Академик С.Ю.Глазьев

Перспективы Единого экономического пространства и Евразийского союза

Недавняя реплика Президента России в ответ на привычную фразу о выгодном для транзита географическом положении России между Западом и Востоком свидетельствует о возвращении привычной для нас системы координат. В.В.Путин сказал: «Это не Россия находится между Западом и Востоком. Это Запад и Восток находятся слева и справа от России». Это значит, что эпоха самоуничижения России после катастрофы распада СССР закончилась. Во всяком случае, руководство России определяет ее как центр своей геополитики, восстанавливая традицию Великой державы. Эта традиция в разные исторические эпохи имела разный смысл. Для Российской империи Москва была третьим и последним Римом, устроенным по промыслу Божьему и дававшим защиту разным народам. СССР определял себя как оплот Мировой системы социализма и был источником надежды для сотен миллионов угнетенных наций и социальных слоев. Смысл современной геополитики России рождается в процессе евразийской интеграции.

Теория и практика евразийской интеграции в рамках ЕврАзЭС

Интеграция в Евразийский экономический союз – это не только взаимодействие, взаимное приспособление, сотрудничество, объединение национальных хозяйств, интернационализация хозяйственной жизни, но и восстановление, восполнение некоторого единства – то есть это новая целостность. Она требует и новых объединяющих идей. Основы евразийской идеологии были заложены более столетия назад в трудах Н.С.Трубецкого[1]. Размышляя над тем, какая объединяющая идея может вновь собрать земли нашей великой страны после неминуемого, как он считал в 1927 году, краха коммунистического режима, он писал: «Евразийство не разделяет идеализации дореволюционного прошлого и, решительно отвергая атеистические, материалистические и социалистические доктрины большевизма, тем не менее, старается сквозь накинутую на Россию красную мантию коммунизма прощупать биение живого сердца России, проследить изменения живого организма России».

Удивительным образом, спустя почти столетие, его пророчество сбывается на наших глазах. Именно общность исторических корней, наряду со столетиями складывавшимися кооперационными связями в экономике, становится идейной основой евразийской интеграции. В отличие от предыдущего исторического опыта интеграции в рамках одного государства с жесткой авторитарной политической системой, современная евразийская интеграция не простирается далее создания единого экономического пространства на взаимовыгодных условиях исключительно на добровольной основе. Основную интегрирующую роль выполняет простая идея выживания и объединения экономических потенциалов для повышения конкурентоспособности. В дальнейшем она должна развиваться, опираясь на общее духовное наследие народов и вбирая в себя современную парадигму устойчивого развития, цели повышения качества жизни граждан, принципы общей ответственности участвующих в процессе интеграции государств за будущее человечества.

После Н.С.Трубецкого идеология евразийства развивалась крупнейшими русскими мыслителями – от Петра Савицкого, Николая Алексеева и Льва Карсавина до Льва Гумилева. В СССР она казалась маргинальным течением на стыке философии, истории, этнографии и культурологии и не пользовалась особой известностью. Современное звучание она получила с выступлением Президента Казахстана Н.А.Назарбаева в марте 1994 года в МГУ им. Ломоносова, в котором он представил Проектом формировании Евразийского Союза Государств (ЕАС). Для достижения стабильности и безопасности в евразийском регионе Назарбаев предложил создать реально работающий союз государств, основой объединения которых должны были стать экономические взаимосвязи. Он подчеркнул, что: «Учитывая различия между странами в уровнях развития рыночной экономики, демократизации политических процессов, мы предлагаем формирование дополнительной интеграционной структуры — Евразийского Союза… При этом принимаются во внимание поливариантность интеграции, разные темпы, неоднородность и разновекторность в развитии государств СНГ… Цель — согласование экономической политики и принятие обязательных для исполнения государствами-участниками совместных программ проведения экономических реформ».

10 октября 2000 года в столице Казахстана — г.Астане — был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), вступивший в силу 30 мая 2001 года после его ратификации всеми государствами — членами Сообщества. Участниками ЕврАзЭС стали Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан. Статус наблюдателя при ЕврАзЭС получили Украина, Молдова и Армения.

В Договоре об учреждении ЕврАзЭС было определено, что Сообщество создается для эффективного продвижения процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также реализации других целей и задач, определенных в вышеупомянутых соглашениях о Таможенном союзе, Договоре об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях и Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве.

Таким образом, после десятилетия пробуксовки интеграционного процесса в СНГ из него выделилось пять государств-последовательных сторонников углубления интеграции. При этом они объявили о новой – евразийской – идеологии интеграции, существенно отличавшейся от советской и российской моделей своей ориентацией на прагматичность, добровольность и взаимовыгодность. Была создана международная организация с функциями, обеспечивающими формирование общих внешних таможенных границ входящих в нее государств, выработку единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и элементов функционирования общего рынка. Учреждением ЕврАзЭС было закреплено единство политической воли глав государств-участников решительно продвигаться по пути интеграции и многопланового сотрудничества с перспективой объединения экономических потенциалов: от зоны свободной торговли через Таможенный союз к Единому экономическому пространству и в перспективе – к Экономическому союзу.

В своем становлении ЕврАзЭС прошло несколько ключевых этапов. На начальном этапе были приняты документы, регламентирующие работу его основных органов – Межгосударственного совета, Интеграционного Комитета, Межпарламентской Ассамблеи, а также утверждены Положения о порядке приема в члены ЕврАзЭС и о статусе наблюдателя при ЕврАзЭС. При Интеграционном Комитете ЕврАзЭС создавались Советы и Комиссии по различным направлениям сотрудничества.. Регистрация Договора об учреждении ЕврАзЭС в Секретариате ООН состоялась в апреле 2003 года, а в январе 2004 года Сообщество получило статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН[2].

Через семь лет после подписания Договора об учреждении ЕврАзЭС в октябре 2007 года в Душанбе главами трех из пяти государств был принят Договор о создании единой таможенной территории и формировании таможенного союза и утвержден План действий на 2008-2010 годы по формированию таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества. Эти документы определили стратегию и последовательность шагов по созданию таможенного союза Беларуси, Казахстана и России.

В начале 2009 года была создана Комиссия Таможенного союза со статусом международной организации. Активная работа правительств этих стран, Комиссии Таможенного союза и других структур Сообщества позволила с 1 января 2010 года начать работу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС на основе сформированной договорно-правовой базы. С 1 июля 2011 года таможенные территории трех стран объединены в единую таможенную территорию. О желании подключиться к этому процессу заявили Армения и Кыргызстан, правовые основания для этого имеет также Таджикистан, входящий в состав учредителей ЕврАзЭС.

В 2009 году были созданы Антикризисный фонд ЕврАзЭС и Центр высоких технологий ЕврАзЭС.

В декабре 2010 года подписан пакет из 17-ти базовых Соглашений, формирующих новый, более глубокий уровень интеграции — Единое экономическое пространство Беларуси, Казахстана и России. После их ратификации в 2011 году они вступили в силу с 1 января 2012 года.

Кажущаяся стремительность процесса евразийской интеграции связана с длительной задержкой на старте, обусловленной как нерешительностью руководства оставшихся пока в стороне Украины и Узбекистана, так и противодействием влиятельных проамериканских сил в российской властвующей элите. Возможно, в этой задержке проявилось типичное свойство национального характера – как известно, «русские долго запрягают, но быстро ездят».

Полтора десятилетия было потеряно на взаимные уговоры между государствами СНГ, пока не согласились с концепцией разноскоростной интеграции, которая позволила сформироваться ядру евразийского интеграционного процесса. За это время таможенные границы разорвали тысячи кооперационных связей между предприятиями наших государств, что повлекло снижение эффективности производства и деградацию промышленности. Учеными доказано, что чем дольше мы затягиваем восстановление общего экономического пространства, тем меньший интеграционный эффект мы получим. Объективная необходимость повышения эффективности и конкурентоспособности наших экономик, ставшая особенно очевидной на фоне глобального кризиса, требует скорейшего углубления и расширения евразийской интеграции.

Таким образом, спустя почти два десятилетия после распада СССР тенденция дезинтеграции на части постсоветского пространства сменилась движением к воссоединению, пока только в сфере хозяйственной деятельности. Это движение происходит без политического принуждения, на абсолютно добровольной основе, с полным пониманием взаимных выгод и обязательств, при строгом соблюдении суверенитета и равенстве государств-участников интеграционного процесса. Л.Н. Гумилев, чье столетие мы отпраздновали в 2012 году, говорил о том, что интеграция должна основываться на принципе первичности прав каждого народа на свое устройство. В Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве этот принцип строго соблюдается: объединяются только экономические потенциалы суверенных государств, на этой основе формируется единая система регулирования в рамках переданных на наднациональный уровень функций и полномочий, создаются условия для общей политики развития, включающей промышленную, сельскохозяйственную, энергетическую, транспортную, научно-техническую, образовательную, структурную составляющие.

Пока в этом процессе не участвуют Украина и Узбекистан, присоединение которых к ТС и ЕЭП существенно расширило бы общий рынок и придало бы ему большие возможности к самостоятельному развитию и расширенному воспроизводству. Вместе с тем создание ТС трех государств сформировало интеграционное ядро, притягивающее не только остальные государства СНГ, но и другие государства Евразии. Вокруг ТС строится широкая зона свободной торговли, включающая СНГ, Сербию и Черногорию на Западе, Монголию и Вьетнам на Востоке.

По объективным историческим, экономическим и политическим причинам ключевую роль в организации процессов евразийской интеграции играет Россия. Исследования общественного мнения, проводимые Интеграционным барометром[3], свидетельствуют о сохраняющемся представлении о России как об объединяющем центре у населения всех государств СНГ. От России ждут инновационного прорыва, ждут сигналов на осуществление системных преобразований, которые будут учитывать национальные интересы государств-участников процессов евразийской интеграции. Так, на высоком уровне находится поддержка ТС и ЕЭП в их государствах-участниках: 80% в Казахстане, 72% в России и 60% в Белоруссии. Доли положительных ответов на этот вопрос (поддержки ТС и ЕЭП) респондентами в Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане, Молдове и Армении составили 60% и более. На Украине поддержка ТС-ЕЭП населением составляет более 55%.

Экономическая целесообразность и важность формирования Таможенного союза, а затем и Единого экономического пространства, обусловлена рядом объективных преимуществ интеграции. Наряду с расширением рынка сбыта товаров, формирование единой таможенной территории создает условия для восстановления трансграничной научно-технической и производственной кооперации предприятий, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью. Снижение издержек производственной кооперации благодаря устранению таможенных, торговых и технических барьеров повышает конкурентоспособность и способствует экономическому росту государств-участников.

Другим немаловажным преимуществом интеграции является снижение транзакционных издержек. Согласно экспертным оценкам, до половины времени, затрачиваемого на транспортировку товаров, до создания ТС приходилось на простой в очередях при пересечении таможенной границы. Ее устранение существенно облегчило кооперацию производства, при которой сложное изделие по нескольку раз пересекает межгосударственные границы. Создание Таможенного союза, таким образом, означает существенное снижение издержек при совместном производстве товаров, повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта. Последовательное расширение этого рынка делает нашу экономику более устойчивой к влиянию глобального кризиса, расширяет возможности развития.

Странам-членам Таможенного союза во взаимной торговле удалось достичь более высокой степени диверсификации товарной структуры, чем во внешней торговле с третьими странами. Большую долю занимает продукция с высокой степенью переработки. Если во внешней торговле 72,6% экспорта пришлись на минеральные продукты, то во взаимной торговле – только 41,1%. Машины, оборудование и транспортные средства занимают 19% объема взаимной торговли, в то время как доля продаж этих товаров за пределами Таможенного союза составляет лишь 2,4% совокупного экспорта. Еще 12,7% приходятся на металлы и изделия из них, 9,3% — на продовольственные товары и сельхозсырье, 9,1% — на продукцию химической промышленности, 8,8% — на прочие готовые товары.

Еще одно положительное последствие создания Таможенного союза увеличение эффективности транзитного потенциала государств союза. Росту грузоперевозок способствуют отсутствие барьеров на внутренних границах. В будущем это открывает равный доступ к инфраструктуре, что особенно важно и актуально для Казахстана и Белоруссии как стран, не имеющих выхода к морю.

Таким образом, современная евразийская экономическая интеграция и ее институциональная основа строятся на сближении экономических потенциалов интегрируемых государств. С 2012 г. в Таможенном союзе реализован принцип абсолютного равенства всех участников — каждое государство делегирует по три человека в Коллегию Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), а также по одному вице-премьеру национального правительства — в Совет ЕЭК, который является политическим органом. Фактически на уровне всех руководящих органов Таможенного союза все решения принимаются исключительно консенсусом. Более того, у каждого национального правительства есть право вето в т.ч. и на решение Комиссии, если по каким-либо причинам оно сочтет, что решение ЕЭК противоречит его национальным интересам. Таким образом, Российская Федерация, следуя идеям теоретиков евразийства о равенстве интегрируемых государств, сознательно пошла на выравнивание стартовых условий и институциональной среды интеграции при том, что она несет 90% расходов на содержание ЕЭК и обладает 85% экономического потенциала объединения.

Успешная работа по созданию Таможенного союза дала возможность Президентам Беларуси, Казахстана и России принять в Минске 27 ноября 2009 года историческое решение – не дожидаясь окончательного завершения строительства полномасштабного Таможенного союза перейти к следующей, более высокой ступени интеграции на пространстве ЕврАзЭС — формированию Единого экономического пространства (ЕЭП). На внеочередной встрече в г.Алматы 19 декабря 2009 года, главы трех государств утвердили План действий по формированию ЕЭП, который предусматривал разработку и подписание в течение двух лет, к 1 января 2012 года, пакета международных договоров, обеспечивающих создание ЕЭП.

Основными целями формирования ЕЭП были определены:

— эффективное функционирование общего (внутреннего) рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов;

— создание условий стабильного развития экономики Сторон в интересах повышения жизненного уровня населения;

— проведение согласованной налоговой, денежно-кредитной, валютно-финансовой, торговой, таможенной и тарифной политики;

— развитие единых транспортных, энергетических и информационных систем;

— создание общей системы мер государственной поддержки развития приоритетных отраслей экономики, производственной и научно-технологической кооперации.

Единое экономическое пространство является более глубокой формой экономической интеграции и включает в себя, помимо действующего Таможенного союза, такие составляющие, как проведение согласованной экономической политики, обеспечение свободного движения услуг, капитала, трудовых ресурсов и доступ к инфраструктуре государств-членов ЕЭП. В рамках ЕЭП должны функционировать однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах, гармонизации и унификации норм и правил.

Образование Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана означает создание общего рынка товаров с классическими эффектами увеличения масштаба и разнообразия, что способствует повышению эффективности и росту экономического потенциала стран-членов. Оценки макроэкономического эффекта интеграции, полученные в результате вариантных расчетов по макроструктурной интегрированной модели межотраслевого баланса государств-членов ТС, показали возможность дополнительного прироста ВВП до 15% или около триллиона долларов в расчете до 2030 года, в том числе в России — 632 млрд. долларов, в Белоруссии — 170 млрд. долларов, в Казахстана — 107 млрд.долларов. Для Украины, в случае ее присоединения к Таможенному союзу, он составит 212 млрд.долл.

Проведенные исследования позволяют сделать следующие качественные оценки:

— активизация интеграционного процесса по созданию единого экономического пространства СНГ с участием России, Беларуси, Казахстана имеет высокую экономическую эффективность как для всех интегрируемых стран в целом, так и для каждой из этих стран в отдельности;

— интеграционный эффект достигается прежде всего за счет расширения кооперационных связей и рынка взаимного товарообмена продукции обрабатывающих отраслей промышленности и продукции сельского хозяйства, которая по своим конкурентным возможностям не может быть реализована на рынке других стран. Это относится, прежде всего, к машиностроительной продукции, продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности;

— размер интеграционного эффекта в значительной степени зависит от политики ценообразования на рынке топливно-энергетических ресурсов ЕЭП. Комфортные ценовые условия значительно повысят привлекательность ЕЭП для включения в него новых стран;

— наиболее эффективным является максимально глубокий уровень интеграции, предполагающий наряду с поддержанием отношений свободной торговли введение общей системы согласования и реализации целей экономической политики, обеспечивающих максимальное использование потенциала развития интегрируемых стран.

Кроме того, принципиально важно, что ЕЭП, наряду с передачей указанных выше полномочий на наднациональный уровень, обязует Стороны к согласованным действиям в ключевых областях госрегулирования – в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере технических регламентов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий. Это открывает широкие возможности и для бизнеса. Согласованная техническая политика позволит избежать технологических разрывов, несовместимости продукции. Естественно, чтобы закрепиться на таком открытом рынке бизнесу предстоит работать над своей эффективностью, снижать издержки, вкладывать ресурсы в модернизацию. Потребители от этого только выиграют.

Вместе с тем можно говорить и о «конкуренции юрисдикций», о борьбе за предпринимателя. Ведь каждый российский, казахстанский и белорусский бизнесмен получает право выбора – в какой из трех стран ему регистрировать свою фирму, где вести дела, где заниматься таможенным оформлением грузов. Это серьезный стимул для национальных бюрократий заняться совершенствованием рыночных институтов, административных процедур, улучшением делового и инвестиционного климата. Необходимо также совершенствовать законодательство в соответствии с лучшей мировой и европейской практикой.

Формирование Единого экономического пространства стало очередным этапом евразийской интеграции, по завершении которого предполагается переход к формированию Евразийского экономического союза (ЕЭС), предусматривающий дальнейшее углубление сотрудничества государств-участников в экономической сфере и социально-экономических вопросах. 18 ноября 2011 года главами трех государств была принята «Декларация о евразийской экономической интеграции».

Как следует из Декларации, к 2015 году должна быть завершена кодификация нормативно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства. Это означает систематизацию законодательства, качественную переработку действующих норм, устранение несогласованностей, восполнение пробелов и отмену устаревших норм. Кодификация не предусматривает, что ранее достигнутые договоренности пересматриваются, наоборот, они приобретают систематизированный вид, приводятся к общему знаменателю.

Для направления процесса евразийской интеграции на решение целей экономического развития необходима разработка и принятие Единой стратегии торгово-экономической политики ЕЭП, концепций единой промышленной и сельскохозяйственной политики, а также планов их реализации. В дальнейшем необходимо создание системы стратегического планирования развития ЕЭС, включающей долгосрочные прогнозы, среднесрочные концепции и стратегии торговой, промышленной, сельскохозяйственной, научно-технической политики, основные направления социально-экономической, денежно-кредитной и налоговой политики, а также межгосударственные программы и планы мероприятий по их реализации.

Важной особенностью процесса евразийской интеграции является ее открытый характер. Российские руководители неоднократно говорили о перспективе формирования общематериковой зоны сотрудничества от Лиссабона до Владивостока на основе отношений свободной торговли и взаимовыгодной кооперации. Такая широкая евразийская интеграция, включающая и Европу, и Китай, и Индию, Турцию так же, как Средний и Ближний Восток, могла бы стать мощным стабилизирующим фактором, способствующим преодолению мирового экономического кризиса и создающим новые возможности для развития. Думающая и наиболее ответственная часть мирового сообщества осознала, что во избежание новой волны самоистребительной конфронтации и обеспечения устойчивого развития необходим переход к новой мировоззренческой модели, основанной на принципах взаимного уважения суверенитета, справедливом глобальном регулировании и взаимовыгодному сотрудничеству. Россия на этом фоне имеет уникальную историческую возможность вернуть себе роль глобального объединяющего центра, вокруг которого начнется формирование принципиально иного баланса сил, новой архитектуры глобальных валютно-финансовых и торгово-экономических отношений на началах справедливости, гармонии и сотрудничества в интересах народов всей Евразии.

Проблемы широкой евразийской интеграции

Выше речь шла о евразийской интеграции, ограниченной пространством исторической России или, как сейчас его принято называть – постсоветским пространством. К Западу от него продолжается европейский интеграционный процесс, захвативший значительную часть постсоветского пространства. К Востоку идет постепенное вызревание большой зоны Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества, в которой выделяются свои центры кристаллизации — зоны свободной торговли Китая и АСЕАН, Китая и Японии. К Югу расположена держащиеся особняком Индия, Пакистан и Иран а также часть Лиги арабских государств, составляющих свое интеграционное поле. Вопрос о рассмотрении всего этого гигантского конгломерата стран и их разнообразных союзов пока еще далек от практического наполнения. Самая большая интеграционная заявка была сделана президентом России в неоднократно звучавших предложениях ВВП о создании большой зоны экономического сотрудничества от Лиссабона до Владивостока. Эти предложения касаются, прежде всего, торгово-экономических отношений России и ЕС, которые сегодня по ряду причин лишились правового оформления. Одновременно быстро расширяется взаимодействие государств ЕврАзЭС с Китаем, создана Шанхайская организация сотрудничества. Таможенный союз планирует создать зону свободной торговли с Вьетнамом, у которого уже есть режим свободной торговли с Китаем.

Иными словами, широкая евразийская интеграция носит разнообразный, многоплановый и во многом хаотичный характер. Пока можно выделить несколько центров притяжения, во взаимодействии которых будет в обозримом будущем идти трансматериковый процесс интеграции. Это Брюссель, Пекин и Москва, каждый из которых ведет свою интеграционную политику, используя собственные механизмы, стимулы и институты. Иногда они исключают друг друга, а иногда дополняют, создавая основу для расширения интеграции. Первый случай хорошо иллюстрирует системный конфликт между ЕС и Россией по поводу участия Украины. Второй случай отражает сотрудничество между Россией и Китаем.

Сравнительный анализ двух вариантов участия Украины в процессах евразийской экономической интеграции, казалось бы, не должен оставлять сомнений – участие в евразийском интеграционном процессе обеспечивает Украине к 2030 году объем ВВП на 7,5% больше, чем создание ассоциации с ЕС. При этом последний вариант вплоть до 2020 года оборачивается для Украины ухудшением условий торговли и прямыми экономическими потерями, в то время как первый вариант дает мгновенное серьезное улучшение торгового баланса и обеспечивает стабилизацию платежного баланса. Первый вариант создает необходимые условия для устойчивого развития с улучшением структуры украинской экономики, второй вариант влечет ее деградацию и банкротство. Тем не менее, политическая верхушка Украины выбирает второй вариант.

Аналогичная ситуация складывается в Молдавии, которая наряду с ухудшением и без того плачевного состояния экономики получит в ассоциации с ЕС неизбежное обострение конфликта с Приднестровской Республикой. До последнего времени такой же политический выбор навязывали Армении, которая от Ассоциации с ЕС наряду с экономическими потерями получила бы ослабление своего внешнеполитического положения.

Непредвзятый анализ позволяет сделать вывод о чисто политических мотивах реализуемой ЕС политики «Восточного партнерства», целью которой является блокирование возможностей участия бывших республик СССР в процессе евразийской экономической интеграции с Россией. Антироссийский смысл этой программы прослеживается в систематическом вмешательстве политиков и спецслужб стран НАТО во внутренние дела этих новых независимых государств с целью организации антироссийской пропаганды и выращивания антироссийских политических сил. Все инспирированные ими «цветные» революции на постсоветском пространстве были густо замешаны на оголтелой русофобии и направлены против интеграции с Россией. Понесенные в результате этой политики экономические потери и социальные бедствия в Грузии, Киргизии, Украине и Молдавии в расчет не принимаются.

Изоляция постсоветских республик от России неизбежно влечет ухудшение их экономического положения вследствие разрыва сложившихся кооперационных связей и утраты традиционных рынков сбыта своих товаров. Чтобы навязать эти экономически противоестественные решения политика «Восточного партнерства» предусматривает лишение восточных партнеров суверенитета во внешнеэкономических вопросах. В проектах навязываемых им международных договоров о создании ассоциаций с ЕС четко фиксируются обязательства беспрекословного соблюдения директив ЕС в области торговой политики, технического и таможенного регулирования, санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля, предоставления субсидий и государственных закупок. При этом ассоциированные с ЕС государства не получают никаких прав участия в разработке и принятии этих норм регулирования, они должны их слепо выполнять, невзирая на имеющиеся возможности. Также они обязуются участвовать под руководством ЕС в урегулировании региональных конфликтов.

Иными словами, в ассоциации с ЕС постсоветским государствам отводится роль колоний, которые должны подчиняться юрисдикции ЕС по вопросам торгово-экономического регулирования. Так, в проекте Соглашения об ассоциации ЕС с Украиной во всех разделах рефреном проходит норма о том, что «Украина обязуется ….» и далее по всем разделам. Ключевой тезис сформулирован в ст.124 Соглашения «Украина должна обеспечить, чтобы существующие законы и будущее законодательство согласовывались с законодательством ЕС». Чтобы не возникало сомнений в векторе интеграции, в разделе о техническом регулировании (ст.56) прямо записано, что «Украина воздерживается от внесения изменений в свое горизонтальное и отраслевое законодательство в области технического регулирования, кроме как с целью постепенного приведения такого законодательства в соответствие с нормами acquis ЕС и поддержания такого соответствия». Это означает, что она не сможет воспользоваться механизмом устранения технических барьеров в торговле, предусмотренным Соглашением государств-членов Таможенного союза об устранении технических барьеров во взаимной торговле с государствами-участниками СНГ, не являющимися государствами-членами Таможенного союза. Бессмысленным становится меморандум о сотрудничестве в сфере технического регулирования, подписанный правительством Украины с ЕЭК в прошлом году.

Для контроля за исполнением этих и других обязательств создается специальный наднациональный орган – Совет ассоциации – решения которого обязательны для Сторон.

Вопросы экономической целесообразности остаются за рамками обсуждения этого политического решения. Робкие попытки украинского правительства поставить вопрос о финансировании инвестиций в модернизацию украинской промышленности с целью ее адаптации к европейским нормам технического регулирования и экологическим требованиям остаются без внимания. Между тем требуемые для этого объемы финансирования, оцениваемые украинскими экспертами не менее чем в 130 млрд. евро (расчеты Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины), явно неподъемны для ЕС, переживающего финансовый кризис.

Не так давно политические решения о присоединении к ЕС бывших социалистических государств Восточной Европы и прибалтийских республик СССР уже показали свою экономическую несостоятельность. После присоединения к ЕС эти государства потеряли около половины промышленного и значительную часть сельскохозяйственного производства. Столкнулись с обесценением человеческого капитала и массовой утечкой умов и эмиграцией молодежи. Они утратили контроль над своей банковской системой и крупными предприятиями, поглощенными европейскими корпорациями. Уровень жизни в большинстве из

Сергей Глазьев
Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments