США просто подорвут доверие к доллару

Сергей Глазьев

Н. ГОНЧАРОВА: Сергей Глазьев, экономист, советник президента Российской Федерации по вопросам региональной экономической интеграции с нами на связи. Доброе утро!

С. ГЛАЗЬЕВ: Доброе утро!

Н. ГОНЧАРОВА: Ваше вчерашнее заявление наделало много шума, но когда мы с вами накануне вечером связывались, вы сказали, что не всё правильно интерпретировали. Что вы имели в виду?

С. ГЛАЗЬЕВ: Давайте начнём с того, что, во-первых, я никакого заявления не делал. Я ответил просто на вопросы журналиста из РИА Новости. А во-вторых, я высказываю свою личную точку зрения. Я должен об этом специально сказать, поскольку вы представили меня советником президента, а не академиком Российской академии наук. Я высказываю свою личную точку зрения как учёный, который профессионально занимается внешнеэкономической деятельностью. Главное, что мне хотелось бы донести до наших слушателей — это понимание того, что это не наше решение насчёт санкций в отношении России со стороны Соединённых Штатов и Европейского Союза. Не мы этот вопрос инициируем, и, собственно говоря, те последствия, которые могут последовать в случае применения в отношении России санкций, вытекают из природы самих этих санкций. И надо понимать, что эти последствия никак не зависят от наших решений. Если Соединённые Штаты, например, замораживают российские активы в долларах, это означает, что и пассивы российских организаций в долларах не могут работать. Иными словами, если какой-нибудь российский банк держит доллары на своих депозитных счетах и эти доллары будут заморожены, это означает, что у российского банка не будет возможности обслуживать свои долларовые обязательства, т.е. в случае, если Соединённые Штаты применяют санкции в отношении российских банков, например, это приведёт к тому, что доллар просто не будет использоваться российской банковской системой. Это будет обозначать, что сбережения в долларах, не только на депозитах, но и в наличной форме, перестанут работать. Поэтому я бы всячески предостерёг наших граждан хранить деньги в долларах, потому что риск применения экономических санкций со стороны США эти доллары в момент сделают неработающими. Они превратятся в бумажки.

Н. ГОНЧАРОВА: Насколько такое развитие событий реалистично, Сергей Юрьевич?

С. ГЛАЗЬЕВ: Я хочу подчеркнуть, что это не зависит от наших решений. Это автоматически вытекает из их действий. Насчёт реалистичности, я думаю, что это мало реалистично. Для Соединённых Штатов какие-либо серьёзные санкции против России равносильны подрыву своего доминирующего положения в мировой финансовой системе. Если США примут такие решения, то они подорвут доверие к доллару. Доллар не будет уже больше считаться надёжной валютой, и долларовые инструменты не будут считаться такой безопасной гаванью для хранения резервов. Этим шагом фактически Америка подорвёт свою ведущую роль в мировой финансовой системе, и постепенно от доллара будут отказываться, потому что использование доллара в качестве сбережения подвержено политическим рискам. Зачем это нужно?

И. МЕРКУРИ: Сергей Юрьевич, скажите, пожалуйста, Российская Федерация планирует изменить пропорции валютных резервов в отношении долларов, евро и т.д.?

С. ГЛАЗЬЕВ: Это вопрос, сугубо находящийся в ведении Центрально Банка, но я могу сказать, что у нас валютные резервы достаточно диверсифицированы: доллар занимает менее половины. Но это довольно-таки существенная часть, поэтому я, например, сторонник того, чтобы переходить на расчёт в национальных валютах и прекратить использовать доллары в качестве таких промежуточных валюторасчётов. Необходимость хранения долларов в резервах, если мы рассчитываемся, допустим, с китайцами в юанях и рублях, в СНГ рассчитываемся в рублях, с Европой рассчитываемся в рублях и евро, т.е., если мы расширяем зону использования рублей и национальных валют , это снижает потребность в долларе как в резервной валюты. Поэтому объективно вес доллара будет продолжать падать независимо ни от чего, но пока ещё он довольно-таки большой, и, конечно, если экономические санкции против России будут введены, они будут иметь весьма негативные последствия, но эти последствия коснуться прежде всего тех структур, которые держат свои деньги в долларах.

Н. ГОНЧАРОВА: О каких объёмах идёт речь, чтобы это было критично? Потому что ну у населения не секрет несколько тысяч, от 10 тысяч до 50 тысяч сбережений всё-таки в долларах есть. Насколько пострадает такая категория населения?

С. ГЛАЗЬЕВ: Я думаю, риски большие есть, поскольку деньги же держатся в наших банках, а многие банки являются заёмщиками. С одной стороны, они зависят от иностранных кредитов, которые в случае введения санкций могут быть восстребованы обратно, а новые кредиты не будут получены. С другой стороны, они сами выполняют активные операции зарубежом, поэтому спрогнозировать устойчивость тех или иных наших банков в случае введения санкций сложно. Но введение санкций — это в любом случае форсмажорная ситуация. Если в отношении рубля мы можем быть уверены, то, что рублёвые инструменты не подвержены никаким политическим влияниям: мы их полностью контролируем. То по отношению к доллару, как вы видите, появляется большой политический риск, который нужно принимать во внимание и, по возможности, минимизировать. И способ минимизации как раз и заключается в расширении использования рублей во всех отношениях. В принципе, могу сказать, что с точки зрения устойчивости нашей финансовой системы в целом, экономические санкции со стороны США для нас малочувствительны. Они, конечно, уже повлияли негативно на фондовый рынок, где велика доля американских финансовых спекулянтов. Но я думаю, что дальнейший ущерб будет снижаться по мере того, как мы идём от поверхностных явлений в глубь экономических процессов. У нас объём валютных резервов в полтора раза превышает объём денежной базы, т.е. денег, которые вращаются в экономике. Вот, так что мы теоретически можем выдержать любой внешний шок.

Н. ГОНЧАРОВА: Ну и, Сергей Юрьевич, в случае худшего варианта развития событий сколько времени потребуется на создание своей расчётно-платёжной системы?

С. ГЛАЗЬЕВ: Дело в том, что работа такая давно ведётся, у ещё с 92-ого года у нас запущен Межгосбанк СНГ, который уже проводит расчёты в рамках СНГ и Таможенного союза. В части нашего ближнего зарубежья такая системы уже есть — она может быть развёрнута полномасштабно в течение 2 недель. Что касается расчётов с третьими странами, такими крупными партнёрам, как Китай, Индия, Иран, которые тоже могут быть подвержены санкциям и тот же Европейский Союз, кстати, с которым тоже есть смысл иметь автономную расчётную системы, то это, возможно, несколько месяцев займёт.

Н. ГОНЧАРОВА: Спасибо, Сергей Глазьев, экономис, президента Российской Федерации по вопросам региональной экономической интеграции. Но сейчас, он подчеркнул, что выступает как академик. Академик РАН был с нами на связи.

rusnovosti.ru 05.03.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев
Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее...