Крымская Кондопога

Сергей Черняховский

Российская центральная власть должна прекратить заигрывать с крымскими татарами

Пока Крым находился в составе самопровозглашенной Украинской Республики – он был ее проблемой. Воссоединившись с Россией, он может оказаться проблемой для России.

Причем произойдет это исключительно по вине российской власти. Потому что жители Крыма стремились воссоединиться с Россией не для того, чтобы обеспечивать преференции тем, кого принято называть крымскими татарами (о настроениях, царящих среди русского населения Крыма, можно прочитать тут. – Прим. KM.RU).

Конфликт с последними тлел два десятилетия в том числе и потому, что его культивировали власти Украины, создавая из переселенных сюда крымских татар противовес русско-украинскому населению Крыма, точно так же как на самой Украине эти же власти создавали из западенцев противовес русским и собственно украинцам.

В ходе мартовских событий коренные жители Крыма практически единогласно выступили за воссоединение с Россией. Крымские же татары (точнее, монополизировавшие их представительство лидеры) пытались сорвать само голосование по этому вопросу.

Но теперь и крымские власти, и особенно Россия явно проводят своего рода политику умиротворения агрессора, то есть политику умиротворения тех, кто считает себя лидерами данной не вполне корректно определяемой общности.

Язык крымских татар объявлен одним из государственных языков Крыма. Хотя по всем даже международным нормам мог бы претендовать исключительно на статус регионального языка. Хотя это – относительная мелочь.

За лидерами крымских татар закрепляются квоты в исполнительной и, очевидно, местной законодательной власти, но об этом объявлялось заранее, и как жест политкорректности это можно принять: общество многообразия так общество многообразия. В Дагестане квоты закрепляются за полутора десятками этносов.

Но, во-первых, явно взят курс на юридическое закрепление за крымскими татарами земель, самозахваченных ими за последние четверть века.

Во-вторых, есть основания полагать, что уже нынешняя власть молчаливо дала согласие на захват ими историко-культурных объектов. Так, по поступающей информации, уже захвачен Бахчисарайский музей и в достаточно некорректной форме смещен его русскоязычный директор.

В-третьих, готовится закон о реабилитации крымских татар. Понятно, что поскольку рассмотрение этого вопроса обещал Путин, он в той или иной форме, скорее всего, будет принят. Понятно, что это некая политическая плата за ожидаемую лояльность.

Вопрос все же в том, в какой форме он будет принят, нужно ли его принимать с точки зрения не политической конъюнктуры, а исторической правды. Поскольку на сегодня разработка законопроекта идет, по ряду данных, при сознательном исключении специалистов-историков, разбирающихся в сути момента. И если закон окажется подобным тем, которые принимались в конце 1990-х годов, то он только вызовет напряжение в обществе и дополнительное недовольство властью и ее очередной уступкой генерации «разоблачителей тоталитаризма».

В-четвертых, существует намерение присвоить крымским татарам статус коренного народа Крыма. Для русских и украинцев, проживающих в Крыму, это прямое оскорбление, потому что автоматически объявляет их именно теми, кем их объявляют в Латвии, Литве, Эстонии, да иногда и на Украине, – оккупантами и потомками оккупантов.

Если коренной народ Крыма – это крымские татары, то кто тогда русские и украинцы? Завоеватели, двести лет назад захватившие Крым.

И напряженная реакция на это в Крыму уже начинает зреть. Конечно, крымских татар в Крыму 12%. Но русских – более 60%, а украинцев – около четверти. И они боролись за воссоединение Крыма, а статус «коренных» намереваются дать тем, кто их борьбе достаточно активно противодействовал.

У центральной элиты России всегда имелся в этом отношении определенный порок: она предпочитала давать больше и больше любить не своих друзей в тех или иных воссоединенных или освобожденных Россией регионах, а своих врагов, полагая, что друзья и так останутся друзьями, а врагов нужно ублажать. И очень часто это плохо заканчивалось именно для нее самой.

В Крыму начинает происходить то же самое. И если российская, да и современная крымская власть начнут больше думать о татарах, чем о русских, и полагать, что демократия – это защита прав меньшинств, то большинство будет напоминать им о противоположном: что демократия – это, в первую очередь, исполнение воли большинства.

И тогда Россия получит крымскую Кондопогу. И крымский Пугачев. И крымский Манеж. И крымское Бирюлево… Злорадство внешних оппонентов России по этому поводу будет обеспечено.

Сегодня Крым – это полтора миллиона избирателей, которые готовы голосовать на выборах только за Путина и ни за кого другого. И это сотни тысяч людей, готовых при необходимости взять в руки оружие, защищая и Россию, и Путина.

И если кто-то через некоторое время попытается устроить в России новое «болото» или свой «майдан», крымчан даже не придется специально организовывать: они своим ходом доберутся, чтобы растерзать собравшихся. Потому что сегодня в Крыму Путин – это Бог.

И менять это на спорное умиротворение татар (пусть даже для удовольствия Турции) малоконструктивно.

Если уж говорить о реабилитации в отношении крымских татар, то говорить надо правду и до конца. Да, народ не должен веками отвечать даже за преступления своих предков. Да, не все крымские татары служили гитлеровцам. Но тогда нужно сказать и о том, какой масштаб приобрела массовая служба им, и о том, что иногда эсэсовцы ужасались тому, что делали отряды крымских татар, и вступали с ними в вооруженные конфликты, защищая мирное население. Эсэсовцы, не кто-нибудь!

Кто виноват – тот виноват. Кто пострадал невинно – тот пострадал невинно. Не нужно объявлять предателями всех подряд и не нужно реабилитировать всех подряд. Либо вопрос не нужно поднимать вообще, либо нужно говорить всю правду.

Сегодня лидеры крымских татар стараются получить все по максимуму: реабилитацию, захваченные земли, статус коренного народа, квоту во власти. И одновременно не перестают вставать в позу по отношению к России, ездить в структуры ее западных конкурентов и пытаться на нее жаловаться и ее дискредитировать.

Если они будут вести себя так, и если к тому же российская власть все это будет терпеть и их «умиротворять», они сами не заметят, как сделают предметом обсуждения и активной поддержки идею их новой депортации.

Тем более если все-таки не заниматься «политкорректностью», а следовать исторической правде и не забывать, что претендовать на статус коренного народа Крыма крымские татары имеют не больше оснований, чем «белые англосаксы-протестанты» – на статус коренного народа Америки.

КМ.RU 10.04.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский

Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…