуют молодёжные организации. Они в некотором масштабе повторяют то, что делала КПСС с комсомолом. Это логично и понятно. Но основная проблема не в том, насколько эффективно они работают, а в том, что отсутствует молодёжная политика на уровне государства, которое от конкретных юных граждан несколько дистанцировалось.

Эта политика не должна нести какую-то партийную окраску, здесь главное – воспитание патриотов. Вопрос не в том, что сейчас в нашей стране много партий. Вопрос в том, что эти партии должны быть патриотического толка, выступать за усиление России, за укрепление геополитического влияния. И у таких партий должны быть молодёжные «крылья».

Не менее важно оградить подрастающее поколение от радикальных организаций. История всех государств показывает, что именно молодые наиболее легко поддаются каким-то экстремистским воззваниям – в силу своего нигилизма, максимализма и отсутствия должного опыта. Посмотрите на террористов в России XIX века – это были молодые люди. Революционеры начала XX – то же самое. Огромное количество молодёжи участвовало и в нацистском движении фашистской Германии, причём большинство – абсолютно искренне. Но от этого совершённые ими преступления не становятся простительными, а итоги их «борьбы» – менее страшными.

Как не допустить молодёжь к экстремистам? Ничего нового здесь придумать невозможно. Надо рассказывать, что за красивыми идеями скрывается путь в никуда. Мы сегодня, к сожалению, становимся свидетелями терактов, совершаемых смертниками. Абсолютно убеждён, что большая часть из них даже не подозревает, что погибнут не по своей воле. Их используют втёмную. Привезли, попросили передать «пакет», а другой человек дистанционно осуществил взрыв.

Нужно говорить, кричать – что терроризм есть не что иное, как бизнес определённых людей, которые получают деньги от определённых государств. Никаких реальных идеологических принципов за терроризмом нет.

Задачи государства, с одной стороны, – патриотическое воспитание, с другой – наказание, беспощадное уничтожение террористов. Говорят, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Грянул. И мы видим реальные шаги. Другое дело, что, если бы нынешняя власть могла осуществить весь комплекс мер, который хотят видеть патриоты, она бы это уже сделала. Что препятствует? Не нежелание, а разношёрстность власти (там и либералы, и патриоты). В результате огромное количество государственной энергии тратится на внутреннюю борьбу. А политику, в том числе и прежде всего – молодёжную, должны определять люди, для которых идея сильного государства превыше всего.

Файл – РФ 29.10.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Николай Стариков
Николай Викторович Стариков (р. 1970) – известный писатель, публицист. Основатель и идейный лидер общественной организации «Профсоюз граждан России». Коммерческий директор петербургского филиала «Первый канала» российского телевидения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...