К началу Давосского форума

Михаил Хазин

О причинах падения потенциала Давосского форума как источника конструктивных идей в экономике.

Сегодня открывается очередной форум в Давосе. Он уже не представляет такого интереса для общественности как, скажем, лет 15 назад, хотя для его непосредственных участников вполне важен. Это понятно — когда экономика быстро и устойчиво растет, ключевое место принадлежит тем, кто этот рост реализует, кто говорит о том, куда избыточные ресурсы будут направляться завтра и послезавтра. А именно для этих людей, крупных бизнесменов и политиков, и создавался Давос. Сегодня ситуация совершенно иная, экономика находится в стадии депрессионного спада и бизнес, как и политики, отлично это знают, что бы там не говорили в МВФ и в Мировом банке. Тут нужно обсуждать что и как менять в «правилах игры», но для этого нужны люди, которые это могут делать. Таких пока в давосе не видно.

В такой ситуации для мэйнстримовских экономических экспертов Давос становится принципиально важным мероприятием, на котором можно объяснить потенциальным заказчикам, что они, все-таки, более или менее адекватны текущим событиям и могут и в дальнейшем объяснять что и как устроено в мире. И именно по этой причине доклад, подготовленный экономистами к этому форуму представляется куда более актуальным, чем сам форум, который сегодня интересен только непосредственным участникам, которые могут обсуждать друг с другом свои проблемы.

Так вот, если посмотреть на основные риски, обозначенные в этом докладе, то получается примерно такая картинка (описание взято с сайта gtmarket.ru): «Как показали результаты исследования, в 2014 году главными вызовами для глобального мира станут макроэкономические риски. Долговые и бюджетные кризисы ударили по доходам людей во многих странах мира, лишив экономики гибкости, а молодежь — выбора, отмечают авторы исследования. Усиливающийся имущественный разрыв среди населения способен серьезно подорвать позиции среднего класса, сократив число его представителей до критически низкого уровня. Высокая безработица среди молодежи подрывает доверие к правительствам и лишает общества главной опоры для долгосрочного развития. Текущая бюджетная политика большинства экономически развитых стран по-прежнему является неустойчивой. Кризис государственных финансов заставил правительства сокращать расходы, и во многих странах удалось взять их под контроль, но проблему разрыва между расходами и доходами решить не удалось. Все эти процессы могут привести к значительным социальным волнениям в ближайшие годы, так как население не готово жить сколь угодно долго в состоянии экономического кризиса, как это ясно показали события «Арабской весны» и последние события в Бразилии и Южной Африке, говорится в докладе.

В целом, по результатам опроса список наиболее опасных рисков возглавили следующие: фискальные кризисы в крупнейших экономиках мира; безработица и неполная занятость; нехватка пресной воды; имущественное расслоение; изменение климата. Среди тенденций, на которые следовало обратить пристальное внимание, опрошенные эксперты указали также ряд дополнительных проблем: различные формы загрязнения окружающей среды, экологические и техногенные катастрофы; использование Интернета в преступных целях; возможность злоупотребления новыми технологиями, такими как генная инженерия, автоматизированные транспортные средства или трехмерная печать».

Отметим, что макроэкономические кризисы — это, на самом деле, один единственный кризис, причем его сущность была понятна достаточно давно. Проблема в том, что он принципиально противоречит базовым идеологическим постулатам современного либерального капитализма (см. например, мой текст двухлетней давности: http://worldcrisis.ru/crisis/949319 ), а значит, как единый комплекс мэйнстримовскими экономистами не воспринимается. Именно это и позволяет им делать позитивные прогнозы: поскольку по отдельным аспектам ситуация иногда чуть-чуть улучшается, а ухудшение в других можно проигнорировать, можно говорить о «конце кризиса». Ненадолго, разумеется.

Собственно, нынешний Давос неформально называют «первым посткризисным» форумом, что представляется достаточно смешным и глупым: сокращение частного спроса никуда не делось, а необходимость его поддерживать неминуемо приводит и к росту государственных долгов и другим макроэкономическим проблемам. Но все эти меры поддержки являются половинчатыми — «средний» класс продолжает размываться. О каком экономическом росте можно говорить в такой ситуации, какой кризис сейчас закончился?

При этом очень важно то, что в докладе говорится о проблемах «среднего класса», проблемах настолько сильных, что можно даже говорить о его практически полном исчезновении. Да, пока до этого далеко — но тенденцию к этому никто пока не то, что не останавливает, но даже и не обсуждает. Тем не менее, этот доклад — большой прорыв в западной идеологической схеме, по сравнению с той ситуацией, которая была даже всего два года назад, когда я писал процитированный выше ответ на статью Фукуямы.

В то же время, отказ от обсуждения реальных, комплексных проблем современной экономики приводит к тому, что появляются иллюзии о том, что из нынешнего кризиса можно «выйти». Отсутствие понимание структурного механизма нынешнего экономического спада приводит к тому, что участники разного рода обсуждений в рамках «мэйнстримовского» дискурса просто не в состоянии предложить своим слушателям адекватную картину мира. В том числе даже таким принципиально для них важным, как бизнесмены и политики в Давосе. Ну а результат мы видим — обсуждение в Давосе, скорее всего, как и все последние годы, никакого реального результата с точки зрения улучшения ситуации в мировой экономике не дадут.

worldcrisis.ru 22.01.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...