КАК КИТАЙ БУДЕТ ВЫХОДИТЬ ИЗ КРИЗИСА – НЕПОНЯТНО

Михаил ХазинМихаил Хазин

Есть структурные проблемы США и есть аналогичные проблемы Китая. Напомню, что в США структурные диспропорции выражены, в первую очередь, в несоответствии расходов домохозяйств их доходам , в Китае — в наличии двух различных секторов экономики, экспортном (около 350 миллионов человек) и внутреннем (около миллиарда). Напомню, что все последующие рассуждения носят оценочный характер. Нас интересует, насколько совпадут порядки явлений. Напомню, что в США разница между расходами и реально располагаемыми доходами домохозяйств составляет примерно 3 триллиона долларов. Наиболее подробно это описано здесь: http://worldcrisis.ru/crisis/1136733.

Суть дела в том, что средний доход экспортного сектора в Китае составляет порядка 1000 долларов в год на человека — что обеспечивает уровень жизни в рамках нижней границы «среднего» класса на Западе (или 70-х годов у нас) — то есть отдельную квартиру на семью в городе, машину и некоторые другие блага. А вот средний доход во внутреннем секторе — порядка 150 долларов в месяц на человека, то есть в 6 раз меньше.

По мере развития кризиса в США и падения там совокупного спроса, экспортные возможности Китая резко упадут, нужно будет переходить на поставки на внутренний рынок. Собственно, Китай давно пытается этим заниматься, но пока он делал ставку на кредитование внутреннего сектора экономики, чем только раздувал финансовые пузыри. И этот вариант практически исчерпан. Значит, нужно как-то нивелировать разницу между себестоимостью внешнего сектора и доходами внутреннего.

Доходы внешнего сектора можно сократить, грубо говоря раза в три, то есть снизить зарплаты до уровня дохода в 300 долларов в месяц. Это переведет жизнь китайских граждан в ситуацию СССР 50-х годов, то есть семьи будут жить в коммуналках и ездить на общественном транспорте. Но — в городах. Снижать зарплату больше невозможно — это уже означает жизнь в бараках в поселках городского типа, на это «средний» класс Китая не согласится.

Значит, еще в два раза нужно увеличить доходы китайской деревни. Со 150 до 300 долларов в месяц. И вот как это сделать — совершенно непонятно, потому что для этого нужно в два раза повысить производительность труда. Сделать это не проблема — но куда девать высвобождающиеся при этом рабочие руки в количестве 500 000 000 человек? Повторю еще раз, словами — пятьсот миллионов человек. Ясное дело, что сделать это невозможно, так что как Китай будет выходить из кризиса — большой вопрос, но дело не в этом.

Если оценить масштаб проблемы, то мы увидим, что он равен 1 миллиарду человек, которым нужно увеличить доход на, примерно, 2000 долларов в год. То есть, масштаб проблемы — около 2 триллионов долларов в год. Что отлично согласуется с цифрой структурных диспропорций в США.

Отмечу одно важное обстоятельство: я здесь говорю о доходах на одного человека. Если говорить о зарплатах, то картина получается куда более сложная, поскольку труд в китайской деревне, зачастую, не монетизирован, поэтому зарплаты далеко не так полно отражают картину реальных доходов, в отличие от городов. Кроме того, в тех же городах китайская статистика дает достаточно искаженную картину (собственно, не только китайская) и разбираться в ее тонкостях — дело достаточно сложно. А вот средний месячный доход — оценивается достаточно легко, просто по уровню жизни. В частности, цифры 150 и 1000 я неоднократно слышал от разных экспертов, как оценку среднего дохода на человека в соответствующих секторах экономики.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...