Об информационном терроре

Сергей Черняховский

Центральное разведуправление США обнародовало планы о подготовке кукол с лицом самого разыскиваемого террориста Усамы бен Ладена с целью его дискредитации среди населения Пакистана и Афганистана.

О том, насколько действенны методы такой пропагандистской войны, «Вечерняя Москва» поговорила с доктором политических наук Сергеем Черняховским.

Сергей Феликсович, в принципе, насколько действенны такие методы войны?

— Все плакаты Кукрыниксов, картина «Окна Роста», и так далее, все это – нечто подобное. Не в том плане, что мы это придумали. Но и сами применяли. Война на разрушение и дискредитацию образа противника, и контрдействия, контр-война – они велись всегда. Несколько лет назад у нас была выставка плакатов, белых и красных, очень похожих по сюжетам. Все решала только одна вещь: красные плакаты писали более талантливые художники. Поэтому они были более действенны. Хотя и построение, и фабула были одинаковые. Так что, это естественная борьба образов.

В свете трагических событий на Украине, достаточно взглянуть на обсуждение новостей в интернете. Нас, граждан России, называют «колорадами». Наши, в ответ, называют противную сторону «укропами»…

— Это – естественное нагнетание отношений этнического плана. Хотя, на самом деле, эта война пропаганды иногда и нами трактуется в неверных терминах. Потому что ведется речь о борьбе между украинскими военными и ополченцами. А на самом деле, это борьба между националистическими бандитскими формированиями и защитниками Украины. Вот как все выглядит на самом деле. Большинство тех, кто сражается на стороне Донецкой и Луганской республики, – этнические украинцы. Точно так же, как и то, что большое количество русскоговорящих людей с той стороны, в том числе, кстати, и нанятые русские националисты. Поэтому, естественно, что психологическая война образов и эмоций ведется всегда. По всему миру. С нашей стороны, конечно, не очень выгодно и эффективно называть ту сторону «укропами» хотя бы потому, что, во-первых, здесь нет ничего дискредитирующего, во-вторых – зачем вообще фашиствующих молодчиков называть украинцами? Не надо этого делать. Украинцы защищают Украину, сражаются под Донецком и Луганском против захватчика, идущего войной.

Насколько вообще действенна война слов? В отличие от автомата, или миномета слово же не может убить?

— Слово может убить. Даже если не брать в пример все то, что было сказано против нашей страны за последние пятнадцать лет с подачи тех людей, которые называют себя либералами, хотя они таковыми не являются – это, по сути дела, даже не информационная война. Это – информационный террор. Не будем забывать, что настоящий фашизм – это не только Гиммлер, Геринг, это и Геббельс. И в современную эпоху война образов и настроений весьма действенна. Есть даже такая специальность – психологическое разложение войск противника. Методы этой специальности были использованы против нас двадцать пять лет назад. И сейчас они ведут против нас эту войну.

А Россия в этой войне занимает выигрышную позицию?

— Нет. Мы слишком упрощенно, неадекватно и невыгодно для себя интерпретируем все это терминологически. Еще раз вспомним «укроп». Ну что в этом такого? И обидного ничего нет. И мы сами признаем в противнике украинцев. Тот же «колорад» — низведение героического образа войны с Георгиевской лентой до образа жука. Куда более эффективный прием сам по себе. Нам надо называть их теми, кто они есть – националистические бандформирования.

А, может быть, России вообще не стоит ввязываться в эту пропагандистскую войну? Стоять над схваткой?

— Не ввязываться нельзя. Это все равно, что не отвечать на удары вражеской артиллерии, пытаться находиться «над ней». Когда она пробивает стены твоей обороны. В этой войне удары наносятся по восприятию сторонников. Нам наоборот надо было бы пресечь ведение этой войны самими гражданами России, когда они, опираясь на известные газеты, телеканалы и радиостанции ведут откровенную войну против защитников Луганска и Донецка. Против самой России. Это враг не меньший, чем бандиты Яроша.

А как их можно пресечь? Просто запретить?

— Представьте себе: 41-й год. Немцы подходят к Москве. И вот, в линии обороны или среди женщин, копающих окопы, появляются люди, которые начинают заниматься тем, что говорят: «Гитлер на самом деле хороший, вы живете в условиях тирании, давайте все сдадимся немцам, ведь они – культурная нация. Перейдем на их сторону». Как вы считаете, естественная логика каких требует действий по отношению к этим людям?..

СПРАВКА «ВМ»

Пропагандистская война ведется в буквальном смысле слова испокон веков. Еще древние римляне высмеивали своих противников – карфагенян при помощи газет-табличек «табул» с оскорбительным содержанием. Во время Второй Мировой войны все противоборствующие стороны активно пользовались агитационным оружием: листовками, громкоговорителями, перебежчиками. В наше время к информационной войне все чаще прибегают США: в Пентагоне и ЦРУ существуют целые отделы психологической войны. Одно из изобретений ЦРУ – колоды карт с лицами самых разыскиваемых террористов, или военачальников противника, как это было в Иракской войне. Для этого активно используются СМИ. В отношении идеологического противника применяются термины, ярлыки, клише.

Вечерняя Москва 20.06.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...