Монополии задирают цены

Михаил Делягин

Крик души в Интернете: «Помните, нам, тупым, объясняли, что цены на бензин в России зависят от мировой цены на нефть. Нефть ныне упала, бензин в ЕС тут же подешевел. А у нас дорожает. Кто мне объяснит этот феномен? Александр Жилин.» Под этим криком наверняка подпишутся миллионы соотечественников. Подешевело горючее, кстати, не только в Европе. Знакомый журналист выложил в Сети свежий заокеанский пример: «Приятель пишет из Штатов, упали цены на нефть и… Полгода назад заправлял бак $4.30 за галлон (4 литра), сегодня заправил по $3.45". Согласитесь, разница ощутимая. У них. А у нас…

За объяснением «феномена» обратился к директору Института проблем глобализации, доктору экономических наук Михаилу Делягину.

ДЕЛЯГИН: — Евгений, договоримся сразу — разговор пойдет начистоту, без туманных экономических терминов. Не будем «кудрить мозги» читателям. Надо называть вещи своими именами.

Россия добывает свыше 13% нефти мира, больше всех! Но это нефть не наша, а монополий. Из-за их произвола цена бензина растет и когда нефть дорожает (растет себестоимость), и когда она дешевеет (за наш счет компенсируют сжавшуюся экспортную выручку). Что бы ни случилось с черным золотом, опьяненные своей безнаказанностью и алчностью монополисты задирают цены, как маньяк — юбки.

— Позвольте, Михаил Геннадьевич, какие монополии? У нас есть «Роснефть», «Газпром нефть», «Башнефть», ЛУКойл, другие компании…

— Это только в теории монополист должен контролировать не менее 30% рынка, а если меньше — это уже конкуренция и манипулировать ценами нельзя. На деле все тоньше. Пока государство не ограничивает ценовой произвол, те же нефтяники могут спокойно повышать цены в своих интересах. Даже не сговариваясь формально на тайной встрече. Им не нужны эти «теории заговоров», достаточно просто следить друг за другом и делать то же самое.

Посудите сами: нефть на мировых рынках с конца июня подешевела на 20%. А бензин в России за то же время, даже по официальным данным (а все уже давно понимают, как наша официальная статистика роста цен соотносится с нашим кошельком) подорожал почти на 5%. Разве это честная рыночная экономика?

— А куда смотрит Антимонопольная служба – ФАС? Помню, как стремительно дорожал бензин в России в начале 2008 года. Нам тогда кивали на рост нефтяных цен. 3 июля они достигли пика — $145 за баррель! И покатились вниз. Грянул мировой кризис. Вслед за нефтью на Западе сразу стало дешеветь горючее. Точь в точь, как ныне. В России же оно еще целый месяц продолжало дорожать! (Рост за 7 месяцев – 20%!) Лишь в августе цены начали легонько откатываться вниз. После того, как премьер Путин вызвал к себе главу ФАС Артемьева и потребовал принять меры. Кажется, настала пора вновь пригласить Артемьева и стукнуть кулаком по столу. Уже другому премьеру.

— Антимонопольная служба не имеет реальных полномочий. Сама по себе она – просто объект для демонстративной и бессмысленной порки. В августе 2008-го нефтяники послушались Артемьева, потому что за его спиной стоял Путин. И это знали все.

А сегодня все знают, что за его спиной стоит Медведев. Тот самый, который официально признал, например, что дикое удорожание гречки в конце 2010 и начале 2011 годов было вызвано не засухой, а спекуляциями монополистов. И после этого признания, как пишут в титрах голливудских фильмов, «ни одно животное не пострадало». Подобный гуманизм к преступникам, — а злоупотребление монопольным положением является безусловным преступлением – оборачивается жестокостью по отношению к их жертвам, то есть нам с вами, гражданам России.

И монополисты знают это лучше кого бы то ни было.

— Кстати, о гречке. В августе в ответ на западные санкции правительство РФ ввело продуктовое эмбарго. Благое решение. Мол, родной сельхозпроизводитель воспрянет, наконец, духом и завалит прилавки отечественными продуктами. Качественными и дешевыми. Увы, вышло точно по незабвенному Черномырдину — «Хотели как лучше, а получилось как всегда!» Продукты стали дорожать, пуще, чем бензин. Несмотря на строгие указания из правительства на места «держать и не пущать!» Министерства и ведомства устраивают еженедельный мониторинг цен по стране. А толку? Теперь нас призывают затянуть пояса на год-другой, пока родной сельхозпроизводитель развернется. И тогда, дескать, всесильный рынок все расставит по местам, продукты точно подешевеют. Хотя ссылки на всесильный рынок со времен Гайдара вызывают в народе язвительную насмешку. В европах же продукты дешевеют уже сейчас.

— Встречные санкции, на мой взгляд, правительство РФ вводило непродуманно, мягко говоря. Прежде всего, не была учтена специфика регионов, в которых доля санкционных продуктов существенна для рынка. И это не только Крым и Калининград. Понятно, что там санкции создали угрозу дефицита и привели к скачку цен. По сообщениям из Калининграда, например, белорусские поставщики завышали цены поставляемых туда продуктов на треть и более. Возможно, причина – не только алчность, но и обида на то, что Москва ввела эмбарго без оповещения коллег по Таможенному союзу.

Во-вторых, медведевские санкции были распространены и на оплаченные, но еще не поставленные товары. Российский бизнес понес колоссальные потери. Кто не разорился, попытался вернуть потерянное за счет завышения цен на внутреннем рынке. А удалось это бизнесу – и это главное! – потому, что правительство не предприняло никаких заметных мер для обуздания произвола монополий. Ни до, ни даже после введения эмбарго. В результате в той же Калининградской области местные производители сразу же подняли цены на 9-10%.

В России же в целом дорожают и «несанкционные» продукты. Кстати, что конкретно попало под наши встречные санкции, а что нет, вообще мало кого интересовало. Монополисты восприняли эмбарго как предлог для нового задирания цен. Подобно тому, как либералам — политическим представителям этих монополистов — наши антисанкции стали предлогом для пропагандистской истерики. Связь ее с реальностью волновала либералов не больше, чем монополистов – связь их цен с себестоимостью. Недаром либералы, похоже, до сих пор не знают, что ставший их фетишем хамон под санкции так и не попал.

— Как говорится, куда ни кинь, всюду клин. И с едой. И с бензином. А что с ЖКХ, еще одной болевой точкой?

— Коммунальные услуги для населения в предстоящие три года будут по-прежнему дорожать, причем, значительно. Об этом свидетельствует прогноз социально-экономического развития России на 2015-2017 годы, одобренный правительством. Только в июле следующего года тарифы на электричество и тепло вырастут на 8,5% , на газ, «наше национальное достояние» — на 7,5%. Что выше официального прогноза инфляции — 5,5%.

С 1 января, напомню, начнется повышение налога на недвижимость. За пять лет он должен вырасти для большинства россиян втрое. При этом механизм ввода настолько запутан, что реальный его рост мы узнаем лишь в 2016 году, когда получим платежки: не раньше.

— На этой неделе нобелевскую премию по экономике получил француз Жан Тироль. За актуальное для России исследование — как правильно регулировать рынок, который поделили между собой всего несколько крупных компаний-монополистов. Может, пригласить этого борца с монополиями в Москву, сделать главой правительства?

– Если правительство будет вменяемым и служить народу, а не олигархам, его отлично возглавит кто-нибудь из собственных «тяжеловесов». Та же самая Валентина Матвиенко, например. А французы вместо нобелевского лауреата пусть лучше нам оплаченный «Мистраль» поставят.

Государству не нужны гении – ему достаточно здравого смысла и организованности. Хотя политика не футбол — здесь иностранный тренер так не напортачит. Можно и Нобелевского лауреата, если своим не доверяют. Но при нынешнем правительстве и Банке России Нобелевскому лауреату на посту премьера РФ останется только повеситься. Как можно заставить развивать экономику верных соратников и идейных наследников Гайдара, не говоря уж о бывших сотрудниках Березовского? У них совершенно иные представления о смысле существования государства Российского, чем у рядовых граждан.

— Но почему наше правительство не ограничивает произвол монополий-маньяков, лишь сдувает с них пылинки. Готовы распечатать им Фонд «национального» благосостояния. Депутаты готовятся принять «Закон Ротенберга». Богатым нельзя плакать от западных санкций, а народ потерпит, затянет еще пояса?

— Социально-экономический блок правительства находится под полным контролем либералов, жаждущих загнать страну обратно в 90-е годы. Они, похоже, искренне верят в то, что Россия должна платить за финансовую стабильность США, как обмолвился однажды Дворкович, а государство должно служить не какому-то там народу, а глобальному бизнесу.

Для укрепления этой позиции Шувалов, помнится, еще более 10 лет назад ввел в оборот «презумпцию избыточности государственного вмешательства»: мол, если не доказано обратное, вмешательство государства в экономику всегда избыточно.

Понятно, что профессиональному лоббисту, да еще лоббисту монополий, доказать что бы то ни было невозможно в принципе.

Кроме того, ограничение произвола монополий требует от чиновников усилий и конфликтов. А зачем это им, давно уже, насколько можно судить, освободившимся практически от всякой ответственности за что бы то ни было?

И, наконец, если монополии не будут грабить нас, завышая цены, чем они будут платить взятки чиновникам? А эта сфера непрозрачна, и под предлогом накапливания средств на взятки и «неформальную поддержку» монополисты могут серьезно пополнить и собственный карман.

— И сколько можно терпеть?

— Крымская «патриотическая заморозка» продержится не более чем до конца следующего года. А дальше возможен и Великий Октябрь, и социальный Еврочернобыль по украинскому образцу.

— Пугающий прогноз, однако… Не хочется новых потрясений. Хватит с нас примера Украины!

— Именно поэтому необходимо уже сейчас остановить безнаказанный произвол монополий. Рецепты простые, они давно известны.

Надо наделить антимонопольную службу правом обеспечивать полную финансово-экономическую прозрачность любой структуры, заподозренной в злоупотреблении монопольным положением. Дать этой службе по примеру Германии право при резких колебаниях цен сначала возвращать их обратно, а уже потом проводить расследование. Обязывая торговца под страхом уголовного наказания продолжать продавать соответствующий товар. Ведь расследование может затянуться на время, за которое злоупотребление монопольным положением нанесет экономике невосполнимый ущерб.

В отношении сетевой торговли, выжигающей малый бизнес, следует обратиться к опыту Италии: гипермаркет может появиться только там, где доказана невозможность размещения обычных магазинов. И определенную долю продукции в любом сетевом магазине должна под страхом закрытия составлять продукция местных, а определенную – российских производителей. Это, кстати, при желании может обеспечить и любая региональная власть. Другое дело, что желания этого не наблюдается.

Простая ликвидация искусственно созданных для разворовывания денег весьма многочисленных посредников обеспечит резкое снижение себестоимости услуг ЖКХ.

Разрушение мафий (обычно этнических), блокирующих производителям сельхозпродукции доступ на рынки близлежащих городов, обвалит цены на продовольствие.

В 60-е годы прошлого века в США, оплоте демократии, во время борьбы с расовой сегрегацией чернокожие ученики иной раз посещали школы под охраной вооруженных солдат Национальной гвардии. Чем российские сельхозпроизводители хуже американских негритят полувековой давности? При необходимости свободу их доступа на рынки должны гарантировать силовые структуры.

И дело даже не в социальной справедливости, столь нелюбимой отечественными либералами. А в том, что безнаказанные спекуляции монополистов бьют по карману рядовых граждан и сталкивают страну в ад очередного социального катаклизма.

Не стоит забывать, что 17-й год уже совсем близко.

Комсомольская правда 15.10.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...