Движение Сопротивления

Сергей Черняховский

С формальной точки зрения выпады западных стран против России в вопросе о кризисе на Украине абсолютно непонятны. Ситуация в это стране – это внутреннее дело Украины. Отношения России и Украины – это дело только России и Украины. Вопрос о том, в чей состав ходит Крым – тоже только их дело. Точно также, как и вопрос о том, в чей состав входит Донбасс или Одесская область. Последнее могло бы интересовать Румынию, но не США. Странно было бы, если бы Россия и Китай проявили подобную активность в случае конфликта между Мексикой и США по поводу принадлежности Техаса. Ведь это вопрос двусторонних отношений.

Нескромная активность западных стран в нынешнем кризисе естественна и понятна только в том случае, если это напрямую связано с их непосредственными интересами – как если бы речь шла о члене их военного блока, стране, официально признанной зоной их международного влияния и ответственности, с которой заключен военный союз и которая является стратегическим партнером, или о части непосредственно их территории. То есть, если бы речь шла об их сателлите или колонии.

Но если просто восстановить в памяти весь ход развития кризиса в последние месяцы, назвав вещи своими именами, то именно так все и выглядит.

С чего начался последний кризис на Украине – с требования вышедших на площадь подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Что по существу лишало Украину политического и экономического суверенитета. И лишало в пользу ЕС – то есть Украина оказывалась аннексированной содружеством западных стран и превращалась в их полуколонию.

Когда национальная власть Украины попыталась мягко противодействовать клиентуре ЕС, всего лишь не позволяя ей захватывать государственные учреждения в столице, против нее был применена вооруженная сила. А официальные представители США и ЕС демонстративно являлись к протестующим и всячески поддерживали их требования: и морально, и материально.

В данном случае речь идет не о том, чтобы их обвинять, а о том, чтобы это констатировать. То есть они открыто поддерживали и поощряли действия людей, боровшихся за лишение Украины государственного суверенитета и ее аннексию странами ЕС.

Поддерживаемые, воодушевляемые и направляемые последним боевики на улицах Киева наращивали вооруженное силовое противостояние со сторонниками сохранения суверенитета. Причем, как только последние пытались принять меры, вытекавшие из их должностных обязанностей, представители США и ЕС, в том числе вице-президент США, требовали от них прекратить подобные действия и не препятствовать захвату власти силовыми отрядами, подготовленными и поддерживаемыми странами-агрессорами. И законная, считавшая себя суверенной власть Украины подчинялась этим требованиям, а если пыталась не подчиняться, то силовые структуры слушались не ее, а своих западных кураторов.

Силовики Украины три месяца бездействовали, не пресекая попытки государственного переворота – и за один день захватили госадминистрацию Харькова, когда она оказалась в руках защитников Конституции Украины и ее национального суверенитета.

Против последних возбуждались уголовные дела, а клиентура Запада, даже выступавшая под неонацистскими знаменами, оставалась безнаказанной. Как и в 20-30-е годы, западные страны поощряют и поддерживают формирование нацистских сил для использования их против России.

Запад гарантировал соблюдение определенных правил игры, если законная власть откажется от своих полномочий и обязанностей по поддержанию конституционного порядка и защите суверенитета Украины. Но, как только последняя прекратила сопротивление, санкционировал прямой силовой захват власти боевиками.

Иными словами, западная коалиция, осуществив агрессию в некой нетрадиционной форме, аннексировала Украину и установила в ее столице свою колониальную администрацию, одновременно развернув репрессии против сторонников сохранения суверенитета страны и защитников ее Конституции.

Сопротивление агрессии начало уходить в регионы. Это естественный процесс: враг захватывает столицу – движение за независимость уходит в провинцию. Так было в России во время Великой Смуты: поляки, опираясь на бояр-коллаборационистов, захватили Москву, а Нижний Новгород сформировал ополчение.

Директор ЦРУ приезжал инструктировать силовиков колониальной администрации, после чего они решились объявить о силовой операции. Когда стало ясно, что операция не состоялась, было объявлено, что руководить ими приедет опять же вице-президент США. От законной власти президента он требовал не применять силу. А теперь приедет, чтоб потребовать применить ее от власти незаконной.

Пока власть в Киеве была у законного президента, силовики три месяца не могли ликвидировать Музычко и обуздать "Правый сектор". Как только власть перешла к сторонникам и клиентам ЕС и США, Музычко тут же был убит, а "Правый сектор" выселен из своей штаб-квартиры.

В Киеве правит откровенно марионеточное правительство, контролируемое западной коалицией – все исполнительные структуры подчиняются не столько ему, сколько кураторам из последней.

Еще раз – надо видеть вещи, такими, какие они есть. Украина аннексирована странами западной коалиции. Разворачивающееся движение на Юго-Востоке – это даже не "движение за федерализацию" и, кончено, не сепаратизм – это борьба за сохранение национального суверенитета Украины и сопротивление закамуфлированной аннексии. Юго-Восток противостоит агрессии и пытается отстоять от захвативших власть заговорщиков Конституцию страны и ее независимость. И их лозунг федерализации – это модель будущего государственного устройства, которое они предлагают утвердить после освобождения всей территории Украины.

То есть это лозунг сохранения ее территориальной целостности, потому что федерализация – единственный способ сохранить единство столь неестественного по своей территории государственного образования, как республика Украина.

Идет борьба не централистов с сепаратистами. И не унитаристов с федералистами. И не католиков с православными. И не пропольских областей с прорусскими. И не украинцев с русскими. И даже не украинцев и русских с западенцами.

Идет борьба клиентуры и наемных боевиков западной коалиции с движением сопротивления оккупации и агрессии. Борьба против превращения страны в колонию. Такая же, какую вели народы СССР против гитлеровской оккупации. Какую Движение Сопротивления во Франции и Югославии вело против германской агрессии в годы Второй мировой войны. Какую партизаны Вьетнама вели против американцев и марионеточного сайгонского режима, а алжирские повстанцы – против Франции полвека назад.

Идет то, что шло тогда. Только немного в других формах. И нужно понимать, что закончится это может либо разделом страны, либо освобождением Киева от захватившего его агрессора отрядами народного сопротивления, пришедшими с Юго-Востока.

Новая политика 15.04.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...