Фактор мобилизации

Сергей Черняховский

Руководство страны неожиданно подняло почти запретную в современной России тему: устами Дмитрия Рогозина объявлено, что в следующем году вступит в силу мобилизационный план развития военной промышленности.

Мобилизационный – значит не основанный на рыночных постулатах. Рынок – система краткосрочно стимулирования – делает упор на то, что максимально быстро окупает затраты, то, что выгодно и приносит прибыль.

Мобилизация – это концентрация ресурсов на ключевых направлениях решения той или иной задачи, среди прочего – не считаясь с затратами.

На самом деле задачи обеспечения безопасности страны и ее обороны решаются только так. Ведь производство вооружения, как и любое стратегическое производство, не приносит прибыли (если его производят для защиты страны, а не для торговли).

Россия вообще не может выйти из кризиса путем запуска механизма рыночного стимулирования, поскольку рыночная логика предполагает продолжение экспорта ресурсов в обмен на продукты текущего потребления с последующим их проеданием и вывозом капиталов за границу.

Войти в мировое разделение труда на равноправных началах Россия может, только перейдя к участию в нем в постиндустриальной сфере, там, где у нее остаются некоторые технологические заделы и где она обладает ресурсами, с которыми могут быть сопоставимы лишь ресурсы США. То есть перед ней стоит выбор: либо быть источником сырья и рабочей силы и продолжать стагнировать свое производство, либо совершить прорыв в новую технологическую эпоху.

Однако для такого прорыва, теоретически возможного, сегодня необходимы капиталы в размере нескольких триллионов долларов. Такие средства в экономику России в стандартных условиях инвестированы быть не могут, как в силу ненадежности политических условий, так и в силу того, что их некому в нее инвестировать. Для этого нужна программа, аналогичная плану Маршалла, то целенаправленная политика ряда ведущих государств во главе с США, ориентированная на сознательное превращение России в технотронную сверхдержаву, т.е. политика сознательного превращения России в мощного конкурента США.

Единственным способом осуществления такого прорыва является мобилизационный курс, подчиняющий все внутренние ресурсы этой задачи. Российская элита может не любить СССР и социализм, но перед ней стоит жестко детерминированный выбор: либо за десять лет добиться того, чего в свое время добился СССР, либо ее сомнут вместе со страной, в которой она сегодня правит. И не из-за пресловутой русофобии, а из экономического интереса: если у тебя нет силы удержать то, что у тебя еще осталось, то при переделе это будут отбирать. Потому что переделы мира осуществляются не по праву или справедливости, а по силе.

Переход к постиндустриальному производству может быть обеспечен только за счет прорывного развития. Основой движения к такому производству являются:

· технологический прорыв на базе элитных отраслей производства, работающих за "линией фронта" мирового технического кризиса, в которых к началу кризиса в стране было занято около 3 миллионов человек;

· переход от экспорта сырьевых ресурсов к экспорту технологий и наукоемкой продукции передовых отраслей и создание на этой основе стратегического финансового валютного задела;

· коренная реконструкция на его основе остальных отраслей с доведением их до уровня элитных;

· твердая общественная власть, находящаяся под контролем людей труда.

В этом отношении мобилизации сегодня означает ставку на новое Просвещение, утверждение новой рациональности, как научно-технической основы нового, уже не промышленного, индустриального, а информационного производства. То есть создание общества, где в производстве доминирует компонент производства знания, новых технологий.

Предсказуемая неудача в переходе к индустриальному капитализму и невозможность построения постиндустриального привели к тому, что в России не утверждаются капиталистические отношения. Капитал, как общественное отношение, не может существовать без частной собственности на средства производства, то есть без частной собственности и без производства.

С одной стороны, производство не существует, поэтому не может быть частной собственности на него. С другой стороны, устанавливающаяся собственность не является частной, поскольку нет ее неприкосновенности. Предприятия передаются тем, кто близок и лоялен власти, но отбираются при изменении власти. Установилась система раннефеодальных кормлений: власть передает экономические объекты своим сторонникам и отбирает при изменении политической конъюнктуры. В результате "обладатели" этих объектов во многих случаях не заинтересованы в их развитии.

Капитализм не может существовать без более или менее адекватной оплаты рабочей силы. Но такой оплаты не происходит, так как экономически господствующий класс России не заинтересован в производстве прибавочной собственности, поскольку не заинтересован в производстве как таковом.

В результате в стране запущен механизм экономического и социального регресса, который проявляется в деградации не только собственно производства, но форм социальной жизни. Современный социально-экономический уклад России ниже капитализма, он постепенно опускается до раннефеодальных форм.

Технологические основы производства в современном мире претерпели революционные изменения. От доминирующего производства аграрной и индустриальной продукции мир перешел к доминирующему производству информации и технологий, радикально повышающих производительность труда. Наука все более стала превращаться в непосредственную производительную силу. Основным участником производительного процесса все более становится не фермер и индустриальный рабочий, а производители информации – ученые, программисты, технологи.

Необходимо признать, что рыночное регулирование экономики в странах современного капитализма в основном осталось в прошлом. Когда Маркс вводил различение между рыночным и плановым регулированием, он под первым понимал организацию, при которой сначала осуществляется производство, а потом соотношение спроса и предложения дает оценку его полезности, что и приводило к циклическим кризисам. В качестве альтернативы он предлагал такую организацию, при которой сначала выясняется общественная потребность в том или ином производстве, а потом осуществляется само производство.

Именно к такому устройству перешли ведущие капиталистические страны во второй половине XX века. Именно к нему должна переходить и Россия. А для этого нужен, прежде всего, технологический прорыв и создание новых, современных производств. Лишь с той поправкой, что сегодня "современность производства" – это не воспроизведение где-то существующего производства. Современность производства – это создание такого производства, которого требует и сегодняшнее, и еще только наступающее время. То есть такого, которого еще ни у кого нет.

И, соответственно, необходима волевая концентрация средств и ресурсов на ключевых направлениях развития, на прорывных участках. А это означает, в первую очередь, отказ от рыночной мифологии и создание пострыночной экономики.

Новая политика 25.12.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...