О МАСШТАБАХ КРИЗИСА В РЕАЛЬНОМ СЕКТОРЕ

Михаил ХазинМихаил Хазин

Сегодняшняя мировая экономика представляет собой единую систему разделения труда с центром в США. Любые продажи в мире осуществляются только потому, что их цепочка в конце концов заканчивается конечным спросом — то есть таким, который не предполагает дальнейшей перепродажи (в том числе — переносом стоимости), а использует продукт или услугу для собственного потребления. Конечных потребителей в мире всего два: это домохозяйства и государство. И резкое сокращение одного из источников продаж крайне негативно отразится на всей экономике в целом.

Рассмотрим здесь для примера пресловутую «сланцевую революцию» в США. Это действительно серьезная экономическая реформа, ставящая своей целью снижение энергетических затрат производителей и стимулирование экономики за счет кредитов в энергетический сектор. Однако все не так просто. Конечной целью этой реформы было не краткосрочное стимулирование — поскольку кредиты ведь отдавать нужно, а рост доходов домохозяйств за счет создания новых рабочих мест и снижения издержек (то есть понижения цен). Иначе смысла во всей этой деятельность просто нет — у предприятий, которые взяли кредиты на развитие новых технологий в энергетике не будет возможности снизить отпускные цены, им же нужно эти кредиты возвращать.

Так вот, данные по конечному спросу и доходам домохозяйств показали, что они, в общем, не растут. Смысл оговорки в том, что официальная статистика показывает небольшой рост (который совершенно недостаточен для решения структурных проблем несоответствия доходов и расходов), но даже учет реальной инфляции показывает уже спад. А это говорит о том, что реформа, с точки зрения достижения глобальных экономических целей — провалилась.

Разница в 25% между расходами домохозяйств и и доходами колоссальна. Я довольно много объяснял, за счет каких ресурсов эта разница поддерживалась и почему сегодня эти механизмы работать перестают, прочитать об этом можно, например, здесь: http://worldcrisis.ru/crisis/1136733 , http://worldcrisis.ru/crisis/1060229 . Но с точки зрения выводов, главное — в другом. А именно — почему все-таки кризис будет таким мощным?

А дело в том, что снижение спроса вызывает и снижение доходов (поскольку закрываются производства и продажи), что, в свою очередь, вызывает спад спроса и так дальше,по спирали.

А вот теперь посмотрите на реальный сектор, который, собственно, и производит то, что мы, в основном, потребляем. Норма прибыли там минимальная, постоянные издержки довольно высоки, долговая нагрузка колоссальная — и как такие предприятия могут выжить в условиях снижения доходов на десятки процентов, я себе даже представить не могу. Ну хорошо, самые крупные, транснациональные корпорации, могут, например, сократить свои расходы на исследования — но так они же, в основном, делались на кредитные деньги под будущие доходы. А собственно производство …

В общем, какой конкретный элемент экономической структуры я не рассматривал, ни один не сможет сегодня выдержать падения доходов даже не в два раза, а всего-то на 20-30%. То есть, конечно, можно прятать голову в песок и считать, что «все будет хорошо», как это продемонстрировали «эксперты» на последнем Форуме в Астане, но суть-то проблемы от этого никуда не денется!

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...