Режим санкций отрезвляет

Андрей Кобяков

Санкционный режим против России уже не первый месяц вызывает бурные споры как в экспертной среде, так и среди обывателей. Одни утверждают, что санкции могут обрушить российскую импортозависимую экономику. Другие говорят, что реальной угрозы они не представляют. Есть и те, кто уверен, что санкции — это благо. Такой необычной точки зрения придерживается и один из ведущих экономистов России, публицист, доцент МГУ им. М. В. Ломоносова Андрей Кобяков.

— Андрей Борисович, со стороны Запада постоянно сыпятся угрозы о введении новых экономических санкций против России. Нас пытаются напугать экономической изоляцией. На ваш взгляд, так ли страшны санкции, как их малюют?

— В краткосрочном плане они, конечно, могут иметь угрожающий характер. Действительно, есть критические направления импорта, по которым мы можем понести определённый ущерб. Но в целом в среднесрочной и долгосрочной перспективе санкции могут иметь исключительно благоприятный характер для России. Я, например, этот режим санкций поддерживал бы изо всех сил.

— Почему?

— Потому что режим санкций начинает отрезвлять. Например, взяли они и запретили некоторым нашим банкам проводить международные транзакции через систему банковских карт Visa и MasterCard. С одной стороны, это не очень приятно и доставляет некоторые неудобства. С другой, есть и полезный эффект. У нас наконец-то всерьёз задумались о создании национальной платёжной карточной системы. Вопрос о её создании ставился уже давно. Первые попытки предпринимались ещё в 90-х годах. Но тогда они пресекались на корню. Как только предпринимались попытки включить альтернативную систему, приходили представители Visa и MasterCard и просто, простите за грубое слово, башляли. Наведывались к банкирам и делали предложения, от которых было трудно отказаться. Говорили, мол, «не ходи туда, оставайся с нами. Вот тебе деньги. Вот тебе терминалы бесплатные». Это просто открытый лобизм. Visa и MasterCard просто блокировали попытки принятия закона о национальной платёжной системе. Теперь в условиях начавшейся финансовой войны эта система будет действительно создаваться. Уже приняли соответствующий закон, перешли к технической стороне вопроса. Разве санкции это не благо? Конечно — благо! Потому что после того, как национальная платёжная система будет запущена, мы получим ещё один элемент суверенитета. Мы получим возможность собственного контроля над собственной платёжной системой, которой до этого мы просто не имели. И таких примеров благотворного влияния санкций можно найти огромное множество.

— Тем не менее многие эксперты сходятся во мнении, что введение санкций против России — это неразумная мера, которая может ударить и по экономике других стран. Вы с ними согласны?

— Санкции — обоюдоострое оружие, которое, если говорить объективно, имеет исключительно разрушительный характер. Вопрос только в том, на кого падёт основная тягота, главный удар? Можно ли этот разрушительный инструмент обратить себе на пользу? Америка уверена, что да. Она, во всяком случае, в краткосрочном плане может с помощью этих санкций показать, что она выше других мировых государств. Точнее, продемонстрировать, что все остальные ещё ниже. Но не стоит наивно полагать, что санкции против России нанесут удар по экономике только нашей стране. Как я уже говорил, санкции — оружие обоюдоострое. Европа тоже пострадает. Германия особенно, потому что именно германские компании и банки очень активно работают в России. Причём они занимаются прямыми инвестициями: вкладывают в производственные цеха, заводы, предприятия по производству строительных материалов, химии и много чего другого. Это один из примеров разрушительного действия санкций. Но американцам всё это лишь на руку. Для них санкции — это ещё один способ продлить собственную агонию и продолжить некоторое время упиваться своим исключительным положением в мировой системе.

— Продлить агонию? На ваш взгляд, дни господства США на исходе?

— Американская экономика находится в удручающем состоянии. Она показывает отрицательные темпы прироста. В противовес ей идёт экономика китайская, которая гарантированно показывает 7,5% прироста. Каждому, кто владеет элементарной степенной математикой, становится ясно, что при таких темпах уже в ближайшем будущем китайская экономика станет крупнейшей в мире. Кто будет мировым гегемоном понятно. Американцев это естественно не устраивает, и в их интересах оттянуть момент, когда Китай отнимет у них право называться единственной сверхдержавой. А теперь давайте подумаем, а что если бы удалось темпы роста лежащей американской экономики поднять до 3% каким-то хитрым кульбитом, например, заставив Европу покупать сланцевый газ, а темпы китайской экономики притушить хотя бы до 4%. Тогда получается, что момент наступления паритета между китайской и американской экономикой оттягивается до 2044 года. А там уже, как говорится, либо падишах помрёт, либо ишак сдохнет. В общем, ещё неизвестно чья возьмёт. В этом контексте становится понятно, почему нынешние события на Украине вызывают такой интерес со стороны американского правительства.
И совершенно очевидно, что их не интересуют ни украинцы, ни жители Крыма. Они вообще знать не знают, где этот Крым находится.

— Тем не менее санкции косвенно коснулись и Крыма. Сильно пострадала банковская сфера. Как это отразится на экономике полуострова и деятельности предприятий экспортно ориентированных?

— Статус непризнания воссоединения Крыма с Россией будет ещё очень долго закреплён за полуостровом. И это будет порождать некоторые проблемы. Тем, кто сейчас ориентирован на экспортирование товаров из Крыма на Украину и в Европу, действительно непросто. Из-за сложностей в проведении платежей им будет трудно создавать прямые связи со своими партнёрами. Но этот вопрос, я уверен, скоро будет решён. Например, для проведения того же банковского платежа просто понадобится создать ещё две прикладные инстанции. Сначала вы перечисляете деньги какому-нибудь банку России, он переводит их своему западному контрагенту, а тот перечисляет на Украину или любую другую страну. Платёж проходит. Все проблемы, связанные с банковскими переводами, таможенными маркировками и иже с ними, решаемы. Примеров полно. Страны, пребывающие в полной экономической блокаде и то находят возможность осуществлять сделки. Вот Иран, например. В своё время эту страну полностью отключили от системы международных расчётов, но это не помешало ей поддерживать торговые отношения со многими другими странами. Просто для расчётов они начали использовать золото. Вот и всё. Решить можно любую проблему.

— Андрей Борисович, в настоящее время Совет министров Крыма разрабатывает положение о федеральной целевой программе социально-экономического развития Крыма до 2020 года. По разным данным, на её реализацию из федерального бюджета может быть выделено от 700 миллиардов до одного триллиона рублей. Цифры впечатляющие, можно сказать фантастические…

— Это вполне реалистичные цифры, особенно если учесть, что программа рассчитана не на один год. Но для того, чтобы всерьёз говорить на эту тему, надо ознакомиться с документами. Что такое программа социально-экономического развития Крыма? Включает ли она какие-то пункты трансрегионального развития, например, строительство моста через Керченский пролив? На что ещё будут потрачены бюджетные средства? Не ознакомившись с этой программой, я не имею права выносить какие-то конкретные суждения по поводу неё. Но лично меня интересует другой вопрос. А кто-нибудь эту программу в гражданском обществе обсуждал? Учтено ли мнение местного экспертного сообщества? Я общался со многими вашими экспертами и я уверяю, что здесь в Крыму есть очень компетентные люди с совсем не маргинальным мышлением. Кто-нибудь привлекает их к разработке технических документов? Есть ли у людей, разработавших эту программу развития Крыма, стратегическое видение? Задаются ли они вопросом «Куда мы идём?», «Какой мы хотим видеть экономику Крыма?» Понимают ли они, что планирование своего бюджета и планирование своего технического прогресса — это разные вещи? Деньги-то Российская Федерация найдёт. Вопрос в том, насколько эффективно они будут использованы.

Крымская правда 16.07.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Кобяков
Кобяков Андрей Борисович (р. 1961) – русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...