О национал-предателях

Сергей Черняховский

Согласно соцопросам, до 90 % населения нашей страны поддерживает воссоединение Крыма с Россией. Вопрос теперь в том, что делать с теми, кто занимает иную позицию – считать их просто людьми, имеющими особое мнение, или кем-то другим? После речи президента Владимира Путина, где он прямо заявил о наличии в России "пятой колонны национал-предателей", официальное имя им уже дано.

В общем, ситуация непростая, но попробуем в ней разобраться. Если в стране есть оппозиционеры, это не значит, что они являются пятой колонной, диверсантами и предателями. И если оппозиции не станет, то это не значит, что не станет проблем – просто не станет голоса, сигнализирующего о проблеме. А в оставшемся монолитном большинстве каждый раз будет находиться то или иное новое меньшинство, которое будет рассматриваться как враг и предатель, требующий уничтожения.

При становлении демократии с этим уже много раз сталкивались. Вопрос лишь в том, что есть некоторая подмена понятий. Стране, конечно, нужна оппозиция существующей власти. Но, как заметил президент, оппозиция власти не должна превращаться в оппозицию стране.

Различать эти две оппозиции в современном мире предельно трудно. Человек может быть против существующей власти потому, что он считает ее курс неправильным и неэффективным и хочет его исправить. Но он может критиковать существующую власть именно потому, что ставит перед собой задачу разрушить страну. Он даже восстание может готовить для того, чтобы утвердить более передовой общественный строй, или для того, чтобы лишить страну суверенитета. Плохо не то, что на Украине свергли Янковича, и даже не то, какими методами его свергли – плохо то, что президента свергли за его попытку сохранить суверенитет Украины.

Вопрос здесь не в словах, а в целях и намерениях, которые иногда камуфлируются правильными словами. И в неизбежных последствиях. Кто-то скажет, что те несколько процентов, которые сегодня выступают против воссоединения Крыма с Россией, "тоже наши граждане". Но вопрос в том, граждане ли они.

Вот здесь и видна подмена понятий. Потому что основная линия раздела сегодня проходит не между левыми и правыми, социалистами и либералами, консерваторами и коммунистами – она проходит между теми, кто считает, что судьбу России должна решать сама Россия, и теми, кто полагает, что судьбу нашей страны должны решать те или иные международные центры. Между теми, кто считает, что Россия должна обладать суверенитетом, и теми, кто считает, что она должна его лишиться. Между теми, кто считает, что ее территориальная целостность должна быть восстановлена, и теми, кто считает, что это недопустимо.

Так вот первые вне зависимости от исповедуемой ими идеологии (коммунисты, либералы, социалисты, консерваторы, националисты) – это граждане страны, а вторые (коммунисты, либералы, социалисты, консерваторы, националисты) – не граждане. Потому что гражданин – понятие не формально-юридическое, а политико-нравственное. Первые составляют примерно 90 % населения, а вторые – примерно 10 % с колебаниями по разным вопросам: "однополые браки", НКО, "черные списки сайтов", "закон Димы Яковлева" и т.п.

Эти 10 % давно уже не чувствуют себя гражданами России, не идентифицируют себя с ней. У них иное самоопределение, связанное с тем, что на самом деле для них комфортнее и удобнее жить на Западе, или, как минимум, иметь возможность постоянно там бывать. Даже живя в России, они хотят видеть ее неким продолжением Запада. Им нужен регулируемый западными нормами протекторат, в котором они, по возможности, должны играть роль комиссаров ОБСЕ, этаких "смотрящих" от Запада, вовремя доносящих ему про все неполадки, совершаемые в России.

Им не нужно усиление России, им не нужна ее способность быть независимой. Единое интеграционное пространство и через него воссоединение страны – это для них обязанность жить по нормам этого, а не того мира. Воссоединение страны – препятствие в их личной интеграции в систему иной самоидентификации. Формально они все – граждане России. Но они не ее граждане в собственно гражданском, а не юридическом смысле слова. Они граждане (если не подданные) других стран, другой системы. Стран и системы своей мечты.

К этому типу людей прежде применяли слово "космополит". Но это неверно и излишне комплиментарно. Классический космополит считал себя гражданином мира, не идентифицируясь с каким-то городом, государством, этносом. Эти – не таковы. Им вовсе не всё равно, где жить. Они хотят жить там, где хорошо, комфортно и богато. Они только говорят, что они – граждане мира. Но их мечта – быть гражданами США (Англии, Франции, Швейцарии и т.д.) Они не стремятся быть гражданами мира, они отрабатывают право на гражданство в странах – господах этого мира.

Воссоединение страны – это упрочение ее позиций в конкуренции с другими странами и ее определенное противостояние с ними. А для людей данного типа – это нарушение их привычного комфорта и неизбежность выбора. Который, впрочем, они уже сделали, и который им вряд ли простит народ.

Кстати, вступая против воссоединения Крыма с Россией, они выступают, по сути, против территориальной целостности страны, а поддерживая боевиков Майдана, отстаивают реабилитацию нацизма. То есть, совершают уже уголовные преступления. Можно мириться со слабыми и не устраивающими тебя взглядами, если это не выходит за рамки сохранения национального суверенитета. Если речь не идет о том, что страну хотят подчинить чужой воле. Стране необходимо "общество разнообразия", но это должно быть разнообразие граждан, сохраняющих суверенитет страны.

Верно, что обвинения несогласных в предательстве, по словам главы ВЦИОМ Валерия Федорова, "обычно происходит в периоды больших войн и бедствий", и не верно, что "сейчас у нас войны все-таки нет". Потому что мы сегодня реально живем в условиях жесточайшей информационно-психологической войны. И те, о ком идет речь, – это не наши "иначе думающие граждане", а подданные других государственно-политических систем, солдаты противника, ведущие против нас эту информационную войну.

Кто-то, наверное, скажет, что речь идет не о предательстве, а о разных взглядах на пути развития страны. А присоединение Крыма – это не путь, устланный розами… Как сказал Федоров, "дальше наступят серые будни. Проблемы, которые уже сейчас очевидны, придется решать. И это будет дорого стоить". Но там, где поднимаются проблемы для того, чтобы их реально решать, там нужно обсуждать, как их решать. Там, где они поднимаются для того, чтобы утопить в словах действие и помешать их решению, там идет речь, если и не о предательстве, то о сознательной информационной войне против страны.

Да, решение проблем стоит дорого. Дешевле было бы, если бы ни Крым, ни Украина не отделялись от России, и не разрушалось единое союзное государство. Но они отделены, а оно – разрушено. Да, восстановление всегда стоит дорого. Но это не значит, что решать проблемы не нужно потому, что за их решение нужно платить. И те, кто много говорит о цене, делает это только ради того, чтобы решению проблем помешать. И они – не граждане России. Они – "национал-предатели". Идет информационная война. В ней участвуют интеллектуалы. Естественно, та сторона, против которой ты выступаешь, не имеет оснований прощать и твою позицию.

Новая политика 1.04.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский

Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…