МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

Олег ПЛАТОНОВ

Каким должен быть ответ Западу президента Путина как полноценной движущей силы Русской цивилизации

В 1990-е годы многим казалось, что Россия неуклонно сползает в пропасть. Они считали, что нет такой силы, которая может остановить разрушительные процессы. Западные политики деловито подсчитывали, на какие куски будет расчленена страна и какую прибыль получат транснациональные корпорации от дележа её природных ресурсов. Живой труп президента Ельцина представительствовал в Кремле, а возле него разворовывали остатки советской империи либеральные демократы – Гайдар и его команда, породившие невиданную в нашей истории коррупцию. Однако недруги России не учли цивилизационных особенностей России. Как не учли их в свое время Наполеон и Гитлер.

Еще в XIX веке русские учёные доказали, что именно цивилизационные различия являются основой всех противоречий, существующих между народами. Главным условием всех мировых конфликтов является цивилизационный фактор. Любые государственные деятели должны учитывать этот фактор при планировании глобальных государственных мероприятий и ведении войн.

Учёт цивилизационного фактора позволяет мобилизовать народ на решение государственных задач и сопротивление внешним силам. Опирающийся на монолит своей цивилизации духовно здоровый народ всегда находит в своей среде вождей и личностей, способных решать самые тяжёлые общенациональные задачи. В России начала XXI века такой личностью стал Владимир Путин.

Явление Путина

Путин пришел к власти так же, как бы незаметно, как в свое время занял место наверху Сталин. Он являлся плоть от плоти единым с той массой, которая привела к власти ту ельцинско-гайдаровскую клику – он был в ней, он вышел из неё. Как в своё время Сталин был частью ленинско-троцкистской банды. Его даже не воспринимали как лидера, также как в свое время всерьёз не воспринимали Путина. Но Путин, поставленный Ельциным, повёл себя иначе, чем от него ожидали те силы, которые мечтали об окончательном разрушении России. Он умел перевоплотиться, и для этого у него, безусловно, были определённые духовные задатки. По своему менталитету и образу мысли он человек русской цивилизации, выросший на её духовных ценностях. Путин любит Россию и желает ей блага. И это, может быть, самое главное в нем. Даже те ошибки, которые он допустил при осуществлении своей политики, особенно в области экономики, компенсируются той внутренней силой русского национального чувства и патриотизма, которую он в себе несёт.

Путин первый из верховных властителей России после Сталина осознал ключевое значение русской цивилизации в понимании процессов, происходящих в нашем обществе. Путин понял, что политический успех в России зависит от отсутствия противоречия между национальными традициями страны и её государственной практикой. Он осознал, что национальные традиции могут либо способствовать успеху нации, либо, если они не учитываются, вести её к застою и национальной катастрофе. В первом случае они выступают надежной опорой правительству, предпринимателям и обществу в их мировой конкурентной борьбе. Эффективность национальных традиций как мобилизующей общественной силы Путин понял еще в 1990-е годы. Впоследствии он сказал об этом в своей Валдайской речи: «Была иллюзия, что новая национальная идеология, идеология развития, родится как бы сама по себе. Государство, власть, интеллектуальный и политический класс практически самоустранились от этой работы.

Практика показала, что новая национальная идея не рождается и не развивается по рыночным правилам. Самоустранение государства, общества не сработало, также как и механическое копирование чужого опыта. Такие грубые заимствования, попытки извне цивилизовать Россию не были приняты абсолютным большинством нашего народа, потому что стремление к самостоятельности, к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету – неотъемлемая часть нашего национального характера. <…>

Очевидно, что наше движение вперёд невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения, иначе мы не сможем противостоять внешним и внутренним вызовам, не сможем добиться успеха в условиях глобальной конкуренции. <…>

Мир становится всё более жёстким, порой отвергается не просто международное право, но даже элементарные приличия. Нужно быть сильным в военном, технологическом, экономическом отношении, но всё-таки главное, что будет определять успех, – это качество людей, качество общества интеллектуальное, духовное, моральное. Ведь, в конце концов, и экономический рост, и благосостояние, и геополитическое влияние – это производная от состояния самого общества, от того, насколько граждане той или иной страны чувствуют себя единым народом, насколько они уверены в своей истории, в ценностях и традициях, объединяют ли их общие цели и ответственность. <…>

Сегодня Россия испытывает не только объективное давление глобализации на свою национальную идентичность, но и последствия национальных катастроф ХХ века, когда мы дважды пережили распад нашей государственности. В результате получили разрушительный удар по культурному и духовному коду нации, столкнулись с разрывом традиций и единства истории, с деморализацией общества, с дефицитом взаимного доверия и ответственности. Именно в этом многие корни острых проблем, с которыми мы сталкиваемся. <…>

Необходимо историческое творчество, синтез лучшего национального опыта и идей, осмысление наших культурных, духовных, политических традиций с разных точек зрения с пониманием, что это не застывшее нечто, данное навсегда, а это живой организм. Это главный аргумент в пользу того, чтобы вопрос идеологии развития обязательно обсуждался среди людей разных взглядов, придерживающихся разного мнения о том, что и как нужно делать с точки зрения решения тех или иных проблем. <…>».

С вниманием Путин размышляет об особенностях развития имперского корабля русской государственности, который и до 1917 года, и в советское время, и сегодня подчиняется духовным законам, сложившимся многие столетия назад, поэтому игнорирование их означает гибель. Путин уже в начале 2000-х годов почувствовал «вкус» империи как объединяющего и движущего фактора развития Российского государства и общества. Его реформы, направленные на укрепление вертикали государственной власти, имели имперский характер. А иначе быть и не могло. Власть, в которой он стал первым лицом, вышла из недр советского строя. Этот советский строй, как ни парадоксально, был империей, а имперское чувство сохранялось всё время, которое существовала даже постсоветская Россия, потому что имперское чувство – это основа нашего цивилизационного выбора, цивилизационного решения; оно существует в нас, как бы мы ни назывались, оно является костяком нашего развития и выбора наших приоритетов. В этом смысле даже советская империя продолжает ту российскую империю, которая существовала испокон веков. Внутреннее имперское чувство сохранилось и после падения советской власти. Государственный аппарат даже при всех внутренних недостатках всё равно остался имперским. Это имперское чувство продолжает нести нас вперёд, отталкивая всё, что не соответствует его развитию.

Вся структура государства и наш менталитет по-прежнему остаются имперскими, но я хотел бы подчеркнуть, что империя не в западном понимании, а в православном понимании – как царство царств.

Следует заметить, что советская империя для удержания российского народа в сфере своих интересов вынуждена была использовать православные духовные ценности русской цивилизации. Так называемый моральный кодекс строителей коммунизма, принятый на XXII съезде КПСС, включал в себя многие духовные идеалы русского народа (коллективизм, нравственность, общественный долг, патриотизм и др.), которые безбожные архитекторы мирового коммунизма делали средством достижения космополитических целей. Как справедливо отмечал великий русский философ Н. Бердяев: «Русский народ никогда не был буржуазным, он не имел буржуазных предрассудков и не поклонялся буржуазным добродетелям и нормам <…>. На энтузиазм коммунистической молодежи к социалистическому строительству пошла религиозная энергия русского народа». Именно эта религиозная энергия русского народа стала одним из главных ресурсов советской империи, оставив в душах советских людей самое положительное наследство, сохранившееся, мне думается, и в душе В. Путина.

Падение советской империи повергло в прах не только космополитические идеалы коммунизма, но и сильно повредило духовные ценности русской цивилизации, эксплуатируемые коммунистами, нанесло ущерб национальному сознанию русского народа. Впоследствии Путин вспоминал, как были «шокированы люди агрессивным давлением на свои традиции, привычный жизненный уклад и всерьёз опасаются угрозы утратить национально-государственную идентичность… Стержень, скрепляющая ткань нашей цивилизации – русский народ, русская культура. Вот как раз этот стержень русского народа провокаторы и наши противники всеми силами будут пытаться вырвать из России – под насквозь фальшивые разговоры о «расовой чистоте», о необходимости «завершить дело 1991 года и окончательно разрушить империю, сидящую на шее у русского народа». Чтобы в конечном счете заставить людей своими руками уничтожить собственную Родину…

Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скреплённая русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом – и не на плебисцитах и референдумах, а кровью. Всей своей тысячелетней историей…»

Идеология Русской цивилизации

Являясь с юношеских лет носителем некоторых идеалов русской цивилизации в силу домашнего воспитания и советского образования, Путин, возможно, расширил свои знания о русской цивилизации из трудов великого русского мыслителя митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва), который, как и будущий президент, в первой половине катастрофических 1990-х годов жил и работал в Петербурге.

В ХХ веке в Петербурге известны два великих православных подвижника, один из них открыл ХХ век, другой прославился на его завершении. Первый, святой Иоанн Кронштадтский, предупреждал русский народ о грозящей катастрофе, указывая на её виновников, второй, митрополит Иоанн (Снычёв), обозначил пути выхода из этой катастрофы.

На личных встречах с митрополитом Иоанном (Снычёвым) мне стало ясно, что понятие русская цивилизация имеет для владыки особый смысл и раскрывается в идеалах Русской церкви.

Ядром мировоззрения митрополита Иоанна является учение о Святой Руси, которое служит ключом к пониманию всей русской идеологии и духовным фундаментом для будущего возрождения великой Российской империи.

По учению митрополита Иоанна, Святая Русь – особое благодатное свойство русского народа, делающее его оплотом христианской веры во всём мире. Жертвенное служение идеалам добра, правды и справедливости, стяжание Духа Святого, устремленность к безгрешности и совершенству и преображению души сделали русских народом-Богоносцем, новым Богом избранным народом, но не в смысле противостояния другим народам и стремления господствовать над ними, а в смысле первенства в борьбе с мировым злом, за построение православного царства царств.

Святая Русь раскрывается в следующих понятиях:

– духовная цельность – неразрывность веры и жизни; вера определяет жизнь и придаёт ей смысл;

– добротолюбие – критерий истинной христианской жизни и святости;

– нестяжательство – преобладание духовно-нравственных мотивов жизни над материальными;

– соборность – растворение личности в Церкви, государстве, православном народе;

– единодержавие, монархизм, имперское сознание народа.

Патриотизм – любовь к земному отечеству как преддверию Царствия Небесного. После веры в Бога патриотизм – высшее выражение духовности человека.

Избранническое служение русских в борьбе с мировым злом, по мнению митрополита, не должно быть основой для русского национализма. По его мнению, вопрос этот носит скорее религиозный, чем национальный характер. Тяжелые испытания, обрушившиеся на русских, являются следствием того, что они в течение последних столетий были народом-Богоносцем, главным хранителем христианской веры. Поэтому именно на русских пришёлся основной удар врагов рода человеческого.

Понятие «русские», сказал митрополит, не является исключительно этнической характеристикой. Соучастие в служении русского народа может принять каждый, признающий богоустановленность этого служения, отождествляющую себя с русским народом по духу, цели и смыслу существования независимо от национальности.

В нашей стране, говорил владыка Иоанн, национальный вопрос был преимущественно только внешней формой, за которой скрывалось стремление русских сохранить свою веру и имперскую идеологию. Все видимые противоречия – социальные, экономические, политические, имели второстепенное значение, а главным для коренного русского человека всегда оставался вопрос о вере, о Святой Руси, об имперской идеологии, воспоминания о них хранились в тайниках его души. Возрождение Святой Руси и Российской империи во всем величии и единстве Православия, Самодержавия и Народности – главный смысл жизни человека русской цивилизации.

Рассматривая особенности развития русской цивилизации, следует особо отметить, что в России сложилось иное, чем на Западе, понимание прогресса, роли государства и хозяйства в жизни общества.

Если на Западе научно-технический прогресс — главный показатель развития человечества, то для русских мыслителей – прямая дорога в ад. Для православного русского человека может иметь истинное значение только один вид прогресса – духовно-нравственное совершенствование человека, преображение его души. Так, выдающийся русский мыслитель и государственный деятель граф С.С. Уваров связывает прогресс человеческого общества прежде всего с прогрессом человеческого духа, справедливо отмечая, что материальный прогресс низводит человека до уровня вещей.

Русские мыслители предупреждали об опасности материального прогресса. С.С. Гогоцкий в статье «Два слова о прогрессе» (1859) писал, что в слепом очаровании «прогрессивностью прогресса», в неудержимом следовании ему общество зачастую утрачивает фундаментальную ценность своей культуры. Научный, технический, материальный прогресс – это вызов Богу, это жалкое стремление человеческой гордыни потягаться с Творцом. История показывает, что материальный прогресс ведёт к духовной деградации человечества. Талмудический принцип «бери от жизни всё, не дай себе засохнуть», стремление к лучшей жизни, комфорту, богатству обедняет душу человека, выводит на передний план его биологические, физиологические элементы. Понятие материального прогресса чуждо русскому мировоззрению. Ведь конечный показатель материального прогресса: стяжание вещей и комфорта, жадное обладание деньгами и богатствами – противоречит духовным ценностям Нового Завета. Движение по пути прогресса – это движение к концу мира, это подготовка человечества к Страшному суду. Философ С. Франк совершенно справедливо называл прогресс необратимым созреванием человечества для Страшного суда. Преображение человечества на путях Святой Руси прямо противоположно движению мира по пути научно-технического, материального прогресса.

В ХХ веке эту мысль наиболее глубоко выразил священномученик архиепископ Верейский Иларион (Троицкий): «Идеал православия есть не прогресс, но преображение… Новый Завет не знает прогресса в европейском смысле этого слова, в смысле движения вперед в одной и той же плоскости. Новый Завет говорит о преображении естества и о движении вследствие этого не вперед, а вверх, к небу, к Богу». Единственный путь преображения – в искоренении греха в самом себе: «Не вне тебя правда, а в тебе самом, найди себя в себе, и узришь правду. Не в вещах правда эта, не вне тебя и не за морем где-нибудь, а прежде всего в твоём собственном труде над собою».

Государство русской цивилизации выполняет функцию Удерживающего, и оно закономерно тяготеет к единению с Церковью, а церковный приход в нём приобретает характер государственной структуры. Единодержавная царская власть воплощает душу нации, отдавшей свои судьбы Божией воле. Единодержавная царская власть стоит и над аристократией, и над народом, добиваясь, чтобы каждый класс общества имел равные права с другими классами (И.Д. Беляев). Царь стоит во главе всей исторической жизни нации. Государственная история России, писал один из главных разработчиков государственной теории русской цивилизации К.С. Аксаков, принципиально отлична от истории других стран Европы. Противопоставление двух главных движущих сил истории – народа (земли) и государства (власти) – ведущая мысль Аксакова: в Западной Европе эти две силы незаконно смешались, народ стремился к власти и в борьбе возник конституционный строй; в России же народ и государство мирно сосуществовали ("сила власти – царю, сила мнения – народу") вплоть до реформ Петра I, когда дворянство, интеллигенция оторвались от народа, государство начало теснить "землю". Народ, земля отождествлялись Аксаковым с общиной – основой всего общественного строя Руси. Лишь патриархально-общинный быт, сложившийся на основе православия, гарантирует русскому обществу отсутствие классовых и национальных противоречий, обеспечивает единение царя, народа и Церкви. Западная цивилизация рассудочна, там "внутренняя правда" христианства подчинена внешнему принуждению, регламенту государства. Славяне же, сохранившие истинное христианство и соответствующий его смыслу общинный быт – воплощение нравственного союза людей, – не образуют из себя государства, а добровольно призывают его. Община и государство сосуществуют на условиях взаимной договорённости и разделения функций как две "отдельные союзные силы". Государство не должно вмешиваться в земледелие, промышленность, торговлю, идейно-нравственную жизнь. Русский народ, писал Аксаков, есть народ не государственный (в смысле – не стремится к власти). Именно этим, по его мнению, объясняется "многовековая тишина внутри России". Равновесие сил было нарушено Петром I, который стал первым монархом, исказившим отношения между государством и народом. Аксаков представил Александру II "Записку о внутреннем состоянии России", в которой, в частности, упрекал правительство за подавление нравственной свободы народа и деспотизм, ведущий к нравственной деградации нации.

В 1898 году один из идеологов русской цивилизации С.Ф. Шарапов издаёт сборник «Теория государства у славянофилов», в котором убедительно обосновал, что государственное устройство России должно основываться на сочетании абсолютной самодержавной власти русского царя с широким развитием системы самоуправления, не оставляющих места для злоупотребления бюрократии и чиновничьего произвола. Поднимается вопрос о возрождении приходского самоуправления.

В начале ХХ века идеи русской цивилизации о единении государства и Церкви развил философ Л.П. Карсавин. Государство, стремящееся к осуществлению христианского идеала, должно в конечном счёте слиться с Церковью.

Русская цивилизация предлагает отличную от западной модель хозяйственного развития, ориентированную не на стремление к наживе, а на определённый духовно-нравственный миропорядок. Понимание экономики выходит на религиозный уровень. Это была альтернатива господствующим в мире экономическим воззрениям. Взамен западной экономике потребительской экспансии и погони за прибылью русская цивилизация предлагает христианский путь хозяйства – экономику устойчивого достатка.

Русское хозяйство самобытно, его условия совершенно противоположны условиям европейской экономики. Наличие общинных и артельных отношений придаёт русской экономике нравственный характер. Русские крестьяне являются коллективными землевладельцами. Им не грозит полное разорение, ибо земля не может быть отчуждена от них.

Экономические основы русской цивилизации были в значительной степени обобщены в трудах С.Ф. Шарапова. Отмечая нравственный характер русской общины, он связывает с ней развитие возможностей хозяйственного самоуправления, тесной связи между людьми на основе православия и церковности. Главной единицей духовного и хозяйственного развития России, по мнению Шарапова, должен стать тот же церковный приход.

Идеалом экономики русской цивилизации может быть только независимая от западных стран развитая экономика, регулируемая сильной самодержавной властью, имеющей традиционно нравственный характер. Даже покупательная стоимость рубля должна основываться на нравственном начале всенародного доверия к единой, сильной и верховной власти, в руках которой находится управление денежным обращением. Самодержавное государство должно играть в экономике ту роль, какую на Западе играют крупнейшие банки и биржи. Государство ограничивает возможности спекулятивной наживы, создаёт условия, при которых паразитический капитал, стремящийся к мировому господству, уже не сможет существовать.

Вместо шаткой и колеблющейся золотой валюты, связанной со всеми неурядицами мирового рынка, идеологи русской цивилизации предлагают введение абсолютных денег, находящихся в распоряжении центрального государственного учреждения, регулирующего денежное обращение. Введение абсолютных денег ликвидирует господство биржи, спекуляцию, ростовщичество. Частное предпринимательство должно носить не спекулятивный, а производительный характер, увеличивая народное богатство.

Опираясь на идеи русской цивилизации, можно понять сущность паразитического капитала, создавшего такой мировой порядок, который позволяет кучке банкиров управлять абсолютным большинством человечества. Финансовые манипуляции с золотой валютой обогащают небольшую группу банкиров за счёт остального человечества. Природные ресурсы страны переходят под власть международных банкиров, отечественная промышленность несёт большие убытки. Экономические ресурсы страны автоматически перекачиваются в пользу мировых банкиров, остановить которых может только твёрдая власть самодержавного государства.

Позиция мировых банкиров Запада в XIX, и в ХХ, и в нынешнем веке являлась главной причиной кризисных событий в экономике. Деятельность мировых банкиров Запада является вызовом всему человечеству.

Ответы на вызовы времени

Вызовы, на которые пришлось отвечать России в последнее десятилетие ХХ века, были не менее серьёзны, чем те, с которыми столкнулась страна в период нашествия Гитлера. И в том, и в другом случае западная цивилизация пыталась подчинить себе Россию, поставить её на колени, присвоить её огромные ресурсы. В обоих случаях сработали защитные механизмы русской цивилизации. В первом случае, в Великую Отечественную войну, духовные основы русской цивилизации позволили российскому народу путем страданий, жертв и лишений мобилизоваться в грозную силу и уничтожить врага. Во втором случае, во время перестройки и в 1990-е годы, духовные импульсы русской цивилизации удержали подавляющую часть российского народа от либерального соблазна перестроить страну в том направлении, которое было нужно бы Западу для утверждения его полной власти над Россией – расчленение страны, лишение её народа культурного наследия и исторической памяти.

В обоих случаях защитные механизмы русской цивилизации создали условия для появления людей, ставших её движущей силой. И не удивительно, что эти люди вышли из слоёв, враждебных исторической России, в своё время повинных в огромных преступлениях против нашей страны.

Сталин, по крайней мере до середины 1930-х годов, — активный пособник преступной деятельности Ленина и так называемой ленинской гвардии еврейских большевиков, уничтоживших миллионы наших соотечественников.

Путин также вышел из либерального клана активных ненавистников России. Ельцин, Гайдар, Чубайс, Собчак, еврейские олигархи и другие мерзейшие из мерзейших были его соратниками – и это уже из истории не вычеркнешь. Ущерб, который они нанесли экономике и культуре России, более значителен, чем потери во время войны. В период правления Ельцина численность населения страны сокращалась на миллионы ежегодно.

Главная заслуга Сталина состоит в том, что его усилиями была осуществлена национальная революция, свергнувшая власть еврейских большевиков, в значительной степени (но далеко не полностью) возродившая былое значение русского народа.

Превращение (хотя и неполное и несовершенное) "Савла в Павла" – Сталина как одного из руководителей антирусского движения, в Сталина как национального вождя Русского Народа – происходило не сразу, процесс этот, начавшийся ещё в конце 1920-х, растягивается на все тридцатые годы, приобретя итоговое завершение лишь во время Великой Отечественной войны. Могучая русская цивилизация духовно подчиняет себе большевистского вождя, освятив его деятельность положительным содержанием. Гений Сталина состоял в том, что он сумел коммунизм из орудия разрушения России превратить в инструмент русской национальной политики, укрепления и развития русского государства.

Главная заслуга Путина (на сегодняшний день свою миссию он до конца не выполнил) в том, что он, используя противоречия между кланами мировой закулисы, ядром которой являются сионистские вожди, сумел приостановить разрушительные процессы, которые происходили в нашем обществе и по крайней мере затормозить разграбление России. Следует заметить, что процессы разрушения сейчас происходят во всём мире, однако в России по сравнению с США и её западноевропейскими сателлитами эти процессы протекают медленнее.

Путину так же, как в своё время Сталину, удалось переиграть связанную с мировой закулисой пятую колонну внутри страны. Крушение ключевых еврейских олигархов Гусинского, Березовского, Ходорковского сильно ослабило экономическое положение пятой колонны.

Либералы, чувствовавшие себя полными хозяевами в стране, стали апеллировать к Западу и мировой закулисе. Но, несмотря на огромные денежные вливания в пятую колонну, отдача, которую ожидали от нее, оказалась ничтожной. Попытка организовать «оранжевую» революцию в 2012 году провалилась. Болотная площадь и её ничтожные лидеры стали символом бессилия либерализма в России.

Самые разрушительные импульсы против русской цивилизации идут с Запада. Путин подчёркивает, что серьёзный вызов российской идентичности связан с событиями, которые происходят в евроатлантических странах. Многие из них, отмечает он, «фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнёрство, веру в Бога или веру в сатану. Эксцессы политкорректности доходят до того, что всерьёз говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии. Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют или даже называют как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника – нравственную основу этих праздников. И эту модель пытаются агрессивно навязывать всем. Всему миру. Убежден, это прямой путь к деградации и примитивизации, глубокому демографическому и нравственному кризису».

В начале XXI века человечество вступило в совершенно новую эпоху, которой сопутствует иная архитектура мира и полная переоценка ценностей. Соответственно, все наши оценки и поиски ответов на современные вызовы и угрозы миру должны делаться исходя не из старой, относящейся к прежней эпохе шкалы координат, а из принципиально нового инструментария оценки, позволяющего понять суть происходящих событий.

И здесь, прежде всего, следует сказать о том, что то, что сегодня называют «мировым экономическим кризисом», на самом деле является началом стихийного, самопроизвольного демонтажа всей системы западной цивилизации и традиционного капитализма, возрождения вечных общечеловеческих ценностей, воплощённых в христианстве.

Главной причиной существующих в мире военных угроз является традиционная система капитализма, миропорядок западной цивилизации, постоянно провоцирующий конфликты и агрессию. Западная цивилизация трансформировала государственную власть. Она превратила её из национальной и независимой власти во власть, подконтрольную наднациональной элите, в то, что мы называем «мировой заулисой». Развитие власти наднациональной элиты привело к потере национальных суверенитетов и национальной идентичности во многих странах. Главной формой управления современным западным обществом является управляемая демократия, в условиях которой под ширмой псевдодемократических процедур (выборы, голосование и т.п.) доминирует абсолютная власть наднациональной элиты. С помощью подконтрольных средств массовой информации людям внушается, что они свободны и живут в свободной стране. Однако на самом деле декларированная свобода оказывается фикцией, а окончательный выбор делает наднациональная элита.

Управляемая демократия – власть узкой группы очень богатых людей и обслуживающих их политических деятелей. Именно эти люди закулисно решают, кто будет управлять — начиная с общегосударственного и кончая местным уровнем. Типичными представителями управляемой демократии являются США и страны Западной Европы. В этих странах под прикрытием демократической риторики существует самая жёсткая диктатура наднациональной элиты. Самопроизвольный демонтаж системы западной цивилизации уже сейчас привёл к неизбежному разрушению политических институтов, обслуживающих капитализм, вызвал кризис всей системы власти Запада.

Несомненно, что многие западные политики попытаются сохранить свою власть над обществом и странами-сателлитами путём усиления агрессивных военных акций, глобальной гегемонистской политики, милитаризации международных отношений. Соединённые Штаты, например, в трагических для этой страны условиях могут попытаться развязать глобальную войну, чтобы в результате её списать огромную задолженность Америки всему миру, – не исключается создание системы военного капитализма, основой которой станут вооружённые силы США и блока НАТО.

Катастрофические события, развивающиеся на Западе сегодня, затронули и Россию. Нам, русским, горько видеть, как в ту же яму, как в чёрную дыру, засасывает и нашу страну. Судьба западной цивилизации рассматривается у нас как вопрос войны и мира. Президент Путин несамостоятелен в выборе решений и инструментов в области мировой экономики. И не потому, что он выполняет указания с Запада. Он не самостоятелен, потому что использует чуждые России западные инструменты и методы регулирования. Он хочет отрегулировать наш разрушающийся капитализм теми же самыми

comments powered by HyperComments