У ОПОЛЧЕНЦЕВ ВСЕГДА ОТЛИЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Захар ПрилепинЗахар Прилепин

-Я был на Донбассе трижды, сейчас собираюсь в четвёртый раз, до этого не был никогда, -рассказывает о своих поездках в Новороссию известный русский писатель, член Изборского клуба Захар Прилепин. — Русская ли земля? Это местным жителям решать. Судя по всему, они решили, что русская. Но по мне — и Киев — русская. В начале осени ещё было, признаюсь, странное ощущение: в среде ополченцев большинство составляли люди старшего поколения, за пятьдесят. То есть можно было подумать, что это «ностальгическая революция». Как сказали бы наши поганые оппоненты: «бунт совков». Но когда я приезжал в ноябре — ситуация изменилось резко: до 90 процентов ополчения составляют теперь местная молодёжь: от 18 до 30. То есть люди, никогда не видевшие Советского Союза, но жёстко отстаивающие свою русскую идентичность.

— Война в Донбассе отличается чем-то от чеченской войны?

— И да, и нет. Много схожего на уровне эмоциональном: я вдруг увидел огромное количество всё тех же, что и тогда, русских парней, которые очень свободно и весело расходуют свою жизнь. Которые, даже не умея об этом сказать, движимы, по сути, иррациональными побуждениями. Ну, зачем, скажите, парню из Нижнего или из Питера — Донбасс? А вот, видимо, за тем, зачем Ермаку была нужна Сибирь. Очевидное отличие от Чечни: у ополченцев в целом всегда отличное настроение — в Чечне было чуть подепрессивней. Объясняется это, в первую очередь, как я понял, тем, что в данном случае имеет место выбор личностный, глубоко демократический: они выбрали свою новую жизнь, свою свободу — и сделали на эту самую высокую ставку. Их никто туда не гнал — сами приехали. Или — встали, вышли из дома и взяли винтовку в руки. Ну и, наконец, что бы там не писали мои «правые» товарищи — подразделения ополченцев являют собой очень пёстрый интернационал. Мне тут отвечают, что в процентном отношении кавказцев там пять процентов или десять, я не вникал и не считал, мне всё равно. Но, знаете, одно скажу: я там тех же самых чеченцев или осетин встречаю ежедневно. Может, их там пять процентов — но они там на каждом, как говорится, углу. Что до чисто военных отличий — то тут ситуация почти обратная чеченской. В роли чеченцев — то есть, как тот же самый Пургин сказал, «городских партизан» — зачастую выступали как раз ополченцы. Изначально у них не было авиации, артиллерии тоже особой не было — но была страсть, бравада и ощущение родной земли под ногами. Это спасло ополчение летом. Сейчас, за год, ситуация сильно сравнялась — и хотя у ВСУ по-прежнему больше людей и техники, ополченцы перестали быть «полевыми» отрядами, а стали едиными фронтовыми подразделениями. То есть, по сути, в ДНР и ЛНР совершили стремительно то, что сделал в своё время Троцкий: создали свою армию.

— Если Новороссия все же состоится, это должно быть самостоятельное государство или она должна войти в состав Российской Федерации?

— Да без разницы. Лишь бы не стреляли больше. Новороссия состоится, а дальше будет неизбежно расширяться. До своих разумных пределов. Но будет. Никакой «антимоскальской» мрази покоя не будет ещё долго. Да они и сами не успокоятся.

По материалам портала Украина.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ
Захар Прилепин
Захар Прилепин (настоящее имя — Евгений Николаевич Прилепин; р. 1975) — российский писатель, общественный и политический деятель. Заместитель главного редактора портала «Свободная мысль». В 2014 году по многим рейтингам признан самым популярным писателем России. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...