Игорь Сундиев

ЭКСТРИМ И ЭКСТРЕМИЗМ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

На семинаре профессора Сундиева, доктора философских наук, вице-президента криминологической ассоциации, состоявшемся в рамках работы Центра методологии и информации ИДК 19 января, прозвучал его обстоятельный доклад по теме экстремизма. Предлагаем Вашему вниманию полный авторский вариант этой работы.

Экстремум как понятие

В современной публицистике термин экстрим крайне популярен и используется для обозначения резко отличных от нормы условий, ситуаций, характера деятельности, стиля мышления и образа жизни, социальной позиции, направления моды. То есть является одной из модификаций классического, для ряда наук, понятия экстремальности. В математике понятие экстремальности связано с предельным выражением характеристик функций и функционалов и служит для обозначения и максимума, и минимума, и для объединения этих понятий в одно (например «экстремумы функций»). В экономических моделях в качестве экстремумов целевых функций могут выступать максимизация нормы прибыли, максимизация выпуска продукции, минимизация затрат, минимизация рабочего времени и т.п. Возможны различные их сочетания (например, максимум прибыли, минимум затрат, максимум качества продукции, минимум рабочего времени). В биологии говорят об экстремуме, если имеет место аномалия, выводящая организм за пределы адаптивной нормы: переохлаждение, перегрев, перевозбуждение и им подобные. Максимальное соответствие адаптивной норме понимается как оптимальное состояние, но и аномальное (минимум адаптивной нормы) и оптимально (максимум адаптивной нормы) есть отображения крайних (предельных) состояний – то есть экстремумов. С развитием теории систем в социальных науках экстремальное событие стало пониматься как не только выходящее «за рамки нормального хода событий (но не ошибочное)», но и «обладающее решающим значением для дальнейшего развития, генерирующим бифуркационный хаос» (то есть множественность равновероятных линий развития). С точки зрения права любое криминальное событие является экстремальным и для граждан и для государства. В политологии наиболее экстремальными социальными явлениями считаются войны и революции.

В контексте доклада понятие экстремальности (экстрима) является базовым применительно к анализу перспектив Российского социума.

Человечество вступило в глобальный эволюционный кризис, экстремальным образом меняющий все стороны жизнедеятельности. Внутри этого контекста – Россия, за век пережившая более десятка терминальных кризисов, среди которых четыре революции, две мировых и полторы гражданских войны, две модернизации и полтора десятилетия целевого разрушения модернизационного потенциала. Сюда же надо добавить два аксеологических переворота (1917 и 1991 годов). Образовавшийся в результате подобного перманентного экстремума социум и составляющие его граждане приобрели совершенно уникальные характеристики, которые требуют специального осмысления с точки зрения возможности и направленности их дальнейшего развития.

Применительно к целям нашего последующего изложения введем несколько ограничивающих условий.

Во-первых, нас интересует экстрим и различные формы экстремальности лишь в отношении к социуму и человеческой деятельности (жизнедеятельности). Например, климатические, погодные аномалии могут рассматриваться в качестве экстремальных факторов только при условии, что они прямо или косвенно влияют на социум через жизнедеятельность составляющих его людей.

Во-вторых, экстремальность конкретных условий (ситуаций), режимов, процессов рассматривается нами применительно к конкретному состоянию социума, режиму власти, виду деятельности. Например, допустимый уровень шума для различных видов деятельности, «допустимый» уровень насилия для различных исторических и социо-культурных сообществ и т.п.

В-третьих, содержание, вкладываемое в понятие экстрима (экстремума), зависит от уровня познания объективных закономерностей развития и функционирования той или иной социальной, культурной среды, группы, личности. Сейчас наиболее ярко это проявляется в этносоциальных отношениях, когда незнание, неадекватная оценка этнокультурных особенностей представителей другой социальной группы, их специфической реакции на различные жизненные ситуации способны провоцировать лавинообразное развитие конфликтов на микро и макросоциальных уровнях.

В-четвертых, мы считаем, что различные формы социальной экстремальности имеют исторически-необходимый характер, определяемый самим ходом социального развития. Процесс познания, овладения новыми формами и видами деятельности всегда выходит за границы уже познанного, освоенного, того, что в настоящее время считается нормой. Познав закономерности развития неких социальных явлений, человек научается нейтрализовывать негативное воздействие экстремальных факторов. Но при дальнейшем развитии социума, расширении его физических границ и функциональных возможностей всегда появляются новые экстремумы, качественно превосходящие предыдущие.

В-пятых, любой экстрим (экстремум) это «шоковый стимул» для личности, включающий либо механизмы качественно нового развития, либо — деструкции.

Экстремумы жизненно необходимы для развития систем любой степени сложности. Как показывают результаты Новейшей Истории, эволюционно выигрывают те социальные системы, в которых (или в элементах которых) экстремальные состояния возникают чаще, продолжаются дольше и протекают катастрофичнее. Сравнивая сроки экстремального и инерционного развития, можно сделать еще одно обобщение, маловажное только на первый взгляд, но, возможно, имеющее очень большое значение для понимания и самих экстремумов, и некоторых особенностей глобальной социальной эволюции в целом. Сформулировать это обобщение можно приблизительно таким образом: "Чем сложнее система, тем больше продолжительность времени ее экстремального развития в сравнении со временем инерционного развития". Тут примерно то же соотношение длительности инерционных и экстремальных периодов, хотя, вероятно, и есть основания еще раз развести два родственных, но не тождественных понятия: "бифуркационное время" (продолжительность нахождения системы в бифуркационном хаосе) и период экстремального развития. По-видимому, хотя бы иногда "бифуркационное время" может продолжаться дольше, чем экстремальное состояние системы. Говоря упрощенно: экстремум уже прошел, а вызванные им возмущения еще отнюдь не успокоились, и система еще долго будет приходить в равновесное состояние (примеры отечественной истории – послевоенное и постперестроечное состояния социума). Получается, что периоды экстремального развития при всей жестокости, при том, что пережившие эти времена имеют все основания их проклинать, сами по себе если и не абсолютно необходимы, то во всяком случае не только неизбежны, но и чрезвычайно полезны. И больше того — чем экстремальнее ситуация, тем "лучше" — в том смысле, что тем более интересный и специфичный вариант культуры родится впоследствии.

Механизмы влияния экстремума на экстремизм поведения: многовариантный катарсис

То, что экстремальное событие способно изменять человека (трансформировать его личность) было известно еще в Древности и этот механизм получил название катарсиса. Изначально в понятие катарсиса входило понятие механизма изменения личности в процессе переживания экстремального события (приобретение «вредных» и «полезных» аффектов) и способов избавления от «вредных» аффектов стимулированием «полезных» посредством искусства (говоря современным языком – использование художественных произведений для терапии посттравматических синдромов). Впоследствии, механизм катарсиса стал использоваться для целенаправленных трансформаций личности в процессе мистерий и позднее – орденских инициаций.

В “Поэтике” Аристотеля, понятие катарсиса входит в определение трагедии: “Трагедия есть подражание действию важному и законченному, имеющему [определенный] объем, [производимое] речью, услащенной по-разному в различных ее частях, [производимое] в действии, а не в повествовании и совершающее посредством страдания и страха очищение (katharsis) подобных страстей” [1] (Аристотель,1984;651).

В тексте трактата оно остается не разъясненным, что привело к появлению за 24 века более полутора тысяч интерпретаций, часто выходящих далеко за пределы тех эстетических и психотерапевтических установок Аристотеля, которые известны нам более полно и поддаются систематическому описанию.
Использование механизма катарсиса в процессах инициации, то есть самых закрытых орденских практиках, привело к тому, что продолжительное время он (катарсис) воспринимался «непосвященными» лишь как одна из малозначимых эстетических категорий.
Лишь 1909 г. И. Брейер и З. Фрейд перенесли понятие “катарсис” из эстетики в психологию, обозначив им высвобождение энергии подавленных аффектов посредством вспоминания и вербализации вытесненного переживания (К.Райкрофт; И.Блейхер, Д.Крук 1996; Ф.Василюк 1984). Как психологическое понятие оно до сих пор используется относительно широко (Л.Флоренская 1978, 1979; Ф.Василюк 1984).

В современной политической и социальной практике можно говорить как о спонтанном катарсисе жертв природных катаклизмов и вооруженных конфликтов, так и о целенаправленном «псевдокатарсисе», вызываемом с помощью информационных технологий у представителей различных групп и сообществ, в том числе – экстремистской направленности. Важнейший вопрос: от чего зависит характер реакции на экстремальное событие, чего ждать в экстремальных условиях от конкретной личности и группы? В первую очередь – от типологии личности, во вторую, от характера и интенсивности мотивации. Лица, обладающие высокой пассионарной энергетикой, они же — люди «желающие странного», «мятежники, ищущие бури», как правило, обладают весьма жесткой системой ценностных предпочтений и ограниченными личностными привязанностями, для них нет полутонов: есть черное и белое, истина и ложь, свои и чужие. Переживаемые ими экстремальные события еще более ужесточают их шкалу оценок, во многом именно из-за этого наиболее известные пассионарии, государи и полководцы, характеризуются исключительной агрессивностью и смелостью, отсутствием сострадания не только к врагам, но и к своим гражданам. "Это они борются за покорение народов, окружающих их собственный этнос или, наоборот, сражаются против захватчиков" [2] . "Усмирить и запугать их очень трудно, подчас легче убить" [3] . Именно воинственность пассионарных вождей и пассионарность народа многое предопределяет в мировой истории. Пассионарные властители, политики и военные составляют агрессивное меньшинство, но понуждают остальных на кровопролитие, насилие, войну во имя целей, которые "простому", непассионарному человеку не могут быть понятны. Поэтому в динамичных, исторически активных, пассионарных этносах женщины и пацифисты, обычно составляющие большинство населения, от реальной власти отчуждаются.

Выдающиеся пассионарии характеризуются прекрасными организаторскими способностями и так называемой пассионарной индукцией (заразительностью, способностью увлечь за собой массы людей непассионарных). Ведь искренность вызывает симпатию, а активность, тем более жертвенная, заразительна. Именно эти качества пассионариев выдвигают их на лидирующие позиции в экстремистских сообществах и именно их лидерская активность является дополнительным механизмом радикализации этих сообществ.

Если для пассионария с высокой энергетикой экстремальное событие это способ «закаливания» собственных качеств и способностей (подробнее – Н.Островский «Как закалялась сталь»), то для «человека толпы» катарсис от переживания экстремума может иметь как социально позитивные, так и резко негативные последствия. Образно говоря, у многих «людей толпы» структура личности недостаточно прочна для «закалки» и при интенсивном (или – продолжительном) экстремальном воздействии начинает деградировать и разрушаться. При своевременном выходе из зоны экстремального воздействия, возможно постепенное восстановление базовых личностных структур. Но и при самом благоприятном итоге это будет другая личность, с другим (упрощенным) набором ценностных ориентаций, легко попадающая под влияние «родственного» лидера. В качестве примера экстремального воздействия в равной степени могут рассматриваться и природно-климатические катаклизмы, и вооруженные конфликты, и участие в деятельности экстремистских сообществ.

Экстремум через механизм катарсиса трансформирует личность, но в каждом социуме есть люди, которые профессионально работают в экстремальных условиях. Эта деятельность крайне необходима социуму (например – аварийно спасательные службы), но ее выбирают очень разные люди по самым различным мотивам. Кто и почему? Во-первых, лица в маргинальной стадии нонконформизма. В условиях стабильного социума их самореализация крайне затруднена. Наиболее полно их психотипу отвечает балансирование на грани нормы и экстремума, для них переживание опасности является жизненной потребностью, а ее отсутствие вызывает «адреналиновую тоску». Характерным отличием специалистов подобного рода является практически полное отсутствие морально-нравственных барьеров, основной сдерживающий стимул – должностные инструкции. Во-вторых, молодежь, для которой проблема самореализации гиперактуальна. Стремление развивающегося человека выйти за пределы дозволенной нормы вполне естественно, так как только таким образом можно убедиться в справедливости или ошибочности норм социума. Деятельность в экстремальных условиях представляет молодому человеку наибольшие возможности для самоутверждения и самореализации. Кроме того, тяга молодежи к экстремуму имеет и эволюционное значение: для молодежи характерны нетривиальные решения, которые при их успехе увеличивают адаптивный потенциал социума в целом, а в случае неуспеха – потеря малоопытного юноши для того же социума – трагична, но не опасна. Широко известно достаточно цинично высказывание Наполеона о том, что «лучшие солдаты – это молодые люди 12-14 лет, им неведом страх смерти, они жаждут славы и выполнят любой приказ». В современной реальности – большинство террористов-смертников – молодые люди до 20 лет. В-третьих, лица, стремящиеся кардинально сменить свой образ жизни и среду обитания из-за невозможности решить обычным путем свои бытовые проблемы и конфликтов с ближайшим окружением. Такую форму «социальной реанимации через экстремум» выбирают многие военнослужащие-контрактники, зимовщики, рыбаки. В-четвертых, лица, желающие получить моральные и материальные блага, которые общество обеспечивает (точнее, обещает обеспечивать) тем, кто работает в экстремальных условиях. Для большинства представителей этой группы сам факт их согласия работать в экстремуме уже обязывает общество по отношению к ним и в случае несправедливости вознаграждения они готовы взять «причитающееся» самостоятельно.

Наиболее успешен в экстремальных условиях высокообразованный, опытный, имеющий устойчивые и прочные морально-нравственные ориентиры специалист, прочно привязанный к обычным условиям семьей, детьми, домом и многим тому подобным, обеспечивающий себе и своей семье высокое качество жизни и имеющий государственные гарантии для себя и семьи в связи с высокой вероятностью «несчастного случая на производстве». Это идеальный вариант, крайне затратен в содержании для государственной машины. Поэтому в реальности, в каждом социуме используются специалисты всех типов, включая «одноразовых» фанатиков, поэтому после любой крупной военной компании, в любом обществе возникают проблемы реадаптации молодых солдат. Иногда с этими проблемами удается справиться путем многолетних, многомиллионных федеральных программ (лечение «вьетнамского синдрома» в США 1975-1990г.г.), в России конца ХХ века многие ветераны Афганской и первой Чеченской компаний пополнили ряды либо криминала, либо экстремистских сообществ.

Мобилизация как способ выхода из экстремума старого через экстремум новый

Пассионарность для социума в его стабильном периоде развития – огромная проблема, ибо эта энергетика нарушает баланс стабильности. В кризисные периоды – пассионарная энергетика это единственное, что может придать социуму поступательное движение и даже – сменить вектор развития. Пассионарная энергетика – основа всех социальных революций, но она же может послужить основой государственной политики, направленной на спасение общества и государства в период кризисов и катастроф. К введению этой (мобилизационной) политики каждое государство готовится, но она редко бывает эффективной. Нынешние условия – начало развертывания глобального кризиса, поэтому тема мобилизации крайне актуальна. Однако следует помнить, что все предыдущие модернизации в России осуществлялись в рамках одного и того же технологического уклада. В настоящее время большинство передовых экономик мира переходит в пятый технологический уклад, когда наша по прежнему пребывает в четвертом. Снова «догонять и перегонять» не получится, как показал последний опыт с попыткой покупки новейших технологических производств – сформирована настоящая технологическая блокада российского производства. Выход один – формировать условия для перехода собственного производства в шестой технологический уклад, минуя пятый. Даже если признать, что у нас есть необходимые технологические заделы советских времен и еще живы их разработчики, первую очередь это требует кардинального пересмотра системы образования и воспитания массовых субъектов модернизационного процесса.

В этой связи возникает естественный вопрос: в каком состоянии пребывает главный потенциальный субъект возможной модернизации – российская молодежь?

Важнейшие характеристики современной российской молодежи.

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ. Демографическая ситуация нашего государства (представленная на графике 1 и в таблице 1) такова, что в качестве возможного «субъекта модернизации» может выступать крайне ограниченная группа молодежи в возрасте от 14 до 25 лет.

График 1.

Таблица 1.


РАСПРЕДЕЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ПО ВОЗРАСТНЫМ ГРУППАМ1)

 

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2002

2006

2007

2008

2009

Все население

92681

108377

117534

129941

137410

147022

145167

142754

142221

142009

141904

в том числе в возрасте, лет:

0-4

14114

13806

13353

9326

10523

12032

6399

7037

7223

7449

7692

5-9

9420

11735

12415

11975

9707

11360

6941

6418

6376

6481

6643

10-14

10994

14158

8501

13202

9512

10592

10406

7790

7283

6894

6757

15-19

10947

9495

8975

12291

12385

9968

12801

11825

11088

10207

9261

20-24

8732

8744

11552

9706

12995

9755

11466

12405

12671

12764

12573

25-29

7324

10454

10591

7102

11902

12557

10613

11049

11165

11475

11893

30-34

5420

8820

11103

11708

8016

12863

9836

10295

10442

10493

10680

35-39

5171

7240

6423

9327

8399

11684

10216

9417

9459

9702

9853

40-44

4348

5315

6177

10925

10485

7663

12546

10949

10368

9804

9401

45-49

3790

4268

7167

6698

9376

7955

11606

12054

12067

11955

11683

50-54

3219

3710

5965

5253

9716

9593

10071

10645

10804

10948

11197

55-59

2787

3332

4751

6874

5596

8399

5347

8590

8985

9350

9600

60-64

2430

2775

3590

5510

5065

8360

7983

4407

4336

4898

5773

65-69

1721

2079

2664

4181

5492

4510

6345

7609

7458

6602

5481

70 и более

2212

2426

4303

5806

8200