Сергей Глазьев, Сергей Батчиков, Андрей Кобяков

ВСТАТЬ В ПОЛНЫЙ РОСТ

(доклад Изборскому клубу)

О необходимых мерах в экономической сфере в условиях опасности развертывания глобальной хаотической войны против России

Экономические мотивации агрессора по развязыванию войны

Западный фронт войны против России

Общие предпосылки для предотвращения войны

Три ключевые задачи

Антивоенная коалиция – путь к альтернативному миропорядку

От широкой коалиции – к формированию третьего полюса

Евразийская интеграция как путь к формированию третьего полюса силы

Первоочередные меры по укреплению экономического суверенитета России

Усиление России

О нынешней политике ЦБ РФ

Какая денежно-кредитная система нам нужна

Схемы безинфляционных эмиссионных механизмов финансирования

Суверенная финансовая система – ключевой элемент стратегии


Экономические мотивации агрессора по развязыванию войны

Научные исследования долгосрочных закономерностей мировой экономической и политической динамики свидетельствуют о высокой вероятности весьма опасных для России глобальных военно-политических конфликтов в ближайшие пять-десять лет.

С точки зрения циклов мирового экономического и политического развития, период 2015-2020 гг. соответствует периоду 1939 – 1945 гг., когда разразилась Вторая мировая война. Конфликты в Северной Африке, Ираке, Сирии и на Украине – только начало целой череды взаимосвязанных конфликтов, инициируемых США и их союзниками, стремящимися с помощью стратегии «управляемого хаоса» решить свои экономические и социально-политические проблемы[1].

Эти проблемы объективно периодически возникают вследствие перенакопления капитала в устаревающих и теряющих свою конкурентоспособность производственно-технологических комплексах. Развязывание войны позволяет их решить как за счет перехода к модели мобилизационной экономики и соответствущего роста госрасходов, так и за счет поверженных стран, ресурсы которых используются для осуществления задач модернизации экономики страны-победителя. Так, США за счет Европы обеспечили структурную перестройку и подъем своей экономики в результате Второй мировой войны, за счет СССР – выход из очередного структурного кризиса в результате холодной войны. Производимая ими сегодня эскалация военно-политической напряженности призвана решить аналогичные задачи в современных условиях.

Создавая «управляемый хаос» организацией вооруженных конфликтов в зоне естественных интересов ведущих стран мира, США сначала провоцируют эти страны на втягивание в конфликт, а затем проводят кампании по сколачиванию против них коалиций государств с целью закрепления своего лидерства. При этом США получают недобросовестные конкурентные преимущества, используя политическое влияние для удержания монопольных позиций своих корпораций, отсекают неконтролируемые ими страны от мировых рынков, сбрасывают бремя государственного долга за счет замораживания долларовых активов этих стран, что позволяет увеличить государственные расходы на разработку и продвижение новых технологий, необходимых для роста американской экономики.

Как показывает история, происходящая в настоящее время смена технологических укладов и связанных с ними больших циклов экономической активности Кондратьева всегда идет через глубокие депрессии и финансовые кризисы, разрешаемые военными средствами. На сегодня потенциал роста доминирующего технологического уклада исчерпан. Выход на новую длинную волну экономического роста связан со становлением нового технологического уклада, основанного на комплексе нано-, биоинженерных, информационно-коммуникационных и когнитивных технологий, для подъема которого необходимо резкое увеличение расходов на НИОКР и инвестиций в создание новых и модернизацию существующих производственных мощностей.

Развязывание мировой войны (не важно в какой форме: «горячей», «холодной» или, как в нынешних условиях, в форме «гибридной» хаосовойны) позволяет обосновать многократное увеличение государственных расходов на обеспечение роста нового технологического уклада. В этом заключается фундаментальная мотивация властвующей элиты США в дестабилизации мировой военно-политической обстановки и провоцировании вооруженных конфликтов. Дополнительным фактором усиления данной мотивации является смена вековых циклов накопления капитала, которая сопровождается подъемом Китая и перемещением центра глобального экономического развития в Азию[2]. Чтобы помешать этому процессу и сохранить глобальное лидерство, американская олигархия стремится всячески ослабить и ограничить возможности к развитию главного геоэкономического и геополитического конкурента и одновременно расширить ресурсную базу и сохранить монопольные позиции своей экономики за счет провоцирования региональных войн в Евразии. Важнейшей задачей этих войн является подчинение своим интересам ЕС, России, стран Ближнего Востока, Средней Азии, закрепление американского влияния в Японии и Корее. Центральным направлением американской агрессии при этом становится Россия, установление контроля над которой позволит США иметь стратегическое превосходство над Китаем и сохранить доминирующее положение в мире.

Западный фронт войны против России

В рамках этой стратегии последовательная линия США на эскалацию украинского конфликта проводится для втягивания России в военное столкновение с Украиной с целью разжигания войны в Европе, следствием которой станет ослабление и, возможно, распад участвующих в ней сторон в интересах американского господства. США также стремятся создать условия и международно-правовую основу для вовлечения в войну против России стран ЕС и сколачивания антироссийской коалиции стран НАТО под предлогом защиты Украины от «российской агрессии». Так формируется западный фронт глобальной хаотической войны против России. На Востоке США усиливают давление на Японию и Корею, заставляя их финансировать модернизацию и расширение систем ПРО, направленных против России и Китая. Последнему тем самым делается предупреждение о недопустимости вхождения в военно-политическую коалицию с Россией. Одновременно США готовят развертывание южного фронта хаотической войны против России и ее союзников в Средней Азии с участием талибов из Афганистана и исламских боевиков, финансируемых Катаром и Саудовской Аравией.

Использование Украины в качестве средства и жертвы идеально для США, поскольку позволяет расколоть Русский мир, лишив Россию естественных союзников, и, выставив ее агрессором, подчинить себе Евросоюз и консолидировать своих партнеров по всему миру. Сама же война, по замыслу США, будет идти между частями Русского мира и за их же счет. Это исключает применение Россией оружия массового поражения. При этом США окупают свои расходы, захватив в качестве бонуса рынок ядерного топлива Украины, ее газотранспортную инфраструктуру и месторождения сланцевого газа. Война дестабилизирует Европу, провоцируя бегство капитала и умов в США. И, самое неприятное для нас, – она уничтожает историческое ядро Русского мира, отрывая от России ее православных и славянских союзников. Тем самым США выбивают из-под нас духовные, этнические и культурно-исторические основы идеологии воссоединения Русского мира. Размывается идейный фундамент евразийской интеграции, в котором остаются только экономические интересы, весьма противоречивые и далеко не во всем завязанные на Россию.

Из сказанного выше следует долгосрочный и системный характер антироссийской политики США на Украине. В настоящее время она перешла в открытую фазу формирования агрессивного русофобского режима с физическим истреблением и изгнанием русского населения. Боевые действия против Донецкой и Луганской народных республик используются для подготовки украинской армии, которую американские инструкторы и политики толкают против России. Под давлением американских наставников украинские политики натравливают общество на войну с Россией за Крым, отвоевание которого становится украинской национальной идеей. Реальной целью похода украинской армии на Крым, по планам американских стратегических планировщиков, будет не его захват, а втягивание России в военный конфликт ради развязывания против нее мировой войны с участием европейских стран НАТО.

После создания Ассоциации Украины и ЕС украинскую сторону в вооруженном конфликте с Россией обязаны поддерживать страны ЕС. Таким образом, Россия рискует оказаться в состоянии войны с Украиной и НАТО, которая будет усугубляться подрывом нашего влияния в СНГ и международной изоляцией. На границе с Россией украинские власти разместят военные базы с участием воинского контингента европейских стран НАТО, введут визовый режим и обрежут кооперацию в оборонной промышленности.

Сценарий развязывания мировой войны против России чрезвычайно выгоден США, которые решают задачу сохранения глобального доминирования за счет Русского мира и Европы без существенных затрат со своей стороны.

Общие предпосылки для предотвращения войны

США стремятся втянуть Россию в военные конфликты с тем, чтобы измотать и экономически обескровить ее, а также изолировать от мирового рынка новейших технологий, как это было в ходе войны Советского Союза в Афганистане. Однако возможности не допустить развития событий по этому сценарию существуют.

С 2017 года в США начнется новый избирательный цикл, который, по всей видимости, будет замешан на русофобии как идейной основе очередного «дранг нах остен». К этому времени потребность в финансировании пирамиды долговых обязательств и модернизации экономики может превысить возможности долларовой финансовой системы. Либо она начнет саморазрушаться, либо правительству США придется резко сбрасывать расходы, отказываться от неподъемных затрат на развязывание международных конфликтов и претензий на глобальное доминирование. Если к этому времени удастся избежать развязывания мировой войны против России, а также если будет успешно проведена модернизация российской экономики и армии на основе нового технологического уклада, то актуальность угроз развязывания мировой хаотической войны против России существенно снизится.

Необходимо отметить, что в рамках проводимой в настоящее время экономической политики проведение модернизации и успешное развитие российской экономики не представляется возможным. Структурная перестройка экономики и Вооруженных сил на основе нового технологического уклада требует не менее чем полуторакратного увеличения инвестиций и трехкратного – расходов на НИОКР, при этом в основных направлениях его роста они должны увеличиться в 4-5 раз. Это можно сделать только на основе резкого расширения кредита в сочетании с развертыванием системы стратегического планирования и управления НТП, активной инновационной и промышленной политикой. Одним из важнейших условий этого является введение системы мер по прекращению вывоза капитала и деофшоризации экономики. Необходимо также предпринять меры по снижению уязвимости России и Евразийского экономического союза от экономических санкций США и их союзников, что потребует создания независимых от них инфраструктуры платежно-расчетных отношений, форм резервирования активов, способов поддержания международной кооперации производства.

Объективные основания для развязывания мировой войны против России, согласно долгосрочным прогнозам мировой экономической и политической динамики, сохранятся до 2023-2025 гг.[3] Чтобы ее предотвратить, нужно успеть в короткие сроки создать антивоенную коалицию, а также в ближайшие два-три года развернуть структурную перестройку экономики на основе нового технологического уклада и вооружить армию передовой военной техникой, включая беспилотники, боевые роботы, средства ночного ведения боя, защищенные средства связи и системы управления. Становление нового технологического уклада открывает новые возможности разработки и применения высокоточного биологического оружия, информационных и когнитивных технологий, которые нужно использовать для укрепления системы национальной безопасности.

Три ключевые задачи

Чтобы сорвать стратегию США на развязывание мировой войны против России, необходимо решение трех взаимосвязанных задач.

Первая и самая срочная задача – всемерное содействие прекращению военных действий на Юго-Востоке Украины и оказание всесторонней помощи в налаживании мирной жизни.

Вторая задача – разоблачение США как страны-агрессора, провоцирующей мировую войну с целью удержания глобального господства, подрыв американского доминирования в мире, разрушение проамериканской коалиции.

Третья задача – создание широкой антивоенной коалиции стран, способной согласованными действиями прекратить американскую агрессию. Вопрос о союзниках для России в нынешней фазе противостояния с США относится к числу важнейших. В качестве побудительной причины создания такой коалиции выдвинуть общие для них всех угрозы разворачивания США глобальной хаотической войны.

Действия антивоенной коалиции должны быть направлены не только на разоблачение и разрушение политического доминирования США, но и, прежде всего – на подрыв американской военно-политической мощи, основанной на эмиссии доллара как мировой валюты. Они должны включать отказ от использования доллара во взаимной торговле и долларовых инструментов для размещения валютных резервов. Долларовые активы должны оцениваться как крайне рискованные, а инвестиции в них – требовать максимального резервирования.

(Подробнее о мерах в обеспечение решения трех вышеозначенных задач по срыву стратегии США на развязывание мировой войны против России см. доклад С.Глазьева Изборскому клубу «Предотвратить войну – победить в войне».)

Антивоенная коалиция – путь к альтернативному миропорядку

Создание широкой международной антивоенной коалиции тесно связано с вопросом о необходимости формирования нового мирового порядка и консолидированной силы, способной:

— противостоять модели глобализации по-американски и отстаивать альтернативные принципы организации международного сообщества в противовес гегемонии США;

— предложить более справедливую и нацеленную на развитие альтернативную финансово-экономическую модель в противовес основанной на долларе англосаксонской модели финансового неоколониализма и латентного ограбления большинства стран;

— модель развития человека, социума и общественных отношений, гармоничную традиционным ценностям подавляющего большинства человечества в противовес антисоциальной неолиберальной доктрине и постмодернистским антиценностям, нацеленным на распад личности, института семьи, на депопуляцию, на диктат гендерных меньшинств и социокультурную деградацию.

Принимая во внимание, что центральными в современном мироустройстве и в механизмах гегемонии являются финансово-экономические механизмы и инструменты, основным полем борьбы должна стать именно эта сфера, где существует необходимость принятия неотложных и решительных мер.

Подходящим случаем и удобной площадкой для инициирования конкретных программ формирования альтернативных механизмов может послужить предстоящий саммит БРИКС в Уфе 9-10 июля 2015 г., где следует поставить вопросы:

— о создании независимых эмиссионно-кредитных механизмов в рамках объединения, в частности полноценного Фонда финансирования инвестиционных проектов;

— о создании независимой от США и ЕС международной платежной системы и системы обмена межбанковской информацией, аналогичной SWIFT;

— о создании универсальной карточной платежной системы для стран БРИКС и выпуске общей платежной карточки БРИКС, объединяющей китайскую UnionPay, бразильскую ELO, индийскую RuPay, а также российские платежные системы;

— о переходе на использование своих рейтинговых агентств;

— о резком наращивании торговых расчетов, платежей, кредитов в национальных валютах членов объединения;

— о расширении военно-технического сотрудничества и создании системы обмена информацией об угрозах вооруженных конфликтов.

От широкой коалиции – к формированию третьего полюса

Международная финансовая олигархия отстроила мировые правила игры под себя, что позволяет ей осуществлять глобальную гегемонию. Центральным элементом этой системы является монополия на эмиссию мировой валюты, которой является доллар. Оставаясь основной валютой, обслуживающей мировой товарооборот, доллар, по своей сути, является инструментом, позволяющим мировой финансовой олигархии латентно эксплуатировать народы стран, признающих его в качестве международного средства расчета, то есть легальным, международно признанным, мошенническим инструментом. Контролируя правила игры в международных финансах, международная финансовая олигархия принудила практически все страны к выплате ей дани.

В то же время в настоящий момент сложившаяся система поставлена под вопрос в связи с появлением сильного геополитического и геоэкономического конкурента в лице Китая, который всерьез намерен оспорить права гегемона. Очевидно, что с изменением баланса мировых сил, вызванным бурным ростом экономик стран Юго-Восточной Азии, и в первую очередь Китая, рушится сложившееся однополярное мировое устройство, и человечество уже сегодня находится в очередной фазе нестабильности, предшествующей общемировому переделу сфер влияния.

Приступив к реализации политики «интернационализации юаня», Китай покусился на самое важное для международной финансовой олигархии – на доминирующее положение США в международных финансах и статус доллара, остававшегося до сего времени единственной и безальтернативной мировой валютой, то есть на те главные факторы, которые обеспечивают ее могущество. И это вполне обоснованно было воспринято как вызов, брошенный ей китайской элитой.

В рамках этой ключевой схватки самым опасным для международной финансовой олигархии становится объединение усилий Китая и России, ибо такой союз способен не только сдержать агрессивную экспансию Запада, но и радикальным образом изменить соотношение сил в пользу его главного конкурента. И международная финансовая олигархия пытается сыграть на опережение: свидетельством являются события, происходящие сегодня на Украине, санкционная война, объявленная России, искусственное ослабление рубля, дестабилизирующее российское общество, демонетизация российской экономики и высокие процентные ставки, являющиеся следствием противоречащей целям развития политики либеральных финансовых властей России – все это звенья одной цепи. Цель – ввергнуть страну в состояние острого социально-экономического кризиса и, расшатав ее изнутри, привести к власти подконтрольное им руководство, чтобы, рассорив Россию с Китаем, использовать ее в войне с ним, при необходимости, в качестве «ядерной дубинки».

По сути, все события, происходящие сегодня вокруг России, направлены на создание безопасных для Запада условий устранения главного конкурента – Китая, где самой России отведена роль политического инструмента. Данное обстоятельство диктует необходимость осуществления российскими властями решительных шагов, направленных не только на недопущение подобного хода развития событий, но и извлечения из складывающейся ситуации максимума политических дивидендов. Причем, не только для себя, но и для всего человечества.

На первом этапе основным полем противостояния Китая и США будет мировой финансовый рынок, где в качестве оружия будут выступать доллар и юань. Но у Китая сегодня нет достаточно сильных и близких союзников, аналогичных союзникам США по блоку НАТО, и одной лишь его нынешней мощи недостаточно для противостояния Западу. И в этой ситуации единственным для него выходом является тесный военно-политический альянс с Россией, обладающей стратегическим ядерным оружием, способными сдержать Запад. Причем Россия сегодня также нуждается в подобном альянсе с Китаем.

Однако следует иметь в виду, что возникновение росийско-китайского альянса приведет к образованию столь же неустойчивого, неизбежно конфронтационного, двухполюсного мира, способного лишь отсрочить большую войну. Избежать же ее можно лишь создав третий центр силы.

Оптимальной, в плане обеспечения долгосрочной безопасности человечества, могла бы быть трехполюсная конструкция мира, с его разделением на три самодостаточные монетарно-экономические зоны (по сути, цивилизации), где вершиной первого полюса был бы лидер Востока – Китай, второго – лидер Запада – США, а третья зона, в отсутствие ярко выраженного лидера, была бы многоглавой, состоящей из стран, которые статусу «младшего брата» в двух первых зонах предпочтут статус равного в третьей.

У такой конфигурации мира будет немало преимуществ.

Во-первых, каждая из сторон будет заинтересована в сохранении сложившегося баланса сил, поскольку, в случае его нарушения и исчезновения одной из них, две оставшиеся окажутся в условиях биполярных, конфронтационных отношений.

Во-вторых, в случае чрезмерного роста могущества одной из сторон, две другие, объединившись, могут принудить ее к сдерживанию роста до паритетного уровня.

В-третьих, такая конфигурация будет самоподдерживающейся системой, в сохранении которой будут заинтересованы все три стороны.

Если с двумя первыми зонами все более или менее понятно, то контуры третьей пока размыты. Наиболее сильный ход, который мог бы оказаться решающим для ее образования, – достижение договоренности между двумя ключевыми странами: Россией, являющейся богатейшей по природным ресурсам страной мира и обладающей стратегическим ядерным оружием, и Индией, с ее полуторамиллиардным населением (и соответствующим размером рынка), с потенциалом экстенсивного роста как минимум на несколько десятилетий. Ресурсов двух этих стран вполне хватило бы для создания самодостаточного центра силы, способного конкурировать с двумя другими. Но в силу большей, чем у конкурирующих зон, демократичности этого ареала, к нему, с большой долей вероятности уже в первые же годы образования примкнут такие мощные страны как Бразилия, Иран, ЮАР и другие, которые роли сателлитов США или Китая предпочтут членство в третьей – независимой – зоне.

Таким образом, именно Россия сегодня является страной, способной бескровно восстановить глобальный баланс сил и спасти мир.

Конечно, новый мир возникнет независимо от участия России в его строительстве, но степень ее влияния в нем будет зависеть от степени ее активности на этапе его строительства. И оптимальной для нее ролью в миростроительстве была бы роль инициатора создания Третьей цивилизации, в случае возникновения которой Россия, при правильном позиционировании, обречена на статус ее неформального лидера.

Евразийская интеграция как путь к формированию третьего полюса силы

В силу целого ряда причин, самыми благоприятными условиями по инициированию и созданию третьей зоны обладает Россия. Главная из них – это ее статус лидера Евразийского экономического союза, на основе которого и можно будет создать третью зону. На пути к построению третьего глобального полюса силы необходимо активизировать работу по вовлечению в евразийский интеграционный процесс наших традиционных партнеров, ускорить подписание соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, начать соответствующие переговоры с Индией, Сирией, Ираном, Турцией объединениями МЕРКОСУР и «Боливарианский альянс» в Латинской Америке.

Совершенно очевидно, что евразийский интеграционный процесс должен преподноситься не как вещь в себе, то есть не как сугубо региональный проект с ограниченными целями и ограниченным числом участников, а как глобальный проект восстановления общего пространства развития веками живших вместе, сотрудничавших и обогащавших друг друга народов от Лиссабона до Владивостока и от Петербурга до Коломбо.

Для успеха проекта важен не только учет прагматических экономических интересов – не менее, а скорее даже более важным является идейный фундамент нового образования. Союз должен предложить реальную альтернативу сложившемуся мировому устройству, выдвинуть новую парадигму развития на основе иной системы ценностей.

В контексте цивилизационного выбора, а также позиционирования в общественном сознании, в поле общественного мнения тех или иных интеграционных группировок, объединений и других подобных образований именно вопрос о ценностях является ключевым, поскольку именно те или иные ценности непосредственно связаны с самоидентификацией социальных общностей, этносов, наций и цивилизаций. В немалой степени это и вопрос самоидентификации элит, от которого зависит развитие различных наций и тех интеграционных группировок, которые они образуют.

К сожалению, вопрос о ценностях евразийской интеграции пока еще очень слабо артикулирован, во многих аспектах – вообще не озвучен в явном виде, хотя некий особый ценностный цивилизационный код на евразийском пространстве несомненно существует объективно и органично по умолчанию.

На этом фоне представляется принципиально важным, чтобы формирующийся Евразийский союз явил миру альтернативный проект и систему ценностей, которые учитывали бы, с одной стороны, традиции народов, его населяющих, а с другой стороны, позитивный, а равно и негативный опыт других интеграционных проектов и центров силы, как в исторической ретроспективе, так и в современных условиях.

На наш взгляд, эта ценностная система должна включать в себя следующие компоненты и принципы:

— восстановление баланса между индивидуализмом и коллективизмом, между конкурентными и солидарными механизмами в обществе и экономике, между рынком и общинными отношениями;

— восстановление баланса между свободой и справедливостью, а также между свободой и ответственностью; свобода не должна пониматься как вседозволенность, а раскрепощение инициативы, которое не сопряжено с соблюдением социальной справедливости, ведет к общественному расколу, порождает отчуждение и становится фактором разрушения общества. Отрадно, что понимание важности этого вопроса наметилось у российских властей и элит. Нам представляется, что формулирование ясных перспектив и формирование социальных стандартов становится важным условием и фактором дальнейшего развития процесса евразийской интеграции;

— восстановление баланса между потреблением, потребительской моделью экономики и творчеством, созиданием, самореализацией – без которых дальнейшее развитие невозможно;

— восстановление баланса и гармонии в треугольнике власть-бизнес-народ, в том числе, и прежде всего, через прямое постулирование целей развития. Достижение согласия в этом треугольнике относительно целей развития является одним из базовых условий единения общества.

Примыкающий к этому вопрос – гармонизация отношений между трудом и капиталом, без чего долгосрочное развитие также представляется проблематичным.

Традиционным и вполне возможным для возрождения является культ созидания в противовес культу успеха любой ценой, культ достижений, трудовой этики, самораскрытия и развития личности через труд и творчество.

Человеконенавистнической доктрине неомальтузианства и воинствующих постмодернистских антиценностей ЛГБТ-сообщества должна быть противопоставлена нормализация демографической политики на основе библейских ценностей любви, сакральности брака, семьи для исполнения завета «Плодитесь и размножайтесь!».

Еще один важный компонент евразийской цивилизационной матрицы – развитие традиций уже давно существовавшей и существующей на территории нашего совместного проживания истинной мультикультурности в противовес искусственному мультикультурализму.

Прокламирование этих принципов и ценностей, их воплощение в жизнь является серьезной основой для того, чтобы сделать из Евразийского союза самостоятельный цивилизационный полюс, притягательный для здоровых сил в мире.

Если суммировать выше сказанное, идеологической основой объединения антивоенных, антифашистских и антиглобалистских сил в широкую коалицию, а также мировоззренческим основанием для нового миропорядка может стать концепция социально-консервативного синтеза, объединяющая систему ценностей мировых религий с достижениями социального государства и научной парадигмой устойчивого развития[4]. Эта концепция может быть использована в качестве позитивной программы для формирования глобальной антивоенной коалиции, которая должна предложить понятные всем принципы упорядочивания и гармонизации социально-культурных и экономических отношений в мировом масштабе.

Гармонизация международных отношений может быть достигнута только на основе фундаментальных ценностей, разделяемых всеми основными культурно-цивилизационными общностями. К числу таких ценностей относятся принцип недискриминации (равенства людей) и декларируемая всеми конфессиями любовь к ближнему без разделения человечества на «своих» и «чужих». При таком понимании эти ценности могут быть выражены в понятиях справедливости и ответственности, а также в юридических формах прав и свобод граждан. Исходя из такого понимания, можно устранить насильственные формы межрелигиозных и межнациональных конфликтов, перевести их в плоскость идеологически свободного выбора каждого человека. Это позволит нейтрализовать одну из самых разрушительных технологий американской стратегии ведения мировой хаотической войны – использование межконфессиональных противоречий для разжигания межрелигиозных и межнациональных вооруженных конфликтов, переходящих в гражданские и региональные войны.

Вовлечение конфессий в формирование социальной политики подведет под государственные решения нравственное основание. Это поможет обуздать дух вседозволенности и распущенности, доминирующий сегодня во властвующей элите развитых государств, восстановить понимание социальной ответственности власти пе

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев
Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее...