Вряд ли будет преувеличением сказать, что в эти дни весь мировой порядок и его ключевые механизмы проходят проверку на прочность. Уже видны некоторые итоги, другие будут проявляться в обозримом будущем.

В частности, проверку на прочность успешно проходят отношения «неограниченного стратегического партнерства» России и Китая. Они достигли своего пика 4 февраля в Пекине, в результате личной встречи двух главнокомандующих, президента Путина и председателя Си Цзиньпина. Стоит вспомнить, что в те дни напряженность доходила до максимума как на западном, российском фронте глобальной холодной войны, так и на восточном, китайском.

Готовились провокации и вокруг Донбасса, и вокруг Тайваня. В первые месяцы нынешнего года одновременно происходили переброска к границам России войск НАТО и подтягивание авианосных соединений США в Южно-Китайское море и к берегам Тайваня. Началось демонстративное накачивание военной техникой Украины и Тайваня. И там, и там появились сотни американцев для «обслуживания техники». Из Киева и Тайбэя раздались обещания обзавестись собственным ядерным оружием и средствами доставки. Высокопоставленные представители Вашингтона стали привозить инструкции о проведении все более «независимой» политики.

Два главнокомандующих вряд ли рассматривали карты возможных упреждающих ударов. Но сценарии развития холодной войны на обоих фронтах и варианты взаимодействия наверняка обсуждались за те 8 часов, что продолжалась встреча. Уже тогда было ясно, что Запад подготовил новые пакеты санкций и на них придется отвечать «зеркально» или «асимметрично». Как первый ответ Западу надо рассматривать сделанное в Пекине объявление о дополнительной закупке Китаем 100 миллионов тонн русской нефти и отмене фитосанитарных ограничений для русского зерна.

С началом нашей превентивной операции на Украине Китай безупречно выполняет свою часть неписаных обязательств стратегического партнерства. Это проявилось в ООН и других международных организациях, где китайские дипломаты не позволяют изолировать Россию. Это проявляется во взвешенной позиции КНР, выраженной министром иностранных дел Ван И, который заявил о понимании исторической сложности украинского вопроса и «рациональной озабоченности России в сфере безопасности». Это проявилось в резкой отповеди Пекина в ответ на требования Вашингтона примкнуть к санкционному фронту. Это проявляется в благоприятном освещении ситуации на Украине государственными СМИ и благожелательном настрое общества.

Отношение Китая к России как в «мирные времена», так и во время нынешнего кризиса развивается как бы на двух уровнях: арифметики и высшей математики. Си Цзиньпин и военно-политическое руководство исходят из национальных интересов в глобальном масштабе и видят долгосрочные перспективы в постоянном совершенствовании партнерства. Это и есть высшая математика, где даже параллели могут встречаться. На уровне арифметики действуют деловые круги, чье понимание интересов нередко ограничивается простыми действиями сложения и вычитания.

Типичный пример такого подхода — статья видного политолога Ван Хуи-яо: «На фоне многообещающих разговоров о связях с Россией стоит вспомнить, что экономические интересы Китая в России выглядят как карлик в сравнении со связями с Западом. В 2021 году товарооборот Китая и России возрос на 35% и составил 147 миллиардов долларов. Это менее десятой части общего товарооборота с США (657 миллиардов) и Евросоюзом (828 миллиардов)».

Такая «арифметика» весьма эффективна. Целый ряд крупных банков, торговых сетей и производителей ключевых товаров приостановили операции с российскими партнерами. Достаточно упомянуть «Банк Китая» и «Промышленный и коммерческий банк Китая», гигантов финансовой системы Поднебесной. Этому примеру последовали сотни средних и малых банков. Их хозяева или руководители опасаются попасть под уже обещанные нарушителям «сопутствующие» санкции Америки.

На поведение деловых кругов Китая одновременно действует несколько важных факторов. Они, конечно, сохраняют деловые и эмоциональные связи, наработанные за 40 лет китайско-американского «брака по расчету». Они соизмеряют емкость российского и западных рынков. Но в то же время они примеряют на себя ситуацию с небывалыми антироссийскими санкциями.

Китайцы жили под тотальными санкциями с первого дня победы коммунистов в 1949 году до перехода КНР на сторону Запада в 1979 году. После событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году снова были введены рестрикции, некоторые из которых действуют до сих пор. Китайская экономика с честью вышла из торговой войны, начатой президентом США Трампом в 2018 году, и обеспечила не только рекордный объем торговли с Америкой, но и замечательный рост ВВП — 8,1% за прошлый год.

Но что, если в следующий раз против Китая будет использован «русский опыт» тотальной экономической войны? «Нам надо выучить этот урок — сегодняшняя ситуация вокруг России может повториться в Китае уже завтра, — пишет в газете «Глобал таймс» специалист по международному финансовому праву из Пекинского коммерческого университета Тянь Фэйлун. — Исключение некоторых русских банков из системы SWIFT стало ярким примером злоупотребления американцами глобальным финансовым порядком». В КНР еще в 2021 году принят «Закон о противодействии санкциям», который предусматривает зеркальный ответ на любую дискриминацию китайских предприятий и предпринимателей.

Как упреждающие действия против торговых санкций и транспортной блокады в Китае рассматривают выход на новые рынки экспорта и импорта, закрепление на уже действующих, использование транспортных путей с гарантированной безопасностью. Это в первую очередь относится к России. Ясно ведь, что «в случае чего» американцы закупорят «бутылочное горлышко» в Малаккском проливе и остановят проходящий через него как китайский экспорт товаров, так и импорт сырья, особенно нефти. Верный союзник Америки Польша заблокирует трансконтинентальную железнодорожную магистраль в Западную Европу, по которой в контейнерах идет экспорт на самый большой рынок Поднебесной. Альтернатива — Транссиб, БАМ, железные дороги и шоссе через Синьцзян на порты Санкт-Петербурга, а в перспективе — Севморпуть.

Набор антикитайских торговых санкций уже подготовлен, и он ничуть не меньше антироссийского. Смягчить последствия поможет Россия. Ее рынок существенно меньше европейского или американского, хотя увеличивается на глазах и может быстро вырасти с переходом страны к новой экономической модели. Но зато как источник нефти, газа, электроэнергии, металлов, древесины, удобрений, а также зерна и других видов продовольствия Россия практически неисчерпаема уже сейчас. Велика роль России также и как источника передовых гражданских и военных технологий. Недаром Китай с благодарностью получил несколько лет назад уникальную Систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Растет интерес к новым научно-техническим достижениям нашей страны.

В чрезвычайно нестабильной глобальной ситуации России и Китаю, двум фронтам холодной войны, надо совершенствовать «высшую математику» стратегического партнерства и безотлагательно разработать новые шаги на уровне «арифметики». В первую очередь это относится к взаимодействию финансовых систем. Их все еще не назовешь «сообщающимися сосудами». На протяжении нескольких лет я участвовал в неофициальных обсуждениях использования во взаимных расчетах рубля и юаня, использования кобейджинговых карт, валютных свопов. Эти наработки до поры до времени не встречали поддержки наших Минфина и Центробанка, но очень пригодились в критический момент. Сегодня название «ЮнионПэй» знают в России уже не хуже, чем «Виза» или «МастерКард».

Решение проблемы взаимных расчетов уберет препятствия на пути быстрого расширения торговли, инвестиций в новые промышленные предприятия, создание совместных сельскохозяйственных гигантов, поддержит на плаву наш средний и малый бизнес. Растущий китайский средний класс уже насчитывает около 500 миллионов человек — это будущие активные покупатели нашей одежды и парфюмерии, это посетители наших курортов и турбаз, постояльцы гостиниц и санаториев, студенты университетов.

В эти трудные для нас дни в Китае происходит трогательный торговый «флешмоб» — покупать русские товары стало модно и престижно, особенно у молодежи. Социальные сети практически единодушно выступают в пользу наших действий против наемников Запада. Мои китайские коллеги-эксперты заявляют: «Китаю нужна победа России!» Они говорят о создании русско-китайских торговой и фондовой бирж. Они пишут о «финансовой солидарности» рубля и юаня против доллара, о необходимости срочно перейти на расчеты в отечественных валютах, «чтобы не кормить волка».

«Сегодня ты, а завтра я!» Этими словами Германа из «Пиковой дамы» можно отразить настроения значительной части китайского общества в связи с кризисом вокруг Украины. Похоже, в украинской партии Китай сделал свою ставку — на Россию.

ИсточникМосковский Комсомолец
Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...